Новый пост
Свободная
история
Без вымысла

Проект 1917 — это события, произошедшие сто лет назад и описанные их участниками. Только дневники, письма, воспоминания, газеты и другие документы

В думском комитете, где осталось большевиков весьма немного, из захудалых, да и те просто «присутствовали», — назначения так и сыпались. ЧерновЛидер эсеров, конечно, премьером… Очевидец мне рассказывал, что это жалкое и страшное сове­щание все время сопровождалось смехом и что это было осо­бенно трагично. Предлагали так, просто, кого кто придумает. Предложили знаменитого СоколоваНиколай Соколов — адвокат, социал-демократ, один из авторов и редакторов «Приказа № 1», член Чрезвычайной следственной комиссии Временного правительства по делам бывших царских министров. — его кандида­тура была встречена особым взрывом смеха, но благосклон­но. Вообще захудалые большевики мало против кого возражали, они помалкивали и только смеялись. Горячо галдели все остальные.

Царское было раньше оставлено; туда после оставле­ния Гатчины явились, свободно и смело, большевики. Распу­бликовали, что «Царское взято». Застрелили спокойно комен­данта (не огорчайтесь, А. Ф., это не «демократическая» кровь), стали сплошь врываться в квартиры. Над ПлехановымЖурналист, писатель, историк изде­вались самым площадным образом, в один день обыскивали его 15 (sic!) раз. Больной, туберкулезный старик слег в постель, положение его серьезно. Читать далее

Отвратительная тошнота. До вечера не было никаких даже слухов. А газет только две — «Правда» и «Нов. Жизнь». Телефон не действует. Был всем потрясенный X., рассказы­вал о «петропавловском застенке». Воистину застенок, — что там делают с недобитыми юнкерами!

Поздно вечером кое-что узнали, и очень правдоподобное. Дело не в том, что у Керенскогопремьер-министр «мало сил». Он мог бы иметь достаточно, придти и кончить все здешнее 3 дня тому назад; но… (нет слов для этого, и лучше я никак и не буду го­ворить) — он опять колеблется! Отсюда вижу, как он то па­дает в прострации на диван (найдет диван!), то вытягивает шею к разнообразным «согласителям», предлагающим ему всякие «демократические» меры «во избежание крови». Читать далее

Узел туже, туже… Около 6 часов прекратились телефоны  станция все время переходила то к юнкерам, то к больше­викам, и, наконец, все спуталось. На улицах толпы, стрельба. Павловское Юнк. Уч. расстреляно, Владимирское горит; слышно, что юнкера с этим глупым полковником Полковниковымглавнокомандующий войсками Петроградского военного округа заседали в Инж. Замке. О войсках Керенского слухов много — сообщений не добыть. Из дому выходить больше нельзя. Сегодня в нашей квартире (в столовой) дежурит домо­вой комитет, в 3 часа будет другая смена. Читать далее

Вот упрощенный смысл народившегося движения, кото­рое обещает… не хочу и определять, что именно, однако очень много и, между прочим, ГРАЖДАНСКУЮ ВОЙНУ БЕЗ КОНЦА И КРАЯ. Читать далее

Торжество победителей. Вчера, после обстрела, Зимний дворец был взят. Сидевших там министров (всех до 17, ка­жется) заключили в Петропавловскую крепость. Подробно­сти узнаем скоро.

В 5 ч. утра было дано знать в квартиру Карташева. Се­годня около 11 ч. Т. с Д. В. отвезли ему в крепость белье и провизию. Говорят, там беспорядок и чепуха.

Вчера вечером городская дума истерически металась, то посылая «парламентеров» на «Аврору», то предлагая всем составом «идти умирать вместе с Правительством». Ни из первого, ни из второго ничего, конечно, не вышло. Маслов, министр земледелия (соц.), послал в гор. думу «посмертную» записку с «проклятием и презрением» демократии, которая посадила его в Пр-во, а в такой час «умывает руки». Читать далее

Фактически борьба за власть началась. Можно даже сказать, что в наступление первым перешел Керенский.

Обстоятельства ты знаешь из газет. Поэтому пишу тебе только то, что касается меня. Я весь день провел в Думе, т.е. сначала на заседании (экстренном) Управы, а потом Думы. Я говорил и там и здесь. Главное – в Думе, где говоришь публично, где совершаешь политический акт.

Политически я, конечно, солидаризировался с большевиками. Для меня ясно, что вне перехода власти к Советам, нет спасения для России. Правда, есть еще выход - чисто демократическая коалиция, т.е. фронт: Ленин – Мартов – Чернов – Дан – Верховский. Но для этого нужно со всех сторон столько доброй воли и политической мудрости, что это, по-видимому, утопия.

Итак, политически я защищал эту идею, практически советовал городу принять меры для охраны жизни, имущества граждан, для борьбы с хулиганами, с разгромом хлебных и спиртных складов, для организации Красного Креста и т.д. Читать далее

Лекари

Полгода лежит пролетарий в постели,
Вокруг него мечется лекарей стан:
Левеет!.. Не надо ему ЦеретелиМеньшевик, министр почт и телеграфов,
Ему не помогут ни ЛиберМеньшевик, член исполкома Петроградского Совета рабочих и солдатских депутатов, ни Данлидер меньшевиков.
Левеет… Для нас это тоже не ново,
Да, этот состав пролетарию нож,
Левеет… Смотрите… Не хочет Чернова
Зовите Сухановаменьшевик, журналист, ГорькогоПисатель, издатель тож. Читать далее

Я покинул Петроград и после успешных выступлений в казармах войск Московского гарнизона по­ехал на съезд крестьянских секций Западного фронта в Минск, куда меня призывали партийные товарищи, опасав­шиеся на этом съезде «засилия» большевистских и союзных с ними элементов.

