Новый пост
Свободная
история

Михаил Алексеев

Страна должна испытать всю горечь своего падения и подняться из него рукой Божьей Помощи, чтобы потом встать во всем блеске своего богатейшего народного нутра.

Без вымысла

Проект 1917 — это события, произошедшие сто лет назад и описанные их участниками. Только дневники, письма, воспоминания, газеты и другие документы

Приехал в Новочеркасск, имея в виду не только найти временный приют, но и начать работу, если только это окажется возможным. Читать далее

По прибытии в Новочеркасск генералу АлексеевуНачальник штаба Верховного главнокомандующего, с 24 марта 1917 года - Верховный главнокомандующий с первых же шагов пришлось убедиться в том, насколько обстановка на Дону сложнее той, которая, может быть, и ему рисовалась до приезда. Донской атаман ген. Каледин принял Алексеева дружественно, но просил его сохранять инкогнито. Алексеев жил в вагоне на вокзале. Для офицеров, юнкеров и кадет, бежавших из Москвы и Киева, было предоставлено помещение в городе, но средств не было никаких. Алексеев вынужден был занять у местного богача Парамонова на короткое время 50 тысяч и был рад получить первые две тысячи с этой суммы, чтобы начать кормить кадры будущей армии.

Уезжает в Новочеркасск

Размахивая всеми своими бумагами и документами, я добрался до двери в галерею прессы. Здесь меня остановил огромный улыбающийся матрос. Я показал ему пропуск, но он ответил: «Хоть бы вы были сам святой Михаил, прохода нет, товарищ». Сквозь дверное стекло я разглядел расстроенное лицо и жестикулирующие руки запертого внутри французского корреспондента.

Вблизи стоял невысокий, седоусый человек в генеральской форме, окруженный кучкой солдат. Лицо его было очень красно.

«Я генерал АлексеевНачальник штаба Верховного главнокомандующего, с 24 марта 1917 года - Верховный главнокомандующий! – кричал он. – Как ваш начальник и как член Совета Республики, приказываю вам пропустить меня!»

Часовой чесал в затылке и беспокойно косил во все стороны, наконец, мигнул подходившему офицеру, который очень взволновался, узнав, кто с ним говорит, и начал с того, что взял под козырек.

«Ваше высокопревосходительство, – забормотал он, как будто бы дело было при старом режиме, – вход во дворец строжайше воспрещен... Я не имею права...»

Никогда еще не охватывала мою душу такая давящая тоска, как в эти дни какого-то бессилия, продажности, предательства. Все это особенно чувствуется и остро переживается здесь, в Петрограде, ставшем осиным гнездом, источником нравственного, духовного разложения государства. Как будто по чьему-то приказу, исполняя чей-то предательский план, власть в полном значении слова бездействует и ничего не хочет «делать», зато говорения бесконечно много. Читать далее

Завтра, в воскресенье, назначено грандиозное мо­ленье казачьих частей с крестным ходом. Завтра же «день Со­ветов» (не «выступление», ибо выступление назначено на 7-е, однако «экивочно» обещается и раньше, если будет нуж­но). Казачий ход, конечно, демонстрация. Ни одна сторона не хочет «начинать». И положение все напряженнее — до невы­носимости. Читать далее

В сущности это увлечение фразами, словами, обещаниями, стремление обойтись компромиссами есть общее наше русское горе, ибо этим заражено все: и та лавочка, в которой я нахожусь сейчас, и те подлавочки, которые из нее выделяются для разработки вопросов. Читать далее

Канатная танцовщицапремьер-министр опять проплясала на канате в Совете Республики, вызывая аплодисменты. Пущены были идеализм и чувствительность, и успех был обеспечен. Трезвые и дельные указания в речи ген. АлексееваНачальник штаба Верховного главнокомандующего, с 24 марта 1917 года - Верховный главнокомандующий, по‑видимому, прозвучали понапрасну. Мечты о «добровольной» дисциплине солдат, сознательно идущих в бой, конечно, вздорные мечты. Может быть, это будет лет через сто, а теперь говорить об этом рано.

Вчера состоялось второе заседание Совета Республики. Опять речи Керенскогопремьер-министр, Верховскоговоенный министр Временного правительства, Вердеревского, АлексееваНачальник штаба Верховного главнокомандующего, с 24 марта 1917 года - Верховный главнокомандующий, Мартовалидер меньшевиков-интернационалистов и др. А по поводу их длинных и похожих на сказанные в других бесчисленных заседаниях речей — длинные и тоже не нового содержания газетные статьи. Так вот и проводим время. Они говорят, а мы читаем, немец же все напирает. Читать далее

Совет республики, величаемый предпарламентом, все-таки открылся. Мы изжились, мы, по-видимому, испробовали все средства, как бы убедились в их непригодности… Ни малейшего подъема духа, ни тени воодушевления, ни капли кипучей энергии. Серо, бледно, заурядно, истерично звучала речь Керенскогопремьер-министр, бледны были слова заранее намеченного председателя АвксентьеваПублицист, ничего не расслышал, что говорила временная председательница Брешко-БрешковскаяБабушка русской революции. Если так пойдет работа Совета, то из недр его не забьет тот ключ воды живой, который мог бы оживить больной, тяжко больной организм России… Читать далее

Не могу сказать тебе, чтобы я чувствовал себя хорошо; не знаю, может быть, наладится работа Совета, захватит, почувствуется, что это нужно, что пойдем к какой-то цели. Пока этого сознания нет, и это угнетает меня и не дает той бодрости, с какой и привык подступать к делу. Как-то мелко, политикански тянется все, и в этом политиканстве уже утонуло все святое на Руси, а стряхнуть с себя все мы не можем.  

Советом московского совещания общественных деятелей вы избраны представителем в Совет Российской республики.  

Совещание в Могилеве. Утром — по оздоровлению армии. От 4-х дня вопросы — идти ли нам на компромисс и мир или же тянуть войну и быть готовыми даже к катастрофе?

Резюме Керенского: у нас формула без аннексий и контрибуций — в пользу нас или вред центральных держав. Теперь такой фазис, что нужно показать вид, что мы готовы к продолжению войны.

Глубокоуважаемый Борис Алексеевич!

Теперь, когда Вы и редакторы других газет честно и бесстрашно сказали свое слово, привлекли внимание русских людей к «делу Корнилова», я могу говорить спокойнее. Родилась вера в то, что безнаказанно беззаконие совершиться не может. Читать далее

В газете «Солдат-гражданин» помещен доклад о ходе следствия над Корниловым. Приводим некоторые отрывки из этого доклада. Читать далее

Возраст: 60
Живет в: Могилев
Интересы: военное дело, история военного дела, преподавание
Должность: главнокомандующий армиями Северо-Западного фронта, начальник штаба Верховного главнокомандующего, с 24 марта 1917 года - Верховный главнокомандующий
Звание: генерал-адъютант

В этот день:

+1
В Петрограде
-6
В Москве