Новый пост
Свободная
история
Без вымысла

Проект 1917 — это события, произошедшие сто лет назад и описанные их участниками. Только дневники, письма, воспоминания, газеты и другие документы

Как бы ни сложились обстоятельства, но в тихие берега русская жизнь войдет разве лишь к эпохе детей наших детей.

Эта нравственная чернь — в котелках, в панамах, в модных платьях и шляпках — чувствует себя теперь хозяином улицы.

Тяжелые, кошмарные дни.

Буря революции невидимо и неведомо для нас уже взметнула душу подлинного художника, уже взволновала его тем бессознательным волнением, которое потом найдет себе исход в художественном слове, звуке, краске.

Надоело призываться; вся жизнь раскрошена на 2-месячные паузы; и нет никаких га­рантий, что каждый следующий раз не возьмут: оттого-то все сколько-нибудь основательные планы жизни и писания отсрочиваешь. Хоть бы взяли или дали отсрочку ме­сяцев на 6. А то одна комедия: собирают и отпускают. Последний раз никого из «отсрочников» не взяли, а заставили пережить психологию «взятия». И опять всем от­срочка — 2 месяца. Вот эта психология неизвестности, неустроенность жизни, одино­чество и беспокойство за АсюХудожница (она прихварывает) и т.д. — создает в душе рассеяние.

Две манифестации подряд видел я в эти дни новых испытаний революции: 1-го июля на Марсовом поле — ряды рабочих и солдат со знаменами революции, со знаменами Интернационала, многотысячная толпа будущего; 2-го июля на Невском проспекте — веселье и крики толпы обывателей, радующихся новому началу военной бойни, жертвенному пролитию чужой, не своей крови.

Да, века и века прошли с 23-го марта23 марта (5 апреля) 1917 года прошли торжественные похороны жертв революции в Петрограде.! Тогда в одной толпе соединены были обыватель и революционер; чувствовалось, что случайное и неестественное это соединение, что исконные враги лишь временно сошлись под общими знаменами.

Сегодня улица восторженно справляет свой праздник — начало наступления русских войск, конец русской революции.

Шестьдесят лет тому назад, 1 июля (нов. ст.) 1857 г., в Лондоне вышел первый номер герценовского «Колокола». Набат его разбудил все подлинно живое среди русской интеллигенции шестидесятых годов, и еще долго гул его звал на революционную работу одних, пугал и приводил в неистовство других.

Так всегда бывает при звуках революционного набата: появляются «одни» и «другие», в разные времена носящие разные имена…

«Одни» в эпоху Герцена и его «Колокола» — это были революционеры шестидесятых годов, смело пошедшие до конца, до гибели, до жертвы во имя великих всечеловеческих идеалов. И почти все революционеры эти были социалистами, ибо тогда еще не научились разделять этих двух слов, ибо тогда еще не было наряду с революционным социализмом — социализма мещанского, умеренного, аккуратного, расчетливого и обездушенного, который теперь, через полвека, заслуживает такое сугубое одобрение и поощрение «других», вернее — от всех недругов революционного пути в истории. Читать далее

Люди уже, уехав куда-нибудь, не приезжают обратно; письма не доходят: личные и деловые сношения обрываются; словом: жизнь в России принимает внешние формы Персии или… даже… Бушмении (почты нет, телеграфа нет, передвижения почти нет и т.д.). У меня развивается ужас к передвижению: уедешь куда-нибудь далеко от Москвы, и — не вернешься обратно. Москва же притягивает меня, потому что в Москву приходят АсиныХудожница письма. У нас говорили, что скоро ста­нут железные дороги: это-то обстоятельство и удержало меня от поездки в Петроград (Ася больна, и я мучаюсь от письма до письма).

Когда пришла русская революция — былое большинство русских националистических социалистов сразу (на словах!) очутились в лагере идейных своих противников. Все вдруг стали «интернационалистами» и стали уверять, что-де всегда ими были. Этих «тоже-интернационалистов» развелось в одночасье видимо-невидимо, но под знаменем «Интернационала» стали они делать прежние дела, стали сперва контрабандой, а потом и явно проводить былые свои националистические идеи. «Революционное оборончество» заменило теперь былое «оборончество». Читать далее

Церкви и демократии не по дороге.

Я отметил сконфуженное и растерянное молчание всех «либеральных» газет о факте «аннексии» Албании Италией. Молчание это продолжается, и я не без интереса жду, как выпутаются наши либерал-империалисты из глупого положения.

Не Эллин противостоит Скифу, а Мещанин — всесветный, интернациональный, вечный. В подлинном «эллине» всегда есть святое безумие «скифа», и в стремительном «скифе» есть светлый и ясный ум «эллина». Мещанин же рядится в одежды Эллина, чтобы бороться со Скифом, но презирает обоих. Слово его не совпадает с делом, мораль личная не совпадает с моралью партийной, общественной, государственной, но зато «деяние» для него самоценно и совпадает с «личностью».

После непринужденной «аннексии» Албании Италией — принудительное «самоопределение» Греции: в одну неделю два блестящих предметных урока со стороны правительств союзной коалиции на тему «мир без аннексий и на основе самоопределения народов».

Во вчерашних газетах прочел я искреннейшее мнение «столпа и утверждения кадетской истины», МаклаковаЮрист, член IV Государственной думы, высказанное им перед обширным собранием: «Легальное происхождение нашей власти идет не только от революции, а от некоторых актов царствовавшего дома. У нас через “Сенатские Ведомости” Временное правительство опубликовало в числе актов, из которых оно вышло, отречение бывшего государя и отречение от престола Михаила».

Просто подумать страшно, что мы, бедные, делали бы, не будь у нас этих двух «отречений»! Ведь все мы были бы, несмотря на полную победу революции, «нелегальными»! Легко ли такое слово выговорить кадету?

Возраст: 38
Профессия: литературовед, литературный критик, социолог, писатель

В этот день:

Сегодня день рождения у
Екатерина Пешкова
+13
В Петрограде
+11
В Москве