Новый пост
Свободная
история
Без вымысла

Проект 1917 — это события, произошедшие сто лет назад и описанные их участниками. Только дневники, письма, воспоминания, газеты и другие документы

Говорят о диктатуре Временного правительства; толкуют о том, чтобы присвоить ему название, заимствованное из Великой французской революции. Но дело не в названии. А что касается диктатуры, то мы не признаем никакой другой, кроме революционной диктатуры организованного народа. Эта диктатура должна быть выше всего и сильнее всех. Пора положить конец существованию министерств без министров и министров без министерств. Пора составить правительство, коалиционное по своей природе, а не только по имени. Горе тем, кто так или иначе помешает его возникновению. Страна никогда не простит им их ошибки, чем бы ни была она вызвана: злой волей, малодушием, предательством или, наконец, злобным доктринерством.

На митинге, где выступали «бабушка русской революции» БрешковскаяБабушка русской революции, СавинковРеволюционер, публицист, ПлехановЖурналист, писатель, историк, ЧайковскийНиколай Чайковский — революционер, «дедушка русской революции». и я, аудитория, состоявшая из солдат и рабочих, неожиданно стала оскорблять и нападать на нас. По отношению к таким страдальцам за дело революции, как Брешковская и Чайковский, раздавались эпитеты «предатели» и «контрреволюционеры». Вскочил Савинков и закричал: «Да кто вы такие, чтобы обращаться к нам подобным образом?! Что вы, вы, бездельники, сделали для революции? Ничего. А эти люди,— указал он на нас,— сидели в тюрьмах, голодали и мерзли в Сибири, не раз рисковали жизнью. Это я, а не кто-нибудь из вас, бросил бомбу в царского министра. Это я, а не вы, выслушал смертный приговор от царского правительства. Да как вы смеете обвинять меня в контрреволюции? Кто вы после этого? Толпа глупцов и бездельников, замысливших разрушить Россию, уничтожить революцию и самих себя!» Читать далее

Хотя сторонники Ленина составляют меньшинство в нашей революционной демократии, которая отвергает их тактику, однако это не препятствует им твердо держаться своих тактических приемов и время от времени делать попытки приобретения господства посредством вооруженных демонстраций. До сих пор попытки эти оставались безуспешными. Но они вовсе не проходили бесследно. Они внушали ужас населению и тем самым рождали в нем недоверие к революционному правительству, а, следовательно, к революции. Но что такое недоверие к революции, если не контрреволюционное настроение.

В «Рабочей газете» напечатана передовая статья, озаглавленная «Откладывать нельзя». Принимая во внимание, что она появилась в такое время, когда армия русской революции предприняла наконец энергичное наступление на союзные войска султана, царя болгарского и двух императоров, естественно предположить, что автор разъясняет населению его святую обязанность всеми силами противиться «расстройству тыла». Но законы логики не для «Рабочей газеты» писаны. Наступление наводит ее лишь на мысль, что русская революционная демократия должна тотчас же начать действия, могущие, как думает газета, ускорить заключение мира, а на самом деле способные только свести на нет или, по крайней мере, значительно ослабить следствия самоотверженных усилий нашей армии.

Я не поклонник ПлехановаЖурналист, писатель, историк, и идеи его мне чужды. Но сейчас он вызывает к себе большое уважение и трогает. Он мог бы быть самым популярным и прославленным человеком в России, он — многолетний вождь русской социал-демократии. Для этого он должен был бы держать себя хоть капельку как демагог, вступить на путь лести и потворства массовым инстинктам. Читать далее

— Думали ли вы когда-нибудь о себе как о реакционном контрреволюционере? — спросил я ПлехановаЖурналист, писатель, историк.

— Если вы — маньяки-революционеры, то я горжусь, что меня называют реакционером, — ответил основатель партии социал-демократов.

— Берегитесь, господин Плеханов, — сказал я, — в конце концов, вас арестуют, как только эти люди, ваши же ученики, станут диктаторами.

Тому назад около года я в русском парижском органе «Призыв» высказал то убеждение, что под флагом интернационализма (циммервальдскогоЦиммервальдская левая — международная группа революционных социалистов, выступавшая за «превращение империалистической войны в войну гражданскую». Группа стала центром сплочения наиболее радикальных течений европейской социал-демократии. Сформирована 4 сентября 1915 по инициативе Ленина на совещании левых социалистов — делегатов Циммервальдской конференции. толка) часто скрывается теперь националистическая неприязнь к России. Наши заграничные пораженцы подняли по этому поводу крик о заподозревании мною инородцев. Я оставил без ответа этот нелепый упрек, как оставлял я без ответа множество других упреков такого же достоинства. Но события шли своим чередом, и вот теперь финляндские социал-демократы взяли на себя труд показать даже и самым близоруким людям, что не всякий, кто кричит: «Интернационал! Интернационал!», умеет и хочет выполнять свои обязанности по отношению к другим народам.

