Новый пост
Свободная
история
Без вымысла

Проект 1917 — это события, произошедшие сто лет назад и описанные их участниками. Только дневники, письма, воспоминания, газеты и другие документы

Сидим все четверо у себя в халупе. Входит пехотный поручик, как после оказалось, комендант д. Кизия, которая принадлежит не нашей дивизии, а 21-й. Он пришел заявить, что N полк должен быть расквартирован в Кизии и чтобы мы освободили лишние, не принадлежащие нам халупы. Но куда же мы денемся?! Наша батарея стоит рядом! Уже солдатам на зиму выстроены землянки и построены конюшни! Мы занимаем ведь только три халупы: офицерская квартира, резерв с денежным ящиком и телефонистами и канцелярия!

Комендант переписывает номера занятых нами помещений. В это время открывается дверь и голос: «Разрешите войти?» Входит рослый детина, здоровяк, весь вооруженный, с карабином — это наш разведчик Глухов. Громким голосом выпалил следующую фразу: «Господин поручик! Пехота отнимает у нас халупу, хотя мы пришли раньше. Мы их перестреляем, господин поручик!» Читать далее

Забавный Вергилес. Он ехал верхом и на пути увидел мальчишку, несущего трепещущего зайца (последний был загнан собакой).

— Что, продаешь? — спрашивает Вергилес.

— Продаю.

— Почем?

— Рупь.

— Что дорого? —и протягивая руку с лошади, он просит мальчишку показать зайца. И только он его принял, как заяц зашевелился и завизжал, а лошадь испугалась и понеслась. Вот положение: в одной руке поводья, в другой — рвущийся заяц, позади кричит мальчишка (он вообразил, что офицер нарочно с ним проделал эту штуку), а лошадь не разбирая дороги мчится по полям.

Вдруг заяц с испугу ли, со страху ли, но начал испражняться прямо на седло… Тут только Вергилес очнулся и сообразил бросить зайца.

«Я бы ему два рубля дал, чтобы этот проклятый мальчишка мне не встречался. Все брюки испортил!» — говорил обиженный Вергилес по приезде.

Каких курьезов на свете не бывает!

Приехал солдат, телефонист Бойко. Он был отпущен на 1 месяц, а пробыл 1,5. Входит в нашу комнату. Командир резко его спрашивает о причинах просрочки, тот отговаривается пустяками и вдруг заявляет: «Я привез 6 фунтов табаку по 15 рублей!»

Мы сидели без табаку, и эти слова нас поразили неожиданностью: никто не думал из нас, что табак нам явится как бы сам собой. Вот вообразите положение комнадира, который должен изругать этого солдата, предать суду, а тот вам преподносит так нужный нам табак. Не подумаете ли вы, что командир и офицеры откажутся от табака?!

Вчера был на наблюдательном пункте. Ночью южнее Нивра была довольно сильна стрельба. Видел световые сигналы. Второй раз иду на наблюдательный пункт и оба раза дождь: грязь, уныло, скучно.

«Повторочка». Мыши и блохи.

Бой в Добрудже. Рота N полка уже готова двинуться из окопов в атаку. Солдаты спешно надевают на себя сумки, укладывают все, что необходимо носить при себе, берут в руки ружья. Вот и команда: «Вперед!» Быстро вылезают на бруствер и бегут к неприятелю. Слышатся голоса: «Ну, ну, идем, идем; все равно одна смерть!»

Один солдатик что-то замешкался, складывая в сумку свои пожитки. Держа в руках краюху хлеба, он неподвижно в раздумьи смотрит на нее, но потом вдруг быстро кладет хлеб на край окопа, говоря: «К чему он мне. К чему!» Взваливает котомку на плечи, хватает ружье и стремительно выбегает из окопа. Он пошел в атаку на смерть.

На позиции стоял артиллерийский взвод. Неожиданно он подвергся сильному обстрелу наступающего противника. Подали и уже начали отъезжать, как в одну запряжку упал снаряд. Страшный взрыв бомбы — и вот шесть лошадей пали, два ездовых оказались мертвы, а один весь изуродованный, без ног и руки — еще жив. Поручик Мей, упавший от силы взрыва недалеко, поднялся и подходит к месту катастрофы; смотрит на убитых и вдруг замечает смертельно бледное лицо тяжело раненого с какими-то неестественно пристально смотрящими на него глазами, выражающими неодолимую тоску, и слышит тихий-тихий жалобный голос: «Ваше благородие! Спасите! Ваше благородие! Спасите! Ваше бла…» Он умер. Это был солдат Урлик.

Все почти вечера проводим в рассказах о войне и политике. Разденемся и лежа на кроватях болтаем по несколько часов; бывали случаи, когда так укладывались с 7 часов, ибо на улице темно (да и в комнате не ахти как светло с одной свечкой). Делать обыкновенно вечерами нечего.

Иногда читаем какую-нибудь дребедень — что попадает под руку.

Нет до сих пор у солдат зимнего обмундирования, многие почти без сапог; да и летнего, впрочем, нет тоже — нельзя сменить разорванную рубашку.

Вообще, солдаты утомлены той скотской жизнью, которую приходится вести на войне: ведь изо дня в день все одно и то же, в земле, как кроты, в грязи, как свиньи, да еще ни хорошей пищи, ни одеяния. Но все же вот они пошли бы вперед, как герои, если бы была вера в победу, если бы было тепло и сытно, если бы был создан хотя бы намек на настроение или подъем духа, как это у немцев. Все они недовольны тылом, грустят по семьям, да и беспокоятся (да и как не беспокоиться?!); не были по 1,5-2 года у себя дома, да и отпуска сейчас совсем прекратились.

Как могут они быть спокойны, когда в тылу не на что жить, когда там рабочие дерут за все!

Утром около 12 часов неприятель вдруг стал стрелять по одной линии с нашим наблюдательным пунктом, левее — 100 сажень. Думал, что открыл нас, но оказывается вел просто пристрелку.

Сейчас купили у команды пехотного полка 21-й дивизии корову, которую они поймали в Карпатах; теперь же они нам ее продали за 400 р. Командир Новадовский уже здесь (где не было боев) просил доктора дать ему свидетельство о ранении, чтобы получить нужное ему старшинство, не будучи раненым. Такое явление не есть исключительное; при плохом докторе оно очень распространено. Меня офицеры уверяли, что полковники и даже генералы весьма часто имеют незаслуженные нашивки, а также боевые ордена. Здесь солдаты сознаются, что воевать не хочется, потому что нет настроения, нет подъема духа, нет уверенности в победе, в противоположность немецким солдатам.

Пропали у нас 4 лошади; солдатам приказано их искать и найти. Через 3 дня солдаты заявили, что они нашли каких-то четырех лошадей (конечно, чужих).

  1. Капитан 4-й бат. 64 ар. бриг. Ильяшенко, по рассказам поручика Исаева, здоровался с солдатами: «Здорово, паршивцы!».
  2. Капитан Деспилер в Добрудже ставил солдат под ранцы на передовых позициях.
  3. Капитан Ильяшенко посылал (за провинность) 6 солдат за германской винтовкой: пришли 2 здоровых, 2 раненых, а двух убило.
  4. В Добрудже солдат купил за 2 копейки (бумажных) два барана, говоря, что это 2 франка…
Возраст: 25
Звание: прапорщик артиллерии

В этот день:

+9
В Петрограде
-1
В Москве