Новый пост
Свободная
история
Без вымысла

Проект 1917 — это события, произошедшие сто лет назад и описанные их участниками. Только дневники, письма, воспоминания, газеты и другие документы

Когда правительство приняло решение о моем отъезде за границу, возникла проблема, связанная с тем, что я до сих пор считался на действительной военной службе. Им было необходимо найти причину для моего увольнения из армии. К моей жене приезжал генерал Адрианов, посланный Временным правительством с просьбой убедить меня подать в отставку. Жена отказалась выполнить это поручение. Читать далее

После недели моего второго заключения в крепости Временное правительство решило позволить мне выехать из страны через Архангельск. Было очевидно, что власти чрезвычайно заинтересованы в моем отъезде. Они специально при посредстве посольства Великобритании просили британское начальство в Архангельске помочь мне проехать через районы, находившиеся под контролем местных советских организаций, так как эти последние могли не посчитаться с распоряжениями Временного правительства.

За три дня, проведенные мной в Петрограде на свободе, генерал Корнилов произвел попытку провести коренные перемены путем замены некоторых фигур Временного правительства. Не вдаваясь в подробности этого дела, скажу только, что первоначальные распоряжения о занятии Петрограда верными Временному правительству войсками были сделаны не просто с ведома Керенского, но в соответствии с его указаниями. Однако эти распоряжения не были тайной для Петроградских оветов. Читать далее

Освобожден из-под стражи

На днях по распоряжению Временного правительства высылается за пределы России генерал ГуркоГенерал от кавалерии, содержащийся в Петропавловской крепости. Конвой будет сопровождать генерала Гурко до Торнео, а выбор дальнейшего направления путешествия и места жительства предоставлен свободному выбору генерала. 20-го августа между министром внутренних дел и военным министром состоялось соглашение, в силу которого генерал Гурко, которому инкриминируются высказанные им симпатии к бывшему императору и прежнему образу правления, подлежит изгнанию из России.

Следует сказать, что за время моего месячного пребывания в крепости я не видел, за исключением коменданта, ни единого представителя правительства, не говоря уже о судебном ведомстве. Власти намеревались выслать меня за границу через Швецию, но исполнить свое решение были не в силах, поскольку правившие в Гельсингфорсе большевики совершенно не считались с распоряжениями Временного правительства. 

Жене позволили жить при мне, причем она могла в любое время входить и выходить из крепости. На вопросы о причинах моего ареста и о том, когда же меня выпустят, лица, принадлежавшие к Временному правительству, отвечали обещаниями, которые вплоть до самого конца не были выполнены; в итоге власти объявили, что вынуждены выслать меня за границу как лицо, «представляющее опасность для республики».

В бастионе мне было сказано, что режим содержания будет значительно изменен в сторону смягчения. Это было вызвано тем, что в бастион было посажено несколько большевиков. Оказавшись в заключении, они немедленно потребовали от властей разрешения носить вместо тюремной одежды свое собственное платье и получать пищу из своих домов или из ресторанов, а также увеличения времени ежедневных прогулок. Временное правительство, будучи не в состоянии изыскать основания для моего обвинения и вынужденное считаться с мнением общества и голосами прессы, отчаянно искало уловку, с помощью которой могло бы оправдать мой арест.

На второй день моего сидения произошел инцидент, заставивший Временное правительство перевести меня в Петропавловскую крепость. Начальника охраны, а затем и генерала Васильковского посетил некий офицер одного из гвардейских пехотных полков с тем, чтобы выяснить, соответствуют ли действительности появившиеся в газетах сообщения о моем аресте. Их разговор, несмотря на то что происходил в присутствии подчиненных, принял довольно резкую форму, после чего этот офицер удалился, а я посреди ночи был разбужен подпоручиком Кузьминым, который сообщил, что меня переводят в Петропавловскую крепость.

Прибывший с Кавказа Филипон рассказывает: среди солдат, казаков, населения — волнение. Большое антиреволюционное движение. В Кисловодске, который всегда был местом отдыха, собрались и действуют уволенные офицеры гвардии. Присутствовали РузскийГлавнокомандующий армиями Северного фронта, ГуркоГенерал от кавалерии: возможно, волнение имеет связь с арестом Гурко. Читать далее

Арестованы Хвостовбывший министр внутренних дел и ген. ГуркоГенерал от кавалерии. Первый будто бы проворовался, а второй явно агитировал за возвращение старого строя.

В дверь собственного дома, в котором я поселился, стали настойчиво трезвонить. Когда слуга открыл, в дом не просто вошли, а попросту ворвались не менее десятка вооруженных солдат во главе с офицером и начали быстро растекаться по всем комнатам. Читать далее

Сдача Черновиц, вот-вот будет почата Бессарабия и отрезана румынская армия. В Риге объявляют, что кайзер приехал посетить войска: ходит слух, не где попало, а в Управлении инженерных войск, что на Двине потеряны две линии. Арест ГуркоГенерал от кавалерии, убийство Эрдели русским солдатом; жалобы на КеренскогоПредседатель Временного правительства, который не сделал, не знал и т.д. Хотел бы я их там видеть. Читать далее

Арестован

На следующий день я был в Петрограде, который внешне изменился мало. Единственное, что меня поразило, было то, что на перекрестках улиц стояли члены милиции с белыми повязками на рукавах и винтовками на левом плече, заменив хотя и менее воинственных, но гораздо более расторопных городовых прежнего времени. Военные власти были все так же любезны, что предоставили в мое распоряжение военный мотор, так как передвижение по городу другими средствами было затруднено. Я остановился в собственном доме, предполагая прожить здесь меньше недели, после чего отправиться в Москву. Там по предложению Временного правительства намечалось созвать особое совещание, в котором должны были участвовать не только демократические силы, но и представители других социальных слоев, общественных организаций и промышленности. Я не терял надежды появиться там и принять участие в работе, получив на то мандат какой-либо организации. Шаги в этом направлении я предполагал предпринять в самой Москве.

В этот день:

Сегодня день рождения у
Томас Элиот
+13
В Петрограде
+9
В Москве