Новый пост
Свободная
история

Александр Бенуа

Мы, русские люди, недостойны иной участи. Наша судьба должна нас привести снова под какое-либо иго.

Без вымысла

Проект 1917 — это события, произошедшие сто лет назад и описанные их участниками. Только дневники, письма, воспоминания, газеты и другие документы

За день ничего примечательного не произошло. Часть его я даже просто провалялся на диване в кабинете, раздраженный разговором с Акицей о банках. Ей бы следовало пойти посоветоваться с кем-либо, более в этих делах сведущим, нежели мы оба (благо она взялась быть нашим «министром финансов»), но она «ненавидит банки», считает их дьявольщиной! Читать далее

Характерный эпизод произошел в эти первые дни после переворота. Я имею в виду «спасение» чудесного Строгановского дворца у Полицейского моста… К нему я еще с детства питал особый интерес и ему же я посвятил первый монографический номер моих «Художественных сокровищ». И вот Луначарскийбольшевик дает мне знать, что матросы — эти герои дня — заявили о своем намерении занять дворец под свой клуб. Читать далее

Ходил к Бенуахудожник к завтