Новый пост
Свободная
история
Без вымысла

Проект 1917 — это события, произошедшие сто лет назад и описанные их участниками. Только дневники, письма, воспоминания, газеты и другие документы

В политике продолжается каша. Слухи о провокации не умолкают. Сегодня слышал от СавинаРеволюционер, публицист, что НекрасовТоварищ председателя IV Государственной думы, инженер — один из главных провокаторов. Ясно, что среди лиц, захвативших власть, так же мало честных людей, как и среди народа и общества. Совет университета; у всех, с кем пришлось говорить — настроение подобное моему. Выясняется, что часть студенчества решает сорвать учебный год. Воздержание от дела остается главным занятием русского человека; как-то придется с ними бороться.

В Москве назначено было в августе совещание всех общественных сил. Совещание это обнаружило одно — всю несостоятельность и общественных сил, и правительства. Корнилов это понял и заставил понять и Керенского. Вскоре после этого совещания между Корниловым, Керенским и военным министром Савинковым состоялось соглашение: Корнилов двинет часть войск в Петроград; большевики будут ликвидированы; власть в руки возьмет директория из трех лиц — Корнилов, Савинков и Керенский. Вследствие этого соглашения корпус Крымова с ведома Керенского был двинут в Петроград, но в последнюю минуту Керенский струсил, предал своих союзников, отрешил Корнилова от должности и приказал его арестовать.

По городским разговорам все более выясняется, что в основе авантюры КорниловаГенерал, Верховный главнокомандующий лежит провокация, в которой замешаны, по-видимому, КеренскийПредседатель Временного правительства, СавинковРеволюционер, публицист. Россия становится похожа на Мексику. Интересный разговор с Яковлевым. Он был в Могилеве и готовил аграрную программу для Корнилова, состоящую в наделении землей солдат в собственность. Он указывает на ЗавойкоЖурналист, адъютант генерала Лавра Корнилова и, быть может, Аладьина как на главных авторов дела. Корнилов, по его впечатлению, привлекательный солдат, но не политик, а младенец в политике. В военную и политическую часть замысла он не был посвящен, и уехал за день до выступления. По его мнению, Львов сыграл здесь темную и глупую роль.

Что касается центрального вопроса всего «дела Корнилова», т. е. вопроса об участии в «заговоре» самого КеренскогоПредседатель Временного правительства, то должен сказать с полною определенностью, что разговоры с СавинковымРеволюционер, публицист не оставляли во мне ни малейшего сомнения, что предстоящий переворот подготовляется с ведома и согласия министра–председателя. Зная Керенского, я, конечно, понимал, каких мук должно было ему стоить согласие на задуманное дело, но загипнотизированный твердою уверенностью Савинкова, что Керенский наконец–то понял, что, кроме сговора с КорниловымГенерал, Верховный главнокомандующий, ему никакого выхода не остается, я выезжал в Ставку с доброй надеждой на благополучный исход. Читать далее

На Петроград двинулся генерал КорниловГенерал, Верховный главнокомандующий, чтобы провозгласить себя военным диктатором России. За его спиной неожиданно обнаружился бронированный кулак буржуазии, дерзко попытавшейся сокрушить революцию. В заговоре Корнилова были замешаны некоторые министры-социалисты. Сам Керенский был под подозрением. Читать далее

Ген. КорниловГенерал, Верховный главнокомандующий шансов на успех не имел. Всадники Туземной дивизии, узнав о том, что их ведут против Временного правительства, начинали брататься со стрелками Царскосельского гарнизона; казаки посылали с дороги депутатов в штаб округа с изъявлениями верности КеренскомуПредседатель Временного правительства; петроградские заговорщики не подавали признаков жизни; словом, даже при отсутствии стойких частей Петроград не трудно было оборонить. Не Керенский, не Ц. И. К., не рабочие, не матросы, не штаб округа, не Царскосельские стрелки отразили выступление ген. Корнилова. Оно, докатившись до Царского Села, обессилело и распалось само собой. Это следовало предвидеть, как в ставке, так и в Зимнем дворце.

Мне удалось настоять на своевременной рассылке извещения о бунте КорниловаГенерал, Верховный главнокомандующий по гражданскому и железнодорожному телеграфу, в то время как СавинковРеволюционер, публицист умышленно задержал отсылку такового же извещения по военному радио. По-видимому, этот мой шаг сыграл некоторую роль в быстрой ликвидации бунта. Этого мне не могли простить корниловцы и милюковцы. КеренскийПредседатель Временного правительства нашел этот момент удобным, чтобы пожертвовать мною и удовлетворить наконец мою многократную просьбу об отставке из Временного правительства.

