Новый пост
Свободная
история

Старая власть

Когда армия переходит на сторону восставших, перед царскими чиновниками и генералами встает сложный выбор: бежать с «тонущего корабля» или противостоять революционной стихи до конца.

Без вымысла

Проект 1917 — это события, произошедшие сто лет назад и описанные их участниками. Только дневники, письма, воспоминания, газеты и другие документы

В министерском павильоне Государственной думы я провел 24 часа. В первый день жене удалось меня посетить два раза, а на следующий — после ее ухода полковник Перетц объявил, что меня переводят в Трубецкой бастион Петропавловской крепости. При этом он от меня потребовал снятия вензелей с погон, говоря, что иначе я рискую своей жизнью. Читать далее

статья

Как министры живут в Петропавловской крепости?

Вернувшись из Ставки, я должен был подумать о моей семье, состоявшей в то время из Императрицы Mapии ФедоровныВдова императора Александра III, мать императора Николая II, моей жены, великой княгини Ксении АлександровныСестра императора Николая II, жена Сандро, моей невестки, великой княгини Ольги АлександровныВеликая княгиня, моих шестерых сыновей и мужа Ольги Александровны, Куликовского.

Я лично хотел остаться в Киеве, чтобы быть поближе к фронту. В моей душе не было чувства горечи к русскому народу. Я любил родину, я рассчитывал принести ей пользу, будучи на фронте. Я пожертвовал десятью годами моей жизни для создания и развития нашей военной авиации, и мысль о прекращении привычной деятельности была для меня нестерпима.

Государь приехал сегодня утром! Сошла вниз, чтобы его видеть, встала позади прислуги. Наружно он спокоен. Вошла в соседнюю комнату с Валей Долгоруким, Бенкендорфом и Апраксиным. Видела делегата от Временного правительства Коцебу, через которого передают распоряжения. Сердце надрывается от боли и жалости к ним.  Фредерикс, Воейков, Нилов арестованы. С заключенными в крепости министрами обходятся чрезвычайно сурово: на еду им выдают 40 копеек в день. Горемыкину разрешен белый хлеб, по болезни. Государь гулял в маленьком садике с Валей под конвоем двух прапорщиков, которые шли сзади и называли государя «Господин полковник»!

В самом начале никаких свиданий не допускали, и я не подозревал, что мою жену тоже арестовали. Во время прогулки один из часовых мне мимоходом сообщил: «Ваша жена тоже арестована». Через несколько же дней, проходя по коридору на прогулку, я заметил женщину вместе с дежурным. Это навело меня на мысль: не здесь ли и Екатерина Викторовна? Оказалось, что она и Анна Александровна Вырубова действительно в Трубецком бастионе, и для них из женской тюрьмы командированы две надзирательницы.

Камеры наши мы должны были убирать сами, для чего в форточку нам просовывалась половая щетка. При царском режиме уборка производилась во время прогулки прислугой, и никогда ничего из нашего имущества не пропадало, чего нельзя сказать про время царствования КеренскогоМинистр юстиции, ранее член IV Государственной Думы. Читать далее

Обнаглевшие, со зверскими физиономиями люди в серых шинелях под видом каких-то гарнизонных комиссий врывались периодически в камеру, шарили в убогой и без того обстановке. Свирепствовал особенно какой-то рябой, скотоподобный солдат Куликов. При неоднократных обысках, причем раздевали меня догола, на каменном полу, в холодной камере, этот изверг нашел, что надо снять с меня и крест. Сняли, но кто-то из верующих ещё в бога отстоял, и крест отдали — золотую же цепочу Куликов оставил на память. Читать далее

Толпа пьяных солдат на городской площади прилюдно избила генерала, командующего Псковским гарнизоном, и бросила его реку. Эта же толпа внезапно вспомнила обо мне. Муж одной из моих медсестер, которого я устроила работать служащим в штаб, велел кому-то из своих товарищей постараться отвлечь внимание толпы и поспешил в госпиталь предупредить меня. Читать далее

Отставной царь недавно во время прогулки по дворцовому саду после сытного-сытного обеда почувствовал схватки в желудке. Николай Романов потребовал было автомобиль, чтобы его отвезли в «кабинет задумчивости». Но дежурный офицер, заведующий охраной дворца, предложил бывшему царю отправиться на своих на двоих в то место, куда и большинство не то что бывших, а даже нынешних царей пешком ходят. Между тем, схватки в желудке Николая Романова становились сильнее, и отставной самодержавец решился на отважное бегство в кабинет уединенных размышлений. Читать далее

Секретарь ГучковаЛиберал-консерватор, оппозиционер, член IV Государственной думы Хлопотов рассказал, что в здании Думы застрелился офицер. Еще один из офицеров Преображенского полка сначала застрелил жену, а потом себя.

