Новый пост
Свободная
история

Зинаида Гиппиус

Главное – не ныть. Не размазывать своих «страданий». Подумаешь! У всякого своя боль. Вот у меня кашель, например.

Без вымысла

Проект 1917 — это события, произошедшие сто лет назад и описанные их участниками. Только дневники, письма, воспоминания, газеты и другие документы

Сейчас мне рассказывали (с омерзением) знакомые, как 16-18 июля у них «скрывался» дрожащий Луначарский, до «поганости» перетрусивший, и все трясся, куда бы ему уехать, и все врал, нагадив.

Почему?

О Ирландия, океанная,
Мной не виденная страна!
Почему ее зыбь туманная
В ясность здешнего вплетена? Читать далее

Президиум Совета раб. и солд. (Чхеидзе, Скобелев, Церетели и др.) на днях, после принятия большевистской резолюции, ушел. Вчера был поставлен на переизбрание и — провалился. Победители — Троцкий, Каменев, Луначарский, Нахамкес — захлебываются от торжества. Дело их выгорает. «Перевернулась страница»… да, конечно… Два слова о Крымове (которого Борис, уславливаясь с Корн. о присылке войск, просил не посылать, и который почему-то был все-таки послан). Читать далее

Д. В. от всего отстраняется. Дмитрий весь в мгновенных впечатлениях, линии часто не имеет.

Данный момент: устроить правительство Керенского так и не позволили — Советы, окончательно обольшевичевшиеся, Черновцы и всякие максималисты, зовущие себя почему-то «революционной демократией». Назначили на 25-е число свое великое совещание, а пока у нас «совет пяти», т.е. Керенского с четырьмя ничтожествами. Некоторые быв­шие министры не вовсе ушли — остались «старшими двор­никами», т.е. управляющими министерствами «без входа» к Керенскому (!). Только Чернов ушел плотно, чтобы немедля начать кампанию против того же Керенского. Он хочет од­ного: сам быть премьером. Ну, в «социалистическом мини­стерстве», конечно: в коалиции с… большевиками. После съе­дения Керенского. Читать далее

Гибель

Близки
кровавые зрачки,
дымящаяся пеной пасть…
Погибнуть? Пасть?

    Что — мы?
Вот хруст костей… вот молния сознанья
перед чертою тьмы…
И — перехлест страданья… Читать далее

статья

Корниловский мятеж: что это было?

КеренскийПредседатель Временного правительства — самодержец-безумец и теперь раб больше­виков. Большевики же все, без единого исключения, разде­ляются на:
1) тупых фанатиков;
2) дураков природных, невежд и хамов;
3) мерзавцев определенных и агентов Германии.

Николай IIРоссийский император — самодержец-упрямец… Оба положения имеют один конец — крах.

За это время все министры только и делают, что подают в отставку. (Я их понимаю — ничего-то не понимая!). ЧерновЛидер эсеров сразу ушел «по политическим обстоятельствам». Остальные перемещались, уходили, приходили, то скопом, то в одиночку… КеренскийПредседатель Временного правительства, между тем, не уставая громил «изменника» на всю Россию, отрешал, предавал суду и т.д. Назначил АлексееваНачальник штаба Верховного главнокомандующего, с 24 марта 1917 года - Верховный главнокомандующий под себя, а сам сделался главнокоман­дующим. Почему мне вспоминается Николай IIРоссийский император? Не похоже — и странно соединено, в каком-то таинственном аккорде (как их два лица, когда-то, рядом — в моем зеркале). И еще, последние акты всех трагедий почти всегда похожи, сход­ствуют — при разности. Последние акты. Читать далее

«Кровопролития» не вышло. Под Лугой и еще где-то посланные КорниловымГенерал, Верховный главнокомандующий дивизии и «петроградцы» встрети­лись. Недоумело постояли друг против друга. Особенно изумлены были «корниловцы». Идут «защищать Временное Правительство» и встречаются с «врагом», который идет «за­щищать Временное Правительство» тоже — и то же. Ну, по­стояли, подумали; ничего не поняли; только, помня уроки агитаторов на фронте, что «с врагом надо брататься», приня­лись и тут жадно брататься. Читать далее

Я знаю, ведь уже с первого момента всем видно было, что НЕТ НИ­КАКОГО КОРНИЛОВСКОГО МЯТЕЖА. Я фактически не знаю, что говорил Львов, и вообще не знаю (кто знает?) этот инцидент, но абсолютно не верю ни в какие «ультиматумы». Дурацкий вздор, чтоб КорниловГенерал, Верховный главнокомандующий ни с того, ни с сего послал их с Львовым! А что касается «мятежных дивизий», идущих на Петроград, то не нужно быть ни особенным психологом, ни политиком, а довольно иметь здравое соображение, чтобы, зная детально все предыдущее со всеми действующими ли­цами, догадаться: эти дивизии по всем признакам шли в Петербург с ведома КеренскогоПредседатель Временного правительства, быть может, даже по его усло­вию с Корниловым через СавинковаРеволюционер, публицист (который только что ез­дил в Ставку) ибо: Читать далее

Лопнул нарыв вражды. КеренскогоПредседатель Временного правительства к КорниловуГенерал, Верховный главнокомандующий (не обратно). Нападающая сторона Керенский, а не Корни­лов. 

Дочитал ГиппиусПоэтесса, литературный критик. Необыкновенно противная душонка, ни одного живого слова, мертво вбиты в тупые вирши разные выдумки. Поэтической натуры в ней ни на йоту.

Вечер провел у БрикаТеоретик литературы, издатель, один из организаторов Общества по изучению поэтического языка. Много о моменте — откол интеллигенции, равнодушие ее к социальному творчеству, злобность, «слюна» и т. д. О НикольскомЮрист, преподаватель, черносотенец, о ГиппиусПоэтесса, литературный критик. Здесь что-то очень характерное. Этим людям нужны были только политические реформы. А для нас именно это неинтересно и безразлично. Меня всколыхнуло и потянуло именно то, что я увидел тягу к новой культуре, к новому социальному строю.

Дождь проливной; явился Л. Еще не написал письма Ке­ренскомуПредседатель Временного правительства, хочет вместе с нами. Стали мы помогать писать (писал Л.). Можно бы, ко­нечно, покороче и посильнее, если подольше думать, но ладно и так. Сказано, что нужно. Все те же настоятельные предложения или «властвовать», или передать фактическую власть «более способным», вроде СавинковаРеволюционер, публицист, а самому быть «надпартийным» президентом российской республики (т.е. необходимым «символом»). Подписались все. Запечатали моей печатью и Л. унес письмо.