Новый пост
Свободная
история

Лавр Корнилов

Ни к каким политическим партиям не принадлежал и не принадлежу, а всегда поддерживал и буду поддерживать те из них, которые стремятся, задаются одним намерением: спасти Страну от гибели и вывести армию из состояния развала.

Без вымысла

Проект 1917 — это события, произошедшие сто лет назад и описанные их участниками. Только дневники, письма, воспоминания, газеты и другие документы
статья

Ко всему населению!

Вот упрощенный смысл народившегося движения, кото­рое обещает… не хочу и определять, что именно, однако очень много и, между прочим, ГРАЖДАНСКУЮ ВОЙНУ БЕЗ КОНЦА И КРАЯ. Читать далее

Сегодня папа под великим секретом сообщил мне о некоем заговоре, который организует Еллинский. План такой: несколько летчиков, поднявшись с Невы на гидропланах, засыпят Смольный бомбами, а на другой день утром Питер проснется под новым, заранее составленным правительством (папа предполагает: премьер — Кони, министр торговли — Ковалевский, министр внутренних дел — БурцевПублицист, издатель, министр иностранных дел — СавинковРеволюционер, публицист, военный министр — кто-нибудь из генералов, до прибытия КорниловаГенерал, Верховный главнокомандующий, который будет провозглашен президентом республики и назначит на этот пост кого-нибудь из своих друзей, статс-секретарь по казачьим делам — Самсонов, юстиции — Маргулиес, народного просвещения — сам папа, земледелия — Еллинский, финансов — Кутлер или кто-нибудь из москвичей и т.д.). Еллинский сам хочет лететь и метать бомбы (воображаю!). Все это, конечно, совершенно детские игрушки: так перевороты не производятся. Но папа очень увлечен этой идеей, и я ему не противоречил. Скажем только, что по-моему, хотя я и не знаток, подняться на гидроплане с замерзшей Невы нельзя.

Действительно, все в их руках, но все от них отступились и они одиноки ужасно. Власти они не удержат, в городе паника. Противные буржуи и интеллигенты все припишут себе, а их — даже не повесят. Идут Керенскийпремьер-министр, КорниловГенерал, Верховный главнокомандующий, Каледин, чуть ли не СавинковРеволюционер, публицист. С кем только, интересно знать. Кто-то был. Да, Ленечка. Хорошо рассказывал о Зимнем дворце. Почти большевик. Опять не исполнится надежда простых, милых, молодых солдатских и рабочих лиц.

Все эти дни был у меня ЭренбургКорреспондент газеты «Биржевые ведомости», поэт, и Вы не можете себе представить, как мне досадно, что Вы лишили меня возможности познакомить его с Вами. Досадно, конечно, за Вас, потому что этим Вы лишились не только знакомства с прекрасным и талантливым человеком, но и беседы с очевидцем корниловского выступления, который Вам мог бы дать из первых рук сведения и впечатления о разных лицах, которые остаются для нас здесь туманными и мало выясненными. Глубоко обидно за Вас, потому что именно для Вас было особенно ценно и важно слышать все, что он рассказывал. Теории и расовые антипатии — это вещь преходящая и изменчивая, а человек есть ценность вечная и существующая сама в себе. Читать далее

Целый день народ, не могла писать раньше. То же зах­ватное положение. Газеты, социалистические, но антибольше­вистские, вышли под цензурой, кроме «Новой Жизни», ос­тальные запрещены. В «Известиях» (Совета) изгнана редак­ция, посажен туда большевик Зиновьев. «Голос Солдата» — запре­щен. Вся «демократия», все отгородившиеся от большевиков и ушед­шие с пресловутого съезда организации, собрались в Гос. ду­ме. Дума объявила, что не разойдется (пока не придут разго­нять, конечно!), и выпустила № «Солдатского Голоса» — очень резко против захватчиков. Номер раскидывался с дум­ского балкона. Невский полон, а в сущности, все «обалдевши», с тупо раскрытыми ртами. В Думе и НекрасовТоварищ председателя IV Государственной думы, инженер, ловко не попавший в бастион. Читать далее

Солдаты и революционные офицеры!

Военно-революционный комитет в согласии с общим голосом солдат, рабочих и крестьян постановил немедленно доставить генерала КорниловаГенерал, Верховный главнокомандующий и всех изобличенных участников его заговора как врагов народа и революции в Петроград для заключения в Петропавловской крепости и для немедленного предания строгому военно-революционному суду. Сопротивляющихся этому постановлению Комитет объявляет изменниками революции и распоряжения их объявляет недействительными и не подлежащими исполнению.

Лекари

Полгода лежит пролетарий в постели,
Вокруг него мечется лекарей стан:
Левеет!.. Не надо ему ЦеретелиМеньшевик, министр почт и телеграфов,
Ему не помогут ни ЛиберМеньшевик, член исполкома Петроградского Совета рабочих и солдатских депутатов, ни Данлидер меньшевиков.
Левеет… Для нас это тоже не ново,
Да, этот состав пролетарию нож,
Левеет… Смотрите… Не хочет Чернова
Зовите Сухановаменьшевик, журналист, ГорькогоПисатель, издатель тож. Читать далее

В первый раз я увидала КорниловаГенерал, Верховный главнокомандующий во дворе. Мы возвращались после прогулки с Антоном ИвановичемГлавнокомандующий войсками Западного фронта, генерал-лейтенант, и почти у дверей мимо нас прошел небольшого роста генерал, с желтым лицом и немного кривыми ногами, помахивая палкой или хлыстиком. Антон Иванович сжал мне руку и показал глазами ему вслед:

— Корнилов.

