Новый пост
Свободная
история

Анатолий Луначарский

Одинок? Жалок? Смертен? Раб механических сил? — Да, таков человек, взятый в отдельности; но в общественном плане это юный бог, чье будущее преисполнено надежд.

Возраст: 42
Интересы: иностранные языки, стихи, философия, ораторское искусство
Семья
Друзья
Без вымысла

Проект 1917 — это события, произошедшие сто лет назад и описанные их участниками. Только дневники, письма, воспоминания, газеты и другие документы

Из Таврического дворца трижды выгоняли членов Учредительного собрания — кого под ручки, кого прикладом, кого в шею. Теперь пусто. Наш еврей-домовладелец, чтобы спасти себя, отдал свою квартиру в распоряжение ЛуначарскогоБольшевик «для просветительных целей». Там поселился фактор большевиков Гржебин (прохвост), реквизировал себе два автомобиля, налепил на дверь карточку «Музей Минерва» — и зажил припеваючи. Сегодня к нему от МанухинаВрач Чрезвычайной следственной комиссии пошел обедать ГорькийПисатель, издатель. Этот страдальческий кретин тоже малограмотен: тоже поверил «Правде»: нашли кадетский заговор! Ив. Ив. даже ужаснулся: «Ну, идите к Гржебину есть мародерские пироги!» Читать далее

Под Белгородом, Нахичеванью и Ростовом бои. Принимает участие и флот. Русский летчик сбил немецкого (провокация к возобновлению войны?). В правой печати (включая эсеров и кадетов) продолжается травля против мирных переговоров. Арестована партия кадетов. Не допущены до второго заседания Учредительного собрания. Возмущение неудачей первого носит какой-то жалкий характер. Один факт столь малого числа собравшихся подрывает вообще все надежды на спасительность этого учреждения. ЛенинЛидер партии большевиков с Зиновьевымбольшевик как будто намерены и вовсе ликвидировать дело. ЛуначарскийБольшевик с этим не согласен Читать далее

Расклеено воззвание народных комиссаров «Всем, всем и всем». Предостерегают верноподданных большевиков, что буржуи взбунтовались всерьез. Каледин на Дону, КорниловГенерал, Верховный главнокомандующий на юге, Дутов на Урале. Им объявлена беспощадная борьба; туда и сюда шлются и сами едут матросы, красногвардейцы и все другие, кому делать кроме нечего, а главное те, у коих совесть нечиста или готова на всякое, даже братоубийственное дело. Воинственному азарту наших преторианцев помогает винное зелье. В Петрограде приступом взяты дворцовые винные погреба, и по всей России громятся всякие винные склады. Вино льется рекой, в нем товарищи прямо купаются. Никакими силами нельзя приостановить это пьянство. Сам ЛуначарскийБольшевик заявил в Смольном, что в Петрограде царит пьяный ужас… Читать далее

Мрачное впечатление на меня произвело то, что на ролях Потемкина, а то и Зубова при царице-ЛуначарскомБольшевик я увидел… МаяковскогоПоэт-футурист и БрикаТеоретик литературы, издатель, один из организаторов Общества по изучению поэтического языка! Оба уже в штатском. Второй корчит ужимки, типичные для уверенного в своей силе фаворита. Они только промелькнули, направляясь к другому (тоже царскому) автомобилю. Если дело принимает такой оборот и эти господа (один из них настоящий скоморох, да и другой не многим выше), если они вместе с Ясинским станут вершить судьбами русского искусства, то дело совсем дрянь, и мне необходимо подумать о скорейшем и полнейшем отстранении. Легкомыслие Луначарского вполне допускает такую возможность.

Вчера с утра в продолжение всего дня шел разгром винных погребов Зимнего дворца. Громили солдаты и банды хулиганов. Площадь оцеплена солдатами, которые никого не пропускают к дворцу. На Дворцовой площади валяются пьяные, опившиеся награбленным вином. Позднее перепились и караулы. По распоряжению ЛуначарскогоБольшевик принимаются меры к охране Эрмитажа.

Милая, сейчас легче дышать. Когда я узнал о 200 женщинах и детях, приехавших из Швейцарии в Стокгольм, стал мечтать, что и вы среди них. Но признаю бессмысленность моих мечтаний. Сегодня продам еще брошюры. Кажется, скоро буду иметь порядочно денег на руках.

Обожаю вас, жду вас. Говорят, я за эти дни страшно исхудал. Похудеешь! Читать далее

Дорогая детка, все по-прежнему. Интеллигенция за редким исключением нас ненавидит лютой ненавистью. «Новая Жизнь, пожалуй, особенно. Даже Базаров позволяет себе совершенно оскорбительные выходки, между прочим, и против меня.

С другой стороны, горячая симпатия пролетариата и солдат остается за нами. Но она останется, пока не окажется, что мы не сладили со всеми трудностями нашего отчаянного положения. Сладим ли?