Злоупотребления эпитетом «контрреволюция» нарастают головокружительным темпом. В первые дни русской революции контрреволюционными называли притаившиеся силы старого режима и от них ждали угрозы делу свободы. Но скоро уже контрреволюционными силами были признаны партия «народной свободы»Одно из названий конституционно-демократической партии (кадетов)., все русские либералы, Государственная дума, Земский и Городской союзы. Главой контрреволюции был признан МилюковЛидер Конституционно-демократической партии, министр иностранных дел Временного правительства (с 15 марта 1917 года). На этом процесс не остановился. Читать далее

Вы мой политический враг, но я знаю, что Вы любите Россию. И это сознание внушает мне глубокое доверие к Вам.

Я — монархист, я — убежденный монархист, но я готов служить последнему умному социал-демократу, стоящему у власти. Если буду верить, если буду знать, что этот социал-демократ поведет Россию к спасению. Войдите в министерство. Это ваша обязанность. Так как только Вы можете спасти Россию от анархии большевиков.

Украинское движение принимает такой характер, который грозит страшными бедствиями русскому государству. Само собой разумеется, что это до последней степени прискорбно. И это, не обинуясь, высказывают почти все органы нашей печати, без различия направлений. Однако нужно быть справедливым. Ответственность за то, что происходит теперь в Малой России, падает не только на Центральную раду. Эту ответственность должно разделить с нею и наше Временное правительство. Оно недостаточно внимательно отнеслось к требованиям украинцев и тем вызвало в их среде весьма опасное раздражение.

Кто теперь честно высказывает свои политические убеждения? Как допустить, что в бывшей триста лет монархической России в настоящий момент официально нет ни одного монархиста, за исключением тех, что сидят в Трубецком бастионе? Все притаились — все помалкивают до лучших времен, когда будет обеспечена в лучшей, нежели теперь мере личная неприкосновенность, будет твердо стоять принцип собственности и под ногами будет чувствоваться твердая почва. Даже левые не говорят то, что они думают, — одни, как например ПлехановЖурналист, писатель, историк, правеют от анархии — другие идут левее своих убеждений, потому что это им выгодно. 

Заговорили о «спасении России». Да, спасение ее заключается не во «Временном правительстве» и не в энергии его. Эха энергия — железо, кровь и ужас. Как это вы думаете усмирить весь рабочий народ и справиться со всеми солдатами? Это «спасение» уже потеряно. Спасение заключается в другом: в скромности. Спасение, и реальное, действительное спасение России, наконец, нашей матушки-Руси, которая правда же нам матушка и отечество, заключается в том, чтобы, сняв шапку перед всем честным народом, сказать ПлехановуЖурналист, писатель, историк, сказать кн. Кропоткину, сказать Герману Лопатину, сказать благородному Дейчу: Читать далее

Речи, раздающиеся теперь на Всероссийском съезде рабочих и солдатских депутатов, — к сожалению, далеко не все эти речи можно назвать умными. ЛенинЛидер партии большевиков и его единомышленники, по-видимому, окончательно утратили всякую способность к здравому рассуждению. Ту же — увы, ничем не вознаградимую! — утрату понес и наш известный основатель новой религии, отец Анатолий ЛуначарскийРеволюционер. Читать далее

Первый Всероссийский съезд Советов в кадетском корпусе, на Васильевском. Знаменательный. Мы — большевики-интернационалисты — дали себя почувствовать — четкая линия выступлений… В первых рядах залы я узнала Плеханова. Поседел. Он не с нами, он оборонец. Глядит на меня своими умными, живыми глазами, и вижу в них явное неодобрение. Мне больно, что Плеханов не наш… волнуюсь, горячусь, ненужными выражениями оскорбляю противников. Читать далее

стих-е опубликовано на события, происходящие в аграрной сфере, в частности на I съезд крестьянских депутатов, который согласился с Временным правительством отложить вопрос о конфискации, о чем и говорится в подзаголовке; опубликовано в «Правде», № 82, 1917Прочтя в «Единстве» ту статью,
Где «нищету» его оплакивал Плеханов,
Помещик — Николай Романов
На участь плакался свою: Читать далее

Возраст: 60
Профессия: философ, политик, журналист, писатель, историк

В этот день:

Сегодня день рождения у
Екатерина Пешкова
+13
В Петрограде
+11
В Москве