Новый пост
Свободная
история
Без вымысла

Проект 1917 — это события, произошедшие сто лет назад и описанные их участниками. Только дневники, письма, воспоминания, газеты и другие документы

Поздравляю Вас с избавлением от «корниловщины»... Смутные и тревожные часы переживали мы. Ну как работать в такой обстановке. Я совсем расхворался: вот уже 2 недели мигрени, слабость и полная невозможность работать.

Собрался ехать в Питер, но телеграмма о разгроме остановила. Послал телеграмму РазумникуЛитературный критик, писатель: «Пытаюсь приехать к вам. Если неблагополучно, приезжайте сюда». Сегодня попробую в Москву съездить.

Да, с честным и прямым врагом приятно иметь дело. Генерал КорниловГенерал, Верховный главнокомандующий не вилял, не забегал к революции с заднего крыльца, не говорил звонких революционных фраз; он открыто поднял знамя мятежа против революции и двинул против Совета рабочих депутатов свою «дикую дивизию».

Ася моя меня беспокоит: болела, а теперь банки уже не переводят денег в ней­тральные страны, лишь во Францию, Италию, Англию. Это черт знает что! Это зна­чит — сознательно морить с голоду людей русских, живущих в Швейцарии. Я так зол, что на границе терпения. Ей Богу, пойду кричать по улицам: «Караул, жену морят го­лодом!». Ведь это же жестоко. Ведь Асе жить не на что! Где спокойно работать при такой жизни! Каждый шаг, каждый житейский поступок сопровождается несусветными трудностями; посылаешь посылку — надо 2 раза посылать; посылаешь деньги — нельзя; идешь что-нибудь купить — день пропадает. Приходишь усталый, разбитый — глядь: еще какой-нибудь сюрприз!

Полгода тому назад мы по снежному Питеру ходили под пулеметным огнем, а история шла куда-то по нашим головам. Куда? Дела плохи. И не то плохо, что Питер под ударом, плохо то, что революция гибнет в болоте; и не она эта революция, внешняя, видимая, а и другая, более глубокая, внутренняя, духовная. Обыватель сожрет мечтателя — так тому и быть надлежит.

Если в области политической и социальной двумя враждебными и отъединенными станами стоят друг против друга демократия и буржуазия, то и в области искусства как будто враждебно противостоят друг другу своеобразная «буржуазия» и «демократия»… Ибо что другое, как не типичная «буржуазия от искусства», та группа пресыщенных снобов и эстетов, которая в первые дни революции фальшиво пела гимны освобождению, «свободному народу» и даже «Интернационалу» для того, чтобы в последующие же дни брюзгливо и брезгливо отгородиться и от народа, и от революции, ибо — «искусство для избранных»! В разных литературных шантанах собираются эти эстеты и снобы от искусства, в разных мертвых эстетических журналах будут они, еще будут, поносить и революцию, и демократию. Пути живого творчества закрыты перед ними, их «аристократическое» искусство — искусство мертвое, без путей в жизнь, без надежды впереди. 

…Напало какое-то не­домогание. Две недели болен: не могу работать. Посылаю Вам стихи для 2-го сбор­ника «Скифы». Статья будет готова дней через 10. Отослал бы сейчас, но 2 недели пропали. Она есть уже в наброске, но ее надо привести в готовый вид.

«Московское совещание», зачем-то созванное, так же тускло закончилось, как и началось. Говорили, говорили, говорили; измученные стенографистки записывали речи фунтами и пудами; ораторы то жевали старую солому революционных фраз, то театрально взывали к единению и патриотизму. Читаешь газеты за всю неделю — зевается и сладко спится. Господи, да когда же поймут они, все эти «деятели революции», что о революции не говорят, что ее делают, что вороха ненужных слов — только камни на дороге нового творчества, только рвы и колдобины на пути к Новому Миру?

Подлинное искусство, подлинное творчество — всегда революционно: и в эпоху злейшей реакции, и во время стремительной революции. Творчество глубоко «революционно» по самому своему существу, и потому нет грани, нет рубежа между ним и революцией; нет грани, ибо оба они — одного духа; и если революция есть сила вечно-творческая, то и творчество есть сила вечно-революционная.

Сейчас, после 2-месячной суматохи и ряда неурядиц, уселся прочно на август в имении БурышкиныхПавел Бурышкин — предприниматель, гласный Московской думы, автор книги «Москва купеческая».. И — работаю.

Выпускает альманах «Скифы»

Участвуют: ЕсенинПоэт, один из основателей имажинизма, БелыйПоэт, писатель, БрюсовПоэт, ПришвинСотрудник министерства торговли и промышленности, писатель, КлюевПоэт, Ремизов, Фигнер и другие.

Будучи в Москве, я сделал интереснейший опыт: в продолжение 3-х дней я покупал до 12-ти газет и читал там факты и передо­вицы. Получилось нечто чудовищнейшее: столько лжи, столько подтасовки! Особен­но упражняется в подтасовках и умолчаниях наше «Русское Слово» «Русские Ведомости» — увы! Лучшие передовицы (я не «социалист») на основании изучения лишь газетного материала, по-моему, в петроградских «Известиях» Совета рабочих депутотов («Дела Народа» в Москве почти невозможно достать).  Читать далее

«Кризис власти», продолжавшийся весь месяц, закончен, образовано новое Временное правительство: все те же, все то же. Говорить о них — нечего. Ибо судьба их — неизбежно все та же. Или они окончательно утопят революцию в болоте, или революция стряхнет их. Ибо за этот месяц показали себя они, эти «социалисты», во всей своей красе: на фронте они уже ввели смертную казнь. Погодите — введут и в тылу!

На днях вышел из редакции «Дела Народа», ибо заявил, что не считаю себя членом никакой партии, а могу лишь приближаться к той или иной из них. Революция (подлинная) кончается; впереди — победа «разума» (малого, «кадетского» и т.п.), победа кокошкиных и бердяевых. Бороться еще есть за что, но ближайшее будущее — ясно. Мещане (социалистические и иные) победят по всей линии. «Скифы» должны выйти 10 августа.

Как бы ни сложились обстоятельства, но в тихие берега русская жизнь войдет разве лишь к эпохе детей наших детей.

Возраст: 38
Профессия: литературовед, литературный критик, социолог, писатель

В этот день:

Сегодня день рождения у
Томас Элиот
+13
В Петрограде
+9
В Москве