Ушел с поста генерал-губернатора Петрограда

В дни небывалых бедствий и несмываемого позора, накануне перелома настроения армии и в период нового строительства ее для возрождения боеспособности и мощи самому сердцу России, ее армии, безумной рукой наносится новый и, быть может, смертельный удар. В Петрограде вновь подняли голову немецкие наемники-большевики и шпионы; власть их растет ежечасно, и в последние дни они совершенно опутали сетью своих интриг и козней всех членов Временного правительства и подчинили их своей воле. Читать далее

Генерал Корнилов получил по телеграфу предписание министра-председателя сдать верховное командование армии генералу Лукомскому до назначения нового Верховного главнокомандующего, а самому выехать в Петроград. Телеграмма эта, шедшая вразрез с имевшими место только еще накануне переговорами по прямому проводу, произвела на всех впечатление разорвавшейся бомбы. Создалось убеждение, что данное уже обещание приехать в понедельник, как и весь разговор со Львовым, есть или провокация, или совершенно непонятный поворот правительства в сторону большевизма. Атмосфера в Ставке стала очень напряженной. Вся предшествовавшая обстановка создавала убеждение, что решение вопроса стало безотлагательным, и вдруг все переменилось, а главное, рушилась последняя надежда на вывод России и армии из безвыходного положения. Стало очевидно, что времени терять при таких условиях нельзя, и перед всеми потому с особенной остротой стал вопрос: подчиняться дальнейшим распоряжениям Корнилова или не подчиняться. Читать далее

Назначен генерал-губернатором Петрограда

В девять часов нам объявили, что комиссар КеренскогоПредседатель Временного правительства по фамилии Кузьмин в сопровождении десятка конвойных желает говорить. Кузьмин вынул из кармана три бумаги, которые он прочел последовательно каждому из нас. Там было сказано, что ввиду возможных волнений и приближения генерала КорниловаГенерал, Верховный главнокомандующий в целях монархической реставрации Временное правительство сочло нужным взять под домашний арест (следовало имя каждого из нас) и что царскосельскому гарнизону поручено нас охранять. Великий князь взял бумагу и посмотрел подпись: «Генерал-губернатор Петрограда Борис СавинковРеволюционер, публицист». Итак, это проклятое существо, которое приказало убить брата великого князя, принималось теперь за него самого и его семейство. 

Я знаю, ведь уже с первого момента всем видно было, что НЕТ НИ­КАКОГО КОРНИЛОВСКОГО МЯТЕЖА. Я фактически не знаю, что говорил Львов, и вообще не знаю (кто знает?) этот инцидент, но абсолютно не верю ни в какие «ультиматумы». Дурацкий вздор, чтоб КорниловГенерал, Верховный главнокомандующий ни с того, ни с сего послал их с Львовым! А что касается «мятежных дивизий», идущих на Петроград, то не нужно быть ни особенным психологом, ни политиком, а довольно иметь здравое соображение, чтобы, зная детально все предыдущее со всеми действующими ли­цами, догадаться: эти дивизии по всем признакам шли в Петербург с ведома КеренскогоПредседатель Временного правительства, быть может, даже по его усло­вию с Корниловым через СавинковаРеволюционер, публицист (который только что ез­дил в Ставку) ибо: Читать далее

КеренскогоПредседатель Временного правительства обвиняют в том, что он развелся и через три дня снова женился на актрисе. Правды не знаю, во всяком случае, это стойкий слух.  Вечером прошел слух, что КорниловГенерал, Верховный главнокомандующий заменен. СавинковРеволюционер, публицист был направлен в Ставку с заданием реформировать ее. Кстати, о тенденциозных, обвинительных сообщениях, не дискредитирует ли это армию?

В том же духе об участии Керенского и Савинкова в заговоре против Совета говорил вечером 8–го сентября с самим Корниловым и князь Трубецкой. На вопрос Трубецкого, представителя Временного правительства в Ставке, почему Корнилов настаивает на участии в будущем «кабинете сильной власти» Керенского и Савинкова, главнокомандующий дал вполне определенный ответ: «Новая власть в силу обстоятельств должна будет прибегнуть к крутым мерам. Я бы желал, чтобы они были наименее крутыми; кроме того, демократия должна знать, что она не лишится своих любимых вождей и наиболее ценных завоеваний».  Читать далее

Возраст: 38
Живет в: Варшава
Профессия: революционер, публицист

В этот день:

Сегодня день рождения у
Томас Элиот
+13
В Петрограде
+9
В Москве