Когда мы устанавливаем принцип самоопределяющихся национальностей и когда устанавливаем другое проявление этого принципа — мир без аннексий, мы вовсе не желаем разбить все государства на ряд мелких государств, в которых находилось бы не больше одной национальности. Этими принципами мы отрицаем право перегонять народы, как скот, из одного государства в другое, не спрашивая их разрешения. Наши же политические противники эту простую истину помнят только тогда, когда речь идет  о союзных странах, забывая ее, когда говорят о странах других.
Мирная программа русской революции имеет в виду не что иное, как создание такой базы международного права, при которой судьбы национальностей разрешались бы не на началах силы, а на началах права.

От лица русской демократии мы требуем самой непреклонной, последовательной, идущей до конца демократизации армии, считая, что только этим путем возможно ее воссоздание. Вместе с тем мы будем требовать такой же демократизации нашей внешней политики, потому что только таким путем мы можем передать армии убеждение в том, что ни одна капля крови русского солдата не прольется для целей, чуждых демократическому правосознанию рабочего класса.

СавинковРеволюционер, публицист считает, что с Керенскимпремьер-министр покончено, так как тот потерял поддержку справа. Сейчас казаки контролируют об­становку в столице. Они ничего не станут предпринимать про­тив Керенского, но могут пойти против Советов и с удоволь­ствием пойдут против ЧерноваЛидер эсеров. Если Керенского сменит Чернов, то, как считает Савинков, он останется у власти не более не­дели. Читать далее

Правоцентровое руководство партией допустило самочинное образование в Петрограде «Организационного совета Партии социалистов-революционеров», фракционной организации крайних правых, возникшей при ближайшем участии СавинковаРеволюционер, публицист. «Организационный совет» открыл в некоторых провинциальных городах свои филиалы и намеревался сосредоточить свое внимание на проведении в Учредительное собрание возможно большего числа своих членов. Для этого он не усомнился противопоставить в некоторых местах спискам местных партийных организаций свои собственные, параллельные списки. Так, по одной из губерний (Симбирской) он вел Савинкова, причем для возглавления списка он получил согласие БрешковскойБабушка русской революции; по Харьковской губернии, против партийного списка, возглавленного именем Чернова, он вел список, в котором первое место занимала также БрешковскаяБабушка русской революции, а за нею следовали товарищ Савинков… Читать далее

В связи с делом генерала КорниловаГенерал, Верховный главнокомандующий обнаружилось сле­дующее чудовищное обстоятельство: в одном из заседаний Вр. пр. Корнилов сделал доклад о нашем военном положении и затем стал излагать будущий план возможного нашего наступления. При этих словах сидевший с ним рядом Керенский просил его не касаться этого вопроса, а Терещенко шепотом сказал, что нельзя доверять министру ЧерновуЛидер эсеров, здесь присутствующему. Эту часть доклада Ке­ренский слушал вместе с Терещенкой и Некрасовым у себя в каби­нете. Корнилов уехал в состоянии крайнего угнетения и растерянности. Читать далее

С горечью приходится констатировать: дождались. Дождались того, что предрекали все, соприкасавшиеся с деревней и понимавшие ее. Дождались начала крупных массовых аграрных волнений. Читать далее

Министры-социалисты

Возьмите их послужной список:

ЦеретелиМеньшевик, министр почт и телеграфов — разоружил рабочих, вместе с генералом ПоловцовымГлавнокомандующий войсками Петроградского военного округа (летом 1917 года) «усмирил» революционных солдат и одобрил смертную казнь для солдат.

СкобелевМеньшивик — начал с того, что пообещал отнять у капиталистов 100% прибыли, а кончил попыткой разогнать фабрично-заводские комитеты рабочих.

АвксентьевПублицист — посадил в тюрьму несколько сот крестьян, членов земельных комитетов, закрыл несколько десятков рабочих и солдатских газет.

ЧерновЛидер эсеров — подписал царистский манифест о разгоне финляндского сейма.

СавинковРеволюционер, публицист — вступил в прямой союз с генералом Корниловым и не сдал Петроград этому «спасителю» отечества только по независящим от Савинкова обстоятельствам.

ЗарудныйАлександр Зарудный — юрист, руководивший Комиссией по расследованию конфликтной ситуации на Черноморском флоте. — вместе с Алексинским и Керенским засадил в тюрьму тысячи революционных рабочих, матросов и солдат, помог сочинить клеветническое «дело» против большевиков, которое ляжет таким же позором на русский суд, как дело Бейлиса.

Никитинминистр внутренних дел — выступил в роли заурядного жандарма против железнодорожников.

Керенскийпремьер-министр — но о сем уже умолчим. Его послужной список слишком длинен…

Возраст: 43
член партии социалистов-революционеров с 1902 года

В этот день:

+1
В Петрограде
0
В Москве