— Неужели?!

В этом слове было разочарование. Я себе его представляла совершенно иначе, хотя и видела его портреты в газетах и журналах. Ничего величественного, ничего такого героического… В тот же день после обеда Корнилов пришел в нашу камеру. При его входе все встали и вытянулись. Здесь, в Быхове, или, как его шутя называли, «пол-Ставке», он был по-прежнему Верховным, так его и звали за глаза, так к нему и относились.

Генералу Л. КорниловуГенерал, Верховный главнокомандующий

В стране, что ложью обессилена,
Средь жалких умственных калек,
Где, что ни слово, то извилина,
Ты прямодушный человек.

В тебе спокойный ум крестьянина,
И дух бесстрашный казака,
Была душа заботой ранена,
Но жертва родине легка.

Где власть — безвластье, где скоплением
Кривых затей всех душит нас,
Своим достойным выступлением
Напомнил ты, что грозен час.

Твоя нога в бою прострелена,
Но дух звездой уводит в твердь.
Ты всем напомнил: «Здесь расщелина,
Засыпьте пропасть. Или — смерть».

Как белый лебедь, полный гордости,
Плывет, и им светла волна,
Твой лик твердит: «Нам нужно твердости,
Любовь к России нам нужна».

Перед тобой склонен в восторге я.
Он предрешенный твой удел:
Ведь имя Лавра и Георгия
Герою битв и смелых дел.

С тобой душою вместе в плене я,
Но что бы ни промолвил суд,
Бойцу, я знаю, поколения
Венец лавровый принесут.

Утром немного работал над биографией. Затем спускался в зубную амбулаторию, находящуюся в квартире под нами, для лечения зубов, давших себя знать на 51‑м году, и это надо считать особым счастьем. Заходил Липуха, и также лечить зубы — и это на 20‑м году. Я напоил его кофеем, и мы отправились вместе. Он домой, а я в заседание Совещания общественных деятелей к 2‑м часам. Заседание происходило в зале кинематографа «Кино‑Аре» на Тверской. Заседание открыл Родзянко, сказавший несколько слов об общем положении. С основным докладом выступал НовгородцевПавел Новгородцев (1866–1924) — юрист и философ, профессор Московского университета., характеризовавший современное безвластие. Власть, как он говорил, не имеет силы, а делает только реверансы то направо, то налево. Это сравнение мне очень было по душе, так как совпадало с моим представлением о Керенском как о канатном плясуне. Читать далее

СавинковРеволюционер, публицист считает Керенскогопремьер-министр честным человеком, но уверен, что ТроцкогоПредседатель Петроградского совета (Бронштейна) и Каменевабольшевик (Розенфельда) можно купить. ЛенинЛидер партии большевиков и Коллонтайбольшевичка являются фанатиками. Филоненко за­метил, что и он считал Керенского честным человеком, но вче­рашнее признание в том, что 8 сентября он устроил КорниловуГенерал, Верховный главнокомандующий ловушку, солгав, будто у аппарата находился Львов, заставляет его теперь ожидать от этого человека чего угодно. Читать далее

Напечатанная БурцевымПублицист, издатель записка Вл. Львова о столкновении Керенскогопремьер-министр с КорниловымГенерал, Верховный главнокомандующий содержит тягостные обвинения против Керенского. Ранее Б. поместил записку Савинкова Революционер, публицисто том же. И этот не щадит Керенского. Теперь ясно всякому, что Керенский фальшивил, Корнилов же был прав, говоря, что он явился жертвой «чудовищной провокации», вся вина в которой лежит на Некрасове Товарищ председателя IV Государственной думы, инженери Керенском.

Львов, обвиняемый Керенскимпремьер-министр в причастности к Корниловской истории, пишет в газетах, что его сам Керенский посылал к КорниловуГенерал, Верховный главнокомандующий, и вообще, многое такое, что и суд не разберет, а в особенности современный, который свои приговоры сочиняет не по своему убеждению, а под угрозой самочинных солдат, как это было в Сухомлиновском деле. Между прочим, Львов описывает первую ночь своего ареста. Поместили его в Зимнем дворце в комнате императрицы Марии ФедоровныВдова императора Александра III, мать императора Николая II и в головах постели поставили двух часовых. Рядом же, в комнате Александра Третьего, находился Керенский и пел арию из оперы, мешая Львову спать. А в это время вся Россия спала, не зная, что ей грозит «Корниловская измена». В Зимнем дворце разыгрывалась сценка для «Сатирикона» и «Бича», а вовсе не из чего-нибудь исторического.

Холодно, всего лишь 10 градусов. Мне все безразлично, я никуда не выхожу. Заезжал попрощаться Митя Ден, он собирается в Петербург.

Газеты пишут о выступлении генерала Алексеева против Корнилова, из чего видно, что Керенский был заодно с Корниловым, но затем внезапно изменил курс, обвинил Корнилова в попытке поднять мятеж и арестовал его. Все это далеко не так уж непонятно.

Возраст: 47
Звание: генерал-лейтенант
Должность: командир 25-го армейского корпуса Особой армии

В этот день:

+1
В Петрограде
-6
В Москве