Новый пост
Свободная
история
Без вымысла

Проект 1917 — это события, произошедшие сто лет назад и описанные их участниками. Только дневники, письма, воспоминания, газеты и другие документы

Лучшие женщины умеют или опошлить, или профанировать все лучшее и высшее: то устраивают спектакли, то пускаются в какой-то нравственный пляс с ужимками, слезами, а то и с истерикою. Все реже в женщине достоинство и глубина — повторяю, даже в лучших; и мне кажется, что ни в одной достоинство и глубина не встречаются одновременно.

Господи, неужели мне придется все бросать, ломать жизнь 47 лет от роду и ехать в Японию?

Завтра ВолодяСын Бориса Никольского, родился в 1896 году, служил в Семеновском полку. едет на фронт. Жена по-своему, бессмысленно, по-женски сделала все, чтобы лишить наше прощание всей торжественности, задушевности и семейности, какие были бы не только возможны, но и необходимы: устроила молебен, завтрак, кучу гостей… Что поделаете с женщинами, даже с лучшими? Неужели я сыну могу сказать при посторонних то, что хочу и должен? Придется, вероятно, ему написать; но разве это то, что сказано при матери и младших? Да, женщины, даже лучшие, умеют проявить такую бездушность, такую слепоту и грубость сердца в самые святые минуты, с которыми могут сравниться только их тонкость, чуткость, глубина и вдохновение по поводу бирюлек, выеденного яйца.

Я думаю, что главною причиною всех теперешних событий было вековое пьянство и внезапное отрезвление народа.  Все, что происходит, — плоды долгого, растлевающего пьянства и ужасного похмелия.

В Киеве и Одессе бьют жидов. Этого только не хватало!

Вчера вечером был Германов, предложивший мне сожительство с ним и с Мишей, если его мать уедет в Омск. Мысль прекрасная.

Кстати, острота: гвардейские офицеры все называют себя С.Р. — Как так? С(тарый) Р(ежим)…

Филологи выбрали меня доцентом: что-то вчерашний совет! Выдали пособие в Училище: все-таки 400 рублей. Сейчас это спасение. Демкин категорически обещал с сентября аванс по 300 рублей. Это хоть призрак помощи. Побывал в инспекции Wagonslits. Сказали, что будут иметь в виду, т.е. отнюдь не отклонили. Вроде консультации по административным делам. С библиотекою снова задержка.

Курьезны эти собрания и хвосты. Точно попадаешь в вагон третьего класса на длинное путешествие: все незнакомы, но всех объединяет поездка и общая цель, и общие условия сближают и уравнивают. Так и в России. Все знакомства разорваны, везде «публика», и серая, серая публика. Но в хвостах и домовых комитетах публика смирная, робкая, заботливая, хозяйственная и политики знать не желающая, а потому толковая, деловая и здравомыслящая.

Володя переживает острое отчуждение от нас и от дома. Ни днем, ни ночью его не водится. Это все ничего, лишь бы к жидам не попал или, верней, отстал от жидов. Его 11-го или отошлют на фронт, или оставят здесь. По-моему, на фронт во всех отношениях лучше. Тогда и с его жидами будет покончено, и от «товарищей» уйдет, и возмужает и закалится окончательно. Читать далее

Помолился Богу и решил идти к ВернадскомуАкадемик, председатель ученого комитета Министерства земледелия (с 10 июня 1917 года) предлагать правительству свои услуги и свою библиотеку для Саратова. Другого исхода нет. Пойду к послам, предложу мои услуги иностранным правительствам: англичанам, французам, американцам, но прежде всего Вернадскому. Почем знать, может быть и выйдет. Саратову сейчас все нужно.

До чего я исхудал! До чего я стал печален!

Население совершенно безучастно. У всех на устах одно: нам безразлично. Керенский или Корнилов, был бы порядок, было бы спокойствие и было бы продовольствие. Но с другой стороны, настроение запуганное, тревожное, нервное.

Вызов брошен. Керенские, Чхеидхзе и пр. полетят как пух, я в этом не сомневаюсь. Центр переворота, в смысле объекта нападения, — Петроград, несомненно; что большевики фактически единственная сила в Петрограде – несомненно; что сделать они ничего решительно не в состоянии — очевидно; что Керенский и Ленин фактически связаны сейчас, как Мазепа и Карл — очевидно; и что весь вопрос в армии и железных дорогах — несомненно. Здесь умеют только трусить и метаться под личиною наглости; в армии же наболело. Насчет офицерства и командного состава Корнилов может быть спокоен; но вот как пехота. Если большевиков уймут, то возможен успех; но переворот слишком мелко задуман, чтобы сулить что-либо прочное. 

Вечер провел у БрикаТеоретик литературы, издатель, один из организаторов Общества по изучению поэтического языка. Много о моменте — откол интеллигенции, равнодушие ее к социальному творчеству, злобность, «слюна» и т. д. О НикольскомЮрист, преподаватель, черносотенец, о ГиппиусПоэтесса. Здесь что-то очень характерное. Этим людям нужны были только политические реформы. А для нас именно это неинтересно и безразлично. Меня всколыхнуло и потянуло именно то, что я увидел тягу к новой культуре, к новому социальному строю.

Профессия: юрист, преподаватель, черносотенец
Работа: Юрьевский университет
Должность: приват-доцент кафедры латинской словсности

В этот день:

+1
В Петрограде
-6
В Москве