 

Дорогая детка, сильно работаю по приручению интеллигенции. В студенчестве начинается прилив к нам понемногу. Мое воззвание к учащимся не встретило, по-видимому, никакого отклика, но воззвание к учащимся — сильный и горячий. Мой 2-й публичный отчет сопровождался большими овациями. Пока дело понемногу улучшается. Массу грубых ошибок совершают все же наши большевистские военные бурбоны, ошибок, от которых морщишься, как от физической боли. Но что же поделаешь? Ведь и та сторона, умеренные социалисты, бешено борются с нами. Твердая власть — увы! — необходима, это приходится проглотить. Все же думается, кое-что удастся сделать положительного в культурном отношении.

Целую Тото.
Страшно устал.

Оказывается, хохлы сегодня приходили в Эрмитаж и с превеликим нахальством требовали, чтобы им немедленно выдали «реликвии». Молодчина Дмитрий Иванович (граф Толстой — директор Эрмитажа) не растерялся и отвечал, что уступит только силе. Они ушли, но тотчас же вернулись… с ордером Луначарского (!) и в сопровождении солдат (!!). Насилу спешно вызванному Ятманову удалось утихомирить разбушевавшихся мазепинцев. Читать далее

Вчерашнее всемирно-историческое событие (объединение с крестьянством и заключение предварительного перемирия), конечно, сильно укрепили нашу власть, и, быть может, сегодня результаты скажутся, но она все еще пока не целиком в наших руках: финансы еще сопротивляются, а благодаря этому все еще не отправлен наш курьер. Но завтра-послезавтра он поедет, так что все-таки выигрыш будет заметный даже для тех писем, которые «ждут» его.

Надеюсь, что со «взятием» финансов разрешим мы и вопрос об эмигрантах, и вы, мои ненаглядные, чудные, вернетесь к обожающему вас вашему папе. Читать далее

Вчера у Таманова в кабинете я слышал негодующие слова, вызванные распоряжением ЛуначарскогоБольшевик передать какие-то украинские исторические реликвии приехавшим за ними в Петербург представителям Рады. ВерещагинВасилий Андреевич Верещагин (1859–1931) — историк искусства, библиограф, после большевистского переворота был председателем Комиссии по охране памятников искусства. заявил, что если Луначарский не возьмет обратно своего распоряжения, то ему, Верещагину, придется уйти. Но Луначарский, к которому Верещагин сразу обратился с толковой и достаточно строгой речью, сразу сдал позиции, указывая, впрочем, что притязания Рады имеют в виду малоинтересные предметы («всего пару бунчуков и одну пушку»), не имеющие никакого художественного значения. С другой стороны, политическая польза, которая проистекла бы от такой уступки, была бы велика. Но вот не успел Анатолий Златоуст нас успокоить, как вваливается сам представитель Украинской рады — черномазый, довольно уже пожилой хохол, который тут же выдает Луначарского в том смысле, что, с его слов, требования Рады оказываются не только более значительными, но и в некотором отношении «беспредельными»: целая серия бунчуков, знамен; «историческая булава», сабля Мазепы и вообще все, что найдется в петербуржских и московских хранилищах, имеющее отношение к Украине. Читать далее

Нелегко вообще сидеть в одиночном тюремном заключении при самых крепких нервах и «нормальных» условиях. Сидеть в тюрьме революционеру у революционеров во время революции — утомляющий нервы абсурд по существу своему.

Позвонил дежурному солдату принести что-то и попросил оставить открытой дверь в коридор, покуда вернется. Вышел в коридор. Там сидели Щегловитов и СухомлиновБывший военный министр, которых знал по портретам. Подходит Щегловитов.

— Вы г. Рутенберг?

— Да.

— Разрешите представиться. Я Щегловитов. Читать далее

Надо тебе и Тото ехать сюда как можно скорее. С первой оказией. Я выеду вам навстречу. Далеко — не могу: у меня слишком много дела, но до Териоки. О твоем выезде ты мне телеграфируешь. Как мы устроимся — это обсудим, но терпеть дальше невыносимо. К тому же дальнейшее падение валюты может поставить вас, дорогие, в тяжелое положение, а здесь мы всегда как-нибудь вывернемся. Останусь ли народным комиссаром (министром) или нет, но небольшими отчислениями от рефератов и литературной работой я всегда смогу заработать около 1000 рублей. Ты тоже стала бы работать. 

Надолго ли удержится новая власть, глубоко народная, при всех своих ошибках, власть? Это зависит от 100 причин. Но очень вероятно, что в слегка разбавленном и главным образом омужиченном виде с большой дозой в общем милейших левых эсеров — мы удержимся очень надолго. Нет невозможного, что будем иметь большинство в Учредительном собрании. Читать далее

Дорогая деточка.

С сегодняшнего дня я перестаю писать тебе по почте. Я вошел в Международный отдел ЦИК специально для того, чтобы иметь право пользоваться курьером. Подумай — какое счастье! Читать далее

Пока мы ехали с ЛуначарскимБольшевик, я поднял вопрос о необходимости возвращения Петербургу его первоначального, данного основателем имени. Луначарский выразил тому полнейшее и даже горячее сочувствие и сообщил, что и Ленин стоит за обратное переименование, что в этом он сошелся не только с Мережковскими, но и с Палеологом, который находил, что это (именование Петроградом) было грубой ошибкой!

Возраст: 42
Интересы: иностранные языки, стихи, философия, ораторское искусство

В этот день:

0
В Петрограде
-6
В Москве