Новый пост
Свободная
история
Без вымысла

Проект 1917 — это события, произошедшие сто лет назад и описанные их участниками. Только дневники, письма, воспоминания, газеты и другие документы

Совершенно чуждый национализма, патриотизма и прочих болезней духовного зрения, все-таки я вижу русский народ исключительно, фантастически талантливым, своеобразным. Даже дураки в России глупы оригинально, на свой лад, а лентяи — положительно гениальны. Я уверен, что по затейливости, по неожиданности изворотов, так сказать — по фигурности мысли и чувства, русский народ — самый благодарный материал для художника. Читать далее

Садовник ходит по аллее с лестницей на плече, с ножницами в руках, подстригает деревья. Он похудел, съежился, платье на нем висит, как парус на мачте в безветренный день. Ножницы, перекусывая голые ветки, щелкают громко, сердито. Глядя на него, я подумал, что ни землетрясение, ни всемирный потоп не могли бы помешать этому человеку делать его дело. И если б оказалось, что трубы архангелов, возглашающих конец мира в день Страшного суда, недостаточно ярко блестят, человек этот, наверное, деловито и сурово упрекнул бы архангелов: «Трубы-то почистили бы…».

Я думал почему-то, что ты с Мак. приедешь на машине Ушковых. А мне в Евп. было бы плохо, ибо там много людей, а они меня не любят. И я их. Даже здесь, где людей очень мало, а живут одни голые и копченые женщины — и здесь некоторые из них при встрече с Горьким нежно вздыхают: хорошо бы его повесить! Читать далее

Результат выборов в квартальные советы: неожиданный успех большевиков. Что это — влияние газеты ГорькогоПисатель, издатель «Новая жизнь», хорошо сделанной, очень распространенной? Или это маневр правых, политика худшего (на последних выборах весь Пажеский корпус голосовал за большевиков)? Или это вопрос о смертной казни, по которому правительство, атакуемое большевиками во имя революционного идеала, не было поддержано ни одним революционером? Читать далее

Растягиваю приборку на ночь. Стою мою руки. Что это? Шаги. Все ближе. Так и есть. Остановились у камеры 58; замок щелкает. За мной? Перевод в Петропавловку? Дверь широко распахивается: в ней — тучный начальник тюрьмы, улыбается протягивает руку.

— Поздравляю! Пришла бумага — по распоряжению министра юстиции Зарудного вас отпускают под залог пяти тысяч. Читать далее

По словам ГорькогоПисатель, издатель, только что приехавшего в Коктебель, стал вопрос о введении смертной казни в тылу со стороны СавинковаРеволюционер, публицист, а со стороны КеренскогоПредседатель Временного правительства — желание отменить казнь снова. Но так как введение казни есть в сущности отмена самосуда (т. е. смертной же казни за ничтожные, в сущности, проступки), то, конечно, она будет введена рано или поздно; самое страшное в революциях — это чувствительность: она приносит всегда в итоге самые кровавые плоды. Читать далее

Здесь хорошо, такая красота, что прямо совестно, когда подумаешь, как вы там все теперь живете.

Получил вчера тысячу рублей. Был у Буренина вечером. Виктор Буренин, реакционный писатель, сотрудник «Нового времени», в молодости был радикалом. Сотрудничал в «Колоколе» Герцена, в «Искре» Курочкина и «Свистке» Добролюбова. В семидесятых годах он стал ренегатом, перешел в реакционный лагерь и в качестве литературного критика сделал своей специальностью нападки на Михайловского, Чехова, ГорькогоПисатель, издатель, БлокаПоэт, Леонида АндрееваРедактор в газете «Русская воля», писатель и других писателей враждебного ему направления. Нападки были грубы и резки. Недаром поэт Минаев сказал о нем в одной эпиграмме:

По Невскому бежит собака,
За ней Буренин, тих и мил…
Городовой, смотри, однако,
Чтоб он ее не укусил! Читать далее

