Новый пост
Свободная
история
Без вымысла

Проект 1917 — это события, произошедшие сто лет назад и описанные их участниками. Только дневники, письма, воспоминания, газеты и другие документы

Обращая казенное, т.е. народное издание в партийное  большевики идут вразрез с основным лозунгом социалистической и общедемократической культурной программы свободы духовного самоопределения… Надо в корне изменить всю постановку дела. Надо идти навстречу духовной самодеятельности народа, а не навязывать ему свыше определенную узкопартийную культурную программу.

Посуди о переполненности и разнообразии моего дня хотя бы по сегодняшней программе: утром — письмо к тебе, подготовка к реферату, чтение газет, потом — ранний обед (я обедаю по возможности в 12 часов, но сегодня не знаю, будем ли вообще-то обедать: идет стачка официантов). Затем еду в редакцию «Новой жизни» на 2-е собрание имеющего скоро выходить лево-социалистического сатирического журнала «Тачка». Редактор его — футурист с.-д. БрикТеоретик литературы, издатель, один из организаторов Общества по изучению поэтического языка. В литотделе участвуют футурист с.-д. МаяковскийПоэт-футурист, А. М. Горький-ПешковПисатель, издатель, твой слуга, Эмиль КроткийНастоящее имя — Эммануил Герман. Поэт, сатирик, фельетонист. Автор «Сказки о том, как царь места лишился»., Оль д’ОрНастоящее имя — Иосиф Оршер. Писатель, сатирик, пародист, сотрудничал с журналами «Сатирикон», «Новый Сатирикон» и другими., БазаровВладимир Базаров (Руднев) — философ, экономист, до лета 1917 года состоял в РСДРП(б)., Левидов и др. В художественном: А. БенуаХудожник, критик, один из основателей объединения «Мир искусства», Петров-ВодкинХудожник, теоретик искусства, Альтман, Маяковский (все тот же, преталантливый, молодой полувеликан, зараженный кипучей энергией, на глазах идущий в гору и влево), ЛебедевВладимир Лебедев — художник, график, автор плакатов и книжных иллюстраций. Как политический карикатурист сотрудничал с журналами «Сатирикон» и «Новый Сатирикон». и др. Издатели: ТихоновПисатель, сотрудник издательства «Парус», псевдоним — Серебров., Гржебин. Читать далее

Вспомнят ли, что сегодня начало войны? Рано утром разбудили безумные визги и завывания сирены. Я уж подумал, что цеппелин, но потом все стихло. Странно — никакого страха, так же как и от вчерашнего известия, что немцы собираются идти на Петербург. Читать далее

По поводу статьи БенуаХудожник, критик, один из основателей объединения «Мир искусства» «Закрепощение художественных сокровищ». Запрещение вывоза художественных сокровищ из России не есть решение вопроса. Необходимо в корне изменить современные формы купли-продажи художественных произведений, надо изъять их из обычного порядка товарного оборота и создать такой порядок, при котором реализовалась бы их не денежная, а художественная ценность. Но как экспериментальная мера запрещение вывоза не только желательно, но совершенно необходимо, иначе России грозит полное оскудение художественными сокровищами, и не потому, что «вещам здесь стало неуютно», а потому, что их случайным обладателям понадобились деньги.

Создал левый блок «Союза деятелей искусства»

Кажется сумасшедшийЛидер партии большевиков, но страшно убедительный.

На революцию! Товарищи!

Петроградские деятели искусств — художники, поэты, писатели, актеры и музыканты — образовали общество «На революцию» с целью помочь революционным партиям и организациям в проповеди революционных идей путем искусства. Товарищи, — если вы хотите, чтобы ваши манифестации, плакаты и знамена были заметней, — дайте вам помочь художникам. Читать далее

Ося устроил на стене полочку из некрашеного дерева, и на полочке стояли все книги футуристов. А на стене повесили рулон бумаги и на ней все писали, что хотели.  Бурдюк рисовал какие-то пирамиды, я рисовал лошадок, похожих на соски.

К нам стало ходить такое количество народа, что квартира стала мала. В том же доме, пониже, освободилась огромная, в шесть комнат. Мы переехали туда без всякой мебели. Одну комнату назвали библиотекой, — у ОсиТеоретик литературы, издатель, один из организаторов Общества по изучению поэтического языка, по обыкновению, накопилось страшное количество книг, — другую танцевальной. Еще в верхней квартире я затеяла учиться танцам, настоящей балетной классике, и в танцевальной комнате была приделана к стене длинная палка, а у противоположной стены поставлено зеркало, и каждое утро у нас форменный танцкласс в пачках и балетных туфлях.

Я знала все ВолодиныПоэт-футурист стихи наизусть, а Ося совсем влип в них. С этого времени и начались так называемые «козявки». Козявками я называла значки, которыми Ося расписывал тетради. Из них выяснились потом звуковые повторы. Работал Ося с утра и до вечера. Я не понимаю, как он ухитрялся в крошечной квартирке среди непрерывного шума.

Напротив наискосок сидит странный человек и на меня посматривает. Одет он в длинный суконный кафтан на шелковой пестрой подкладке; высокие сапоги, прекрасная бобровая шапка и палка с дорогим набалдашником, при том грязная бороденка и черные ногти. Я беззастенчиво его рассматривала, и он совсем скосил глаза в мою сторону — причем глаза оказались ослепительно синими — и вдруг, прикрыв лицо бороденкой, фыркнул. Меня это рассмешило, и я стала с ним переглядываться. Так и доехали до Царского. А там моя спутница шепнула мне, покраснев: «Это РаспутинДруг императорской семьиЧитать далее

В этот день:

+19
В Петрограде
+18
В Москве