Новый пост

Встал поздно. Доклад продолжался полтора часа. В 2½ заехал в монастырь и приложился к иконе Божией матери. Сделал прогулку по шоссе на Оршу. В 6 ч. пошёл ко всенощной. Весь вечер занимался.

Спал долго и крепко. Проснулся далеко за Двинском. День стоял солнечный и морозный. Говорил со своими о вчерашнем дне. Читал много о Юлии Цезаре. Читать далее

Граждане!
Сегодня рушится тысячелетнее «Прежде».
Сегодня пересматривается миров основа.
Сегодня
до последней пуговицы в одежде
жизнь переделаем снова.

Здесь все по-прежнему — надоело все всем. Единственно, что меня занимает, кроме лошади и шахмат, — мысль об отпуске, который я оттягиваю отчасти из-за того, чтобы использовать его лучше (увидеть Любу, которая, кажется опять уехала в Москву...). Читать далее

За чей-то чужой интерес
Стрелял я в мне близкое тело
И грудью на брата лез.
Я понял, что я — игрушка,
В тылу же купцы да знать,
И, твердо простившись с пушками,
Решил лишь в стихах воевать.
Я бросил мою винтовку,
Купил себе «липу», и вот
С такою-то подготовкой
Я встретил 17-й год. Читать далее

Вижу статного офицера с Георгием в петлице. Он окружен со всех сторон, окружен вплотную, точно в тисках. Он побледнел, но спокоен. Ни один мускул лица не дрогнул; он холодным презрительным взглядом прямо в лицо смотрит на негодяев, и чувствуется, что с таким же холодным презрением он будет смотреть и на смерть. Оружие от него отняли. Читать далее

После стольких роз, городов и тостов —
Ах, ужель не лень
Вам любить меня? Вы — почти что остов,
Я — почти что тень. Читать далее

Будет то же самое, что было во Франции во время Великой революции, будет, может быть, хуже.

В безвыходные минуты мы всегда склонны принимать новое за светлое.

Серый день и оттепель. Утром погулял с Валей Долгоруковым три четверти часа. Теперь много времени читать для своего удовольствия, хотя достаточное время тоже сижу наверху у детей. У Марии всё сильный жар продолжается, – 40.6. У АнастасииМладшая дочь Николая II осложнение с ушами, хотя ей вчера сделали прокол правого уха. Днём погулял по всему парку.

По пустынной улице бежал навстречу нам человек. При слабом свете уличного фонаря я заметил, что он был без шапки, в одной косоворотке и босиком. В руке он держал сапожную колодку.

Человек бросился к нам.

— Милые! — закричал он и схватил меня за руку. — Слыхали? Нет царя! Осталась одна Россия.

Хотелось бы сообщить что-нибудь радостное, да нет ничего!

Ильич не спит ночи напролет. Сегодня ночью говорит: «Знаешь, я могу поехать с паспортом немого шведа». Я посмеялась. «Не выйдет, можно во сне проговориться. Приснятся ночью кадеты, будешь сквозь сон говорить: сволочь, сволочь. Вот и узнают, что не швед». Во всяком случае, план ехать с паспортом немого шведа был более осуществим, чем лететь на каком-то аэроплане. Ильич написал о своем плане в Швецию ГанецкомуРеволюционер, большевик.

Вчера на Тверской общее внимание привлекло необычное шествие: по улице важно выступали два слона и верблюд из музея известного клоуна Владимира Дурова. На слонах были укреплены плакаты с надписью: «Да здравствует народное представительство, армия и флот. Мы победили врага внутреннего, победим и внешнего».

Позади слонов ехал на колеснице стоя сам Дуров с красной лентой через плечо.

Чтобы видел ты воочью
Женскую красу,
Я тебе сегодня ночью
Сердце принесу.

читать дальше

Я считаю женщину интересной, когда в ней сочетаются нежная душа и красивое тело женщины, с умом и сердцем мужчины.

Нельзя, чтобы внуки и внучки наши, слушая сказку «О Иване Царевиче и сером волке», понимали, что такое «волк», но уже не понимали, что такое «царевич». И слушая «...в тридесятом царстве, за морем, за океаном», не понимали, что такое «царство». И вообще, без «царя», «царства» и «царевича» русской сказке так же не быть, как русской песне не быть без «чернобровой девицы». И они почувствуют через 3–4 поколения, что им дана не русская история, а какая-то провокация на место истории, где вместо «царевичей» и «русалок» везде происходит классовая борьба.

статья

Большое интервью с убийцей Распутина

Самодержавие приказало долго жить. Оно отошло тихо, почти незаметно, без борьбы, не цепляясь за жизнь — даже не пытаясь сопротивляться смерти. Так умирают только очень старые, вконец истощенные организмы; они не больны, с ними ничего особенного не случилось, но организм износился, они уже жить не способны. Дрова сгорели, огонь погас. «Умер от слабости», — говорит народ.

