Новый пост
Свободная
история

Старая власть

Кто был всем — тот станет никем. Чем живут бывшие царские чиновники, генералы и дворяне после революции?

Без вымысла

Проект 1917 — это события, произошедшие сто лет назад и описанные их участниками. Только дневники, письма, воспоминания, газеты и другие документы

Однажды, когда я прогуливалась перед домом, дежурный офицер, который ходил сзади меня и, казалось, до сих пор не замечал меня, пробормотал, обгоняя меня: «Я предан великому князю и вам на всю жизнь… Не отвечайте ничего», — поспешно добавил он, видя, что один солдат приближается к нам. Таким образом, эти образованные, воспитанные молодые люди трепетали перед мужиками, которыми они командовали… Разве это было нормально и допустимо? И не должно ли было такое положение вещей привести к бедствиям?

Двое нар, деревянный столик, высокое окно с решеткой и непролазная грязь повсюду. Эрика и я улеглись на доски, свернув пальто под голову. Утром проснулись от невыносимой боли в спине, затекла голова, и мы чихали от пыли, которой наглотались за ночь… Нельзя себе вообразить уборную, куда мы ходили в сопровождении часового: для караула и заключенных была одна и та же уборная. Пищу нам приносили из офицерского собрания: все было вкусно. Платили за обед и ужин по 10 рублей в день... Читать далее

Я наконец переведен из Петропавловской крепости в одиночное заключение в другой тюрьме, где скоро попал в больницу. Там я провел следующие два месяца. По сравнению с суровыми условиями жизни в крепости тюремная больница оказалась значительно более комфортабельным местом, и, находясь там, я намного меньше страдал от приступов глубокой апатии, которая столь часто овладевала мной ранее.

Живя на даче мы с ужасом узнали, что по распоряжению революционных властей ГосударьРоссийский император и ГосударыняРоссийская императрица, жена Николая II с наследником и великими княжнами отправлены в Тобольск. Мы стали серьезно подумывать о выезде за границу. Взвесив все обстоятельства, жена решила побывать у КеренскогоПредседатель Временного правительства и попробовать, не отпустит ли он нас за границу. В августе мы с женой поехали в Петроград, куда мы попали очень не вовремя, потому что наш приезд совпал с неудавшимся выступлением ген. КорниловаГенерал, Верховный главнокомандующий против Временного правительства. В связи с этим арестовали великого князя Михаила АлександровичаМладший брат императора Николая II, второй в очереди на престол и перевезли из Гатчины в Смольный институт. Затем был арестован великий князь Павел АлександровичОдин из старейших членов семьи Романовых, дядя императора Николая II, сын Александра II. Оставаться в Петрограде нам было небезопасно, поэтому, переночевав в квартире Чистяковых, мы вернулись обратно в Финляндию.

Первым делом было устроить свои личные дела, на что пришлось потратить недели две. От бывшей моей квартиры ничего не осталось. Все вещи, до самых мелочей, были разграблены и разворованы, а чего нельзя было унести из-за громоздкости, то было разбито, испорчено, изгажено и обращено было в пользу караула, занимавшего мою бывшую квартиру. Пришлось устраиваться кое-как заново.

Островский (начальник охраны), молодой человек лет 18-ти со злыми глазами и нахальным выражением, а также несколько членов совета и объявили, что все арестованные отправляются в тюрьму в Свеаборгскую крепость, сопровождающие же их по собственному желанию могут быть свободны. Спустились по скользкому трапу и помчались в большой моторной лодке в неизвестность Крепость Свеаборг расположена на нескольких маленьких островах в заливе, недалеко от Гельсингфорса. Залив этот зимой совсем замерзает, летом же острова эти покрыты зеленью и служат местом прогулки для обывателей Гельсингфорса.

Утром заходил Алеша. День провел частью на кресле, частью в постели. Дежурный офицер находится рядом с передней, а у входных дверей стоят парные часовые. Вот как сторожат опасных преступников!

Про себя ничего не можем узнать. Сидим и тоскуем.

