Новый пост
Свободная
история

Зинаида Гиппиус

Главное – не ныть. Не размазывать своих «страданий». Подумаешь! У всякого своя боль. Вот у меня кашель, например.

Без вымысла

Проект 1917 — это события, произошедшие сто лет назад и описанные их участниками. Только дневники, письма, воспоминания, газеты и другие документы

Читая 88 современных стих-ний, избранных ГиппиусПоэтесса, литературный критик, написал критическую заметочку, считаю ее удачною и очень хочу напечатать где-либо. Хотя в успехе этого желания весьма сомневаюсь: в ней много не злой, конечно, иронии по отношению к «авто­ритетной собирательнице».

Нужно иметь недюжинные силы, чтобы не пасть духом. Я почти пала. Почти… КеренскийПредседатель Временного правительства настоял, чтобы Пр-во уезжало в Москву. И с «Предпарламентом», который, под именем «Совета Россий­ской Республики», вчера открылся в Мариинском дворце. (Я и не написала, что у нас объявлено: пусть Россия называется республикой. Ну что ж, «пусть называется». Никого «слово» не утешило, ровно ничего не изменило.) Открытие нового места для говорения было кислое. Председатель — АвксентьевПублицист. Внедрили туда и к.-д., и «цензо­вые элементы». На первом же заседании ТроцкийРеволюционер, социал-демократ с пособни­ками устроил базарный скандал, после которого больше­вики с угрозами ушли. (Это их теперешняя тактика везде.) А «Совет Р.» — тоже разошелся, до вторника. И то бар­ские языки устали. Читать далее

Хаос переживаний осложнился историей с «Русской волей». Акционеры огорчились, что выходит много денег (хозяйство поставлено бестолково), и решили ее продать или уступить часть акций. Появился СавинковРеволюционер, публицист, столковался с ПутиловымБанкир, промышленник, один из организаторов Общества экономического возрождения России (апрель 1917 года) и Сытиным и за спиной Правления и редакции три недели торгуется с акционерами. Хочет сделать СВОЮ газету, в красный угол сажает МережковскогоПоэт, драматург, литературный критик, один из основателей символизма и ГиппиусПоэтесса, литературный критик, в то же время сочиняет какой-то блок из цензовых и социалистов. И все это за спиной нашей. И никто доподлинно не знает, и все спрашивают друг друга: проданы мы или нет. И я не знаю. По-видимому, проданы, ибо сегодня вдруг звонит М. и с наивной наглостью приглашает сотрудничать в НОВОЙ газете, т.е. в «Русской Воле»! Я ответил, что я в «РВ» главный редактор, и только таким себя и мню; от всякой другой комбинации отказываюсь. Читать далее

Сегодня немцы сделали десант на ЭзельСовр. остров Сааремаа (Эстония).-ДагоСовр. остров Хийумаа (Эстония).. В стране нарастающая анархия. Позорное Демократическое совещание своим очеред­ным позором и кончилось. На днях откроется этот «предпар­ламент» — водевиль для разъезда. «Дохлая» правительственная коалиция всем одинаково претит. КарташевМинистр вероисповеданий Временного правительства идет по той наклонной плоскости, на кото­рую вступил весной. Его ценность все равно, уже наверно, будет потеряна. Но мне его жалко и как человека. И чем зара­зился?

Сохранившие остаток разума и зрения видят, как все это кончится. Все — вплоть до «Дня» — грезят о штыке («да будет он благословен»), но — поздно! поздно! Говорится: «Пуля — дура, штык — молодец»; и вот, опоздали мы со штыком, до­ждемся мы «пули-дуры». Читать далее

Никаких «полномочий» Керенский и не думал «склады­вать». Изобретают теперь «предпарламент» и чтобы пр-во (будущее) перед ним отвечало. Занятия для предпарламента готово одно (других не намечается): свергать правительства. Керенский согласен. Большевики, напротив, ни с чем не согласны. Ушли из заседания. Предрекают скорую резню. И серьезную. Конечно! Очень серьезную. Читать далее