Покойника отпели. Наследники, Милюковлидер партии кадетов, Керенскийпремьер-министр и Компания, приступили к созданию новой, свободной России.

Вечером, заняв свое обычное место и слушая румынский оркестр, я заметила, что ИмператрицаРоссийская императрица, жена Николая II особенно грустна. Собравшись с духом, я наклонилась вперед и озабоченно прошептала:

— Ваше Величество, почему Вы сегодня так грустны?

Государыня повернулась и посмотрела на меня:


— Почему Я грустна, Лили? Я и сама не знаю, но музыка Меня угнетает. Надрывает душу. 


В тот же вечер Анна Вырубова Лучшая подруга императрицыпо своей детской наивности заявила: Читать далее

Устал безмерно.

Бесценное, любимое сокровище! Стачки и беспорядки в городе более чем вызывающи. Это хулиганское движение, мальчишки и девчонки бегают и кричат, что у них нет хлеба просто для того, чтобы создать возбуждение, и рабочие, которые мешают другим работать. Если бы погода была очень холодная, они все, вероятно, сидели бы по домам. Но это все пройдет и успокоится, если только Дума будет хорошо вести себя. Читать далее

 

С вокзала я еду на извозчике домой. Я еду мимо Зимнего дворца. Вижу на дворце красный флаг. Я вижу кругом радость и ликование. 

Моя книга «Облако в штанах» была послана в цензуру под первоначальным названием «Тринадцатый апостол». Помещаю из этой изуродованной в первом и кастрированной во втором издании книги — 75 строк. Читать далее

Всеподданнейше доношу ВАШЕМУ ВЕЛИЧЕСТВУ, что народные волнения, начавшиеся в Петрограде, принимают стихийный характер и угрожающие размеры. Основы их — недостаток печеного хлеба и слабый подвоз муки, внушающий панику, но главным образом, полное недоверие ко власти, неспособной вывести страну из тяжелого положения. На этой почве несомненно разовьются события, сдержать которые можно временно ценой пролития крови мирных граждан, но которых при повторении сдержать будет невозможно. Читать далее

Прибежала женщина: «Разведите меня с мужем». Я унтер-офицер, начальник броневого автомобиля, у меня машина и пять человек команды. Как я могу разводить? «Но ведь революция, я давно хлопочу».  Мы подумали всей командой и решили развести женщину; выдали удостоверение в том, что она разведена именем революции. Читать далее

Когда я позавтракала и пошла в гимназию, то оказывается, что всю гимназию уже распустили, т. к. в Москве беспорядки, по улицам ходят толпы народа, что-то кричат и поют: на Воздвиженской площади юнкера даже стреляли холостыми снарядами в народ, народ недоволен на нашего государя и, наверное, наш царь отречётся от престола, и тогда у нас будет республика, как во Франции. Читать далее

«Министром пропаганды» я не стал, но Временное правительство, быть может, чтобы позолотить пилюлю, позвало меня на одно заседание. Керенскийпремьер-министр предложил отменить смертную казнь. Отмена смертной казни во время войны, когда люди гибнут тысячами и не может быть другого наказания, было нечто невиданное в летописях истории. Наполеон говорил: «Если армия взбунтуется, то надо расстрелять половину, чтобы спасти остальных». Мы как раз были в полосе военного бунта. Однако никто не возражал, и я тоже. Я только спросил Керенского:

— Александр Федорович. Предлагая отмену смертной казни, Вы имеете в виду вообще всех? Вы понимаете, о чем я говорю? Читать далее

Любимый, драгоценный, свет моей жизни, Грамотин и СоловьевМолодые офицеры Гвардейского Экипажа Грамотин и Соловьев были направлены к Николаю II, о местонахождении которого в Александровском дворце никто не знал. едут с двумя письмами. Надеюсь, что один из них, по крайней мере, доберется до тебя, чтобы передать тебе и получить от тебя вести. Больше всего сводит с ума то, что мы не вместе. Зато душой и сердцем более чем когда-либо. Ничто не может разлучить нас, хотя они желают именно этого и потому-то не хотят допустить тебя увидеться со мной, пока ты не подписал их бумаги об отв. мин. или конституции. Кошмарно то, что, не имея за собой армии, ты, может быть, вынужден сделать это. Но такое обещание не будет иметь никакой силы, когда власть будет снова в твоих руках. Они подло поймали тебя, как мышь в западню, — вещь, неслыханная в истории. Читать далее

В этот день:

-17
В Петрограде
-20
В Москве