За месяц до своего бракосочетания я переехала в Петроград на Невский проспект, чтобы кое-что подготовить. Мы с Путятиным приехали в Царское Село на обед. Под проливным дождем мы взяли извозчика от станции. Подъехав к дому своего отцаОдин из старейших членов семьи Романовых, дядя императора Николая II, сын Александра II, я заметила, что огромные решетчатые въездные ворота, которые обычно стояли открытыми, были закрыты. При более внимательном осмотре стало видно, что вокруг дома стоят часовые. С замершим от страха сердцем я выпрыгнула из коляски и начала расхаживать вдоль решетки, пытаясь заглянуть в окна дома и увидеть кого-нибудь. Путятин следовал за мной. Но никого нигде не было видно. Двор был пуст, дом выглядел, будто все умерли. Читать далее

К ночи мы подъехали к Гельсингфорсу. Самое же страшное было, когда мы вышли на площадь перед вокзалом. Тысяч шестнадцать народу — и надо было среди них дойти до автомобиля. Ужасно слышать безумные крики людей, требующих вашей крови… Но Господь чудом спас меня… Читать далее

Пришел Поляков и сообщил, что Ай-Тодор закрыт. Вход и выход запрещены для всех. Еще одна новинка, придуманная в Севастополе с целью унизить и оскорбить нас. Как это все неприятно, ведь мы теперь действительно арестованы этими негодяями — за что?

Я был поднят в 3 часа. Нам заявил комендант приготовиться к отъезду в Петроград через час 10 минут. Повезли нас в Царское Село. Впереди шел грузовик с вооруженными 30 солдатами. Мы ехали на новом «Паккарде». Повели нас в кабинет Главнокомандующего, где нас встретил штабс-капитан Филоненко. В 11:30 нам объявили, что помещения для нас отведено на Морской, 60, куда и тронулся наш караван. Оказалось, что это дом Министерства внутренних дел. В 1 час закусили, после чего легли отдыхать, а Джонсон поехал хлопотать в штаб округа о переводе нас к Алеше на Фонтанку.

Эмигранты-роялисты

Сегодня с поездом 7 ч. 40 мин. утра по Финляндской железной дороге выехала за границу первая партия русских эмигрантов-роялистов. За час до отхода поезда в зале 1-го класса собрались предназначенные к высылке: Манасевич-Мануйлов, доктор Бадмаев, ВырубоваЛучшая подруга императрицы, Юскевич-Красковский и др. Комната, где собрались эмигранты, охранялась караулом. Высылаемым предоставлено отдельное купе 2-го класса. До Торнео эмигрантский поезд сопровождается специальным военным караулом. Каждому эмигранту разрешено было взять с собой 3000 рублей.

Весь день провели в доме. Нам было объявлено, что во время прогулок за нами будет следовать унтер-офицер, ввиду чего мы и решили больше пока не выходить. В газетах за последние дни много писали об открытии контрреволюционного заговора, душой которого являлась Маргарита ХитровоМаргарита Хитрово — 22-летняя фрейлина, отправившаяся в Тобольск для встречи с императором., которую и арестовали. Выясняется, что в связи с раскрытием этого заговора произошел наш арест и дяди Павла АлександровичаОдин из старейших членов семьи Романовых, дядя императора Николая II, сын Александра II. Но, по-видимому, никакого такого заговора нет.

Появилось сообщение во всех газетах, что меня высылают за границу; указан был день и час. Близкие мои волновались, говоря, что это провокация. Последнюю ночь мои родители провели со мной, из нас никто не спал.

В 10 часов вечера 2-го сентября скончался в клинике бывший председатель Совета министров Штюрмер. В последние дни больной находился в бессознательном состоянии. Пищу пришлось вводить в организм искусственным путем.

Как в свое время сообщалось, Штюрмер в первые же дни революции был арестован и затем после недельного сидения в Таврическом дворце переведен в Петропавловскую крепость, где пробыл около 4-х месяцев. Читать далее