Два казака. Настоящие, здоровенные, под притолку го­ловами. У одного — обманно-юношеское лицо с коротким и тупым носом, с низким лбом под седеющими кудрями — лицо римской статуи. Другой — губы вперед, черные усы, ка­зак и казак. Неглупые (по-моему — хитрые), несложные, знающие только здравый смысл. Знающие свое, такое далекое всяким «нам» с нашими интеллигентскими извилинами, далекое вся­ким газетам, всякому СтрувеЭкономист, философ, преподаватель в Петроградском политехническом институте императора Петра Великого, Амфитеатрову…Журналист, писатель да и самой «политике» в настоящем смысле слова. Читать далее

Затяжная скука (несмотря на всю остроту, невероятную, положения). Вчера БорисРеволюционер, публицист. У него теперь проект соединения с каза­ками (и если не выйдет с ними газета — ехать на Дон). На это соединение я гляжу весьма сомнительно. Не только для нас, но и для него. Жечь корабли надо, но разумно ли все? И какую такая газета будет иметь «видимость»? Целесообразно ли рыть хотя бы «видимую» пропасть между собою и пра­ведно откалывающейся частью эсэров, стоящих на верном пути? Не следует ли сейчас говорить самые правые вещи — в левых газетах? Не это ли только имеет значение?

Демокр. сов. позорно провалилось. Сначала незначи­тельным большинством (вчера вечером) высказалось «за коа­лицию». Потом идиотски стало голосовать — «с к.д.» или «без». И решило – «без». После этого внезапно громадным большинством все отменило. И, наконец, решило не разъез­жаться «пока чего-нибудь не решит». Сидит… в количестве 1700 человек, абсолютно глупо и зверски. Читать далее

«Демократическое Совещание» в Александринке нача­лось. Длится. Жалко. Сегодня оно какое-то параличное. Керенский тоже в параличе. Правительства нет. Дем. Сов. хо­чет еще родить какой-то «предпарламент». Чем все кончится — можно предугадать, но… смертельная лень предугадывать.

Сейчас мне рассказывали (с омерзением) знакомые, как 16-18 июля у них «скрывался» дрожащий Луначарский, до «поганости» перетрусивший, и все трясся, куда бы ему уехать, и все врал, нагадив.

Почему?

О Ирландия, океанная,
Мной не виденная страна!
Почему ее зыбь туманная
В ясность здешнего вплетена? Читать далее

Президиум Совета раб. и солд. (Чхеидзе, Скобелев, Церетели и др.) на днях, после принятия большевистской резолюции, ушел. Вчера был поставлен на переизбрание и — провалился. Победители — Троцкий, Каменев, Луначарский, Нахамкес — захлебываются от торжества. Дело их выгорает. «Перевернулась страница»… да, конечно… Два слова о Крымове (которого Борис, уславливаясь с Корн. о присылке войск, просил не посылать, и который почему-то был все-таки послан). Читать далее

Д. В. от всего отстраняется. Дмитрий весь в мгновенных впечатлениях, линии часто не имеет.

Данный момент: устроить правительство Керенского так и не позволили — Советы, окончательно обольшевичевшиеся, Черновцы и всякие максималисты, зовущие себя почему-то «революционной демократией». Назначили на 25-е число свое великое совещание, а пока у нас «совет пяти», т.е. Керенского с четырьмя ничтожествами. Некоторые быв­шие министры не вовсе ушли — остались «старшими двор­никами», т.е. управляющими министерствами «без входа» к Керенскому (!). Только Чернов ушел плотно, чтобы немедля начать кампанию против того же Керенского. Он хочет од­ного: сам быть премьером. Ну, в «социалистическом мини­стерстве», конечно: в коалиции с… большевиками. После съе­дения Керенского. Читать далее

Гибель

Близки
кровавые зрачки,
дымящаяся пеной пасть…
Погибнуть? Пасть?

    Что — мы?
Вот хруст костей… вот молния сознанья
перед чертою тьмы…
И — перехлест страданья… Читать далее

статья

Корниловский мятеж: что это было?