На сердце ужасно тяжело — что-то еще может произойти? Господь, помоги нам! Какая жестокость! За все происшедшее очень стыдно. Главное, чтобы все это не повлияло на ход войны, иначе все будет потеряно! К ужину пришел Ники. Оставался у меня до 11 часов. Мы узнали, что по дороге арестовали беднягу Фредерикса. Он, к сожалению, был очень неосторожен и отправил шифрованную телеграмму о том, что едет в Петербург. Как глупо и как жаль! Прямо на глазах у Ники над Городской думой вывесили два огромных красных флага!

В далеком-предалеком царстве,
В ненашем государстве,
За тридевять земель
Отсель,
Средь подданных царя мудрейшего Тофуты
Случилось что-то вроде смуты.
«Разбой! — кричали все. — Грабеж!»
Шли всюду суды-пересуды: Читать далее

Посещали разные солдатские и рабочие депутации с целью удостовериться, налицо ли все арестованные, и посмотреть на тех людей, которых новая власть объявила врагами народа. Не забуду посещения депутации от гвардейского флотского экипажа. Депутация возглавлялась громадного роста матросом свирепого вида; унтер-офицер Круглов давал разъяснения этому матросу, причем, останавливаясь почти перед каждым арестованным, представлял его, прибавляя в виде характеристики этого лица, какой-либо эпитет. Например, представляя Добровольского, добавил: «Министр юстиции, издававший несправедливые законы»; когда Добровольский заметил, что министры юстиции вообще не издают законов, то Круглов моментально приложил ему к голове браунинг. Читать далее

Последний проведенный мною с государем день начался с выходки за утренним чаем одного из лиц свиты, пользовавшегося особым расположением к нему Его Величества: когда государь еще сидел за столом и разговаривал, он обратился к нему с просьбой разрешить ему встать из-за стола, т.к. ему нужно идти к новому начальству. Государь ничего не ответил, кивнул головой и многозначительно посмотрел на меня. Читать далее

«Власть» тосковала по «твердыне»,
«Твердыня» плакала по «власти».
К довольству общему, — отныне
В одно слилися обе части.

Всяк справедливостью утешен:
«Власть» в подходящей обстановке.
Какое зрелище: повешен
Палач на собственной веревке!

Ко мне пришел санитар, назначенный в столовую для персонала. Рабочий, небольшого роста, подвижный латыш, очень квалифицированный, один из моих любимцев. В руке он держал пачку групповых фотографий наших санитаров со мной в центре, сделанных несколько дней назад. Читать далее

Сразу же после нашего прибытия мы подверглись процедуре столь же бессмысленной, сколь и унизительной. В середине ночи, при морозе в двадцать семь градусов, мы должны были выстроиться в огромном дворе крепости, повернувшись лицом к стене, и стоять так примерно полчаса.  После этого несчастный жандармский полковник Собещанский был уведен со двора, а сопровождавшие его солдаты глумились над ним и говорили, что он будет заключен в подвальный каземат, где настолько высокая влажность, что пол покрыт водой.  Читать далее

Бедная графиня Игнатьева передала мне по­сылку со своими драгоценностями и письмо, которое я должен отправить ее матери и детям, которые находились сейчас в Швей­царии, в случае, если произойдет худшее. Я очень сочувствовал этим людям и попытался ободрить их, но было трудно притво­ряться, что ничего страшного для них не происходит. Они рассказали мне о том, что в Луге с особой жестокостью был убит граф Менгден. Его солдаты спросили, признает ли их командир новое правительство. Тот ответил, что должен снача­ла отправить в Петроград телеграмму, в которой запросить ин­струкции. За это его закололи насмерть.

Многие не могли пережить этих дней и лишили себя жизни: застрелились, отравились или повесились. Читать далее

Я написал письмо РодзянкоПредседатель IV Государственной думы, сообщив о готовности предоставить свои услуги новому правительству, если оно в них нуждается. По моему мнению, каждый благонамеренный россиянин был обязан в этот критический для страны момент поддержать единственную существующую власть и предохранить революцию от немедленного сползания в анархию. Затем я пошел с письмом в кармане к Родзянко в Таврический дворец. Читать далее

В этот день:

Сегодня день рождения у Вацлав Нижинский и Сергей Вавилов
-5
В Петрограде
-9
В Москве
Индексы
24.68
Мясо парное
(1 сорт, пуд)
31.5
Лён отборный
(пуд)
2.35
Зерно
(пуд)
144
Валюта
(10 фунтов стерлингов)