После моего выхода из «Новой жизни» я почти не встречался с ГорькимПисатель, издатель, но довольно часто я встречался с ЛуначарскимРеволюционер, позиция которого стала все более уясняться для него же самого и расчеты которого на большевиков как на единственную группу людей, способных вывести страну из катастрофического состояния, все более крепли. С другой стороны, все менее надежд теперь возлагают на все другие партии, и менее всего на личность недавнего полубога — КеренскогоПредседатель Временного правительства. Про него ходят всякие иронические рассказы: будто он, поселившись в Зимнем дворце в комнатах, служивших когда-то резиденцией Александру III, целыми днями там распевает оперные арии, принимает всякий сброд и все менее интересуется делами. Его правительственная деятельность теряет всякую «отчетливость», он едва сам еще верит в свою миссию…

Алексей Максимович, по поводу сейчас прочитанной заметки в нынешнем «Живом слове» о моих к Вам отношениях считаю долгом уведомить Вас, что ровно никакого письма я Вам не писал и не собирался писать, а посему могу лишь изумляться изобретательности «Живого слова» и неразборчивости его полемических приемов. Направлению «Новой жизни» и Вашим взглядам на революционную войну я, как Вы знаете, не сочувствую и считаю своею обязанностью бороться с ними, где и сколько могу, как с весьма вредным заблуждением. Но, как бы ни расходились наши воззрения, я всегда помятую, что Вы не только большой писатель, но и честный человек и демократ, и всякое нападение на Вас с этой стороны всегда приводит меня в скорбь и негодование.

Ваш Александр Амфитеатров

Дорогой Алексей Максимович, простите, написать о Моисее не берусь. То время, в которое буду чувствовать возможность писать, надо употребить на другое, более требуемое душой.

Что до «Дон-Жуана», то он не переводится, потому что «Парус» ничего определенного по этому делу мне не сказал и никаких условий не предложил. Если бы было иначе, давно бы переводился.

Кстати, о «Парусе». Что же это он делает со мной? Даже на письма мои ни звуком не откликается! Это ставит меня положительно в тупик.

Живу и я скверно. Чуть не весь день уходит на газеты, которых я получаю штук тысячу. И ото всего того, что я узнаю из них и вижу вокруг, ум за разум заходит, хотя только сбывается и подтверждается то, что я уже давно мыслил о святой Руси.

Жму руку. Вера кланяется.

Хотя место жительства справедливости никому не ведомо, но вообще говорят — есть люди, которые встречали ее на путях жизни, и вообще несомненно, что она существует — ибо — наказывает. Вот я обманул тебя, не приехал в Москву, и за это наказан кашлем, да — каким! Стены содрогаются. Числа 23-го я отправляюсь в Крым, в Коктебель, где мне обещают найти комнату. Я надеюсь, что ты проживешь в Форосе достаточно долго, а я, отдохнув, явлюсь к тебе как «снег в масле на голову», по словам русской пословицы, хотя, кажется, пословица гласит «как сыр на голову».

Уже не один десяток раз «Речью» было отмечено «очередное покаяние Горького», хотя я никогда ни в чем и ни пред кем — а тем более пред «Речью» — не каялся, ибо к этому роду занятий, весьма любимому российскими людьми, питаю органическое отвращение. Да и не в чем мне каяться, не чувствую я себя грешнее других соотечественников. Читать далее

Я получил через Струве приглашение Временного комитета «Лиги Русской Культуры» вступить туда членом и сказать речь о русской культуре на первом публичном собрании. Ответил длинным письмом, что вступаю, но оговорился, что мне больно, что там нет Горького, а есть Родзянко. Относит. своего выступления — в зависимости от службы (по-видимому, кроме Протопопова, я возьму себе тему «Последние дни старого режима»).  

Безумная деятельница, мне сообщили за верное, что если сын запишется на медицинский факультет университета — это освободит его от ружья. Убедительно прошу — попробуй сделать это. Я все еще торчу в Питере, чему способствует прекрасная тропическая погода. Зной. Все зеленеет — я тоже. Распустились пальмы на бульварах, баобабы, колокольни и даже фабричные трубы стремительно растут все выше, пуская во все стороны ростки. Я не очень распускаюсь, но устал, как лошадь. Читать далее

В этот день:

Сегодня день рождения у
Томас Элиот
+13
В Петрограде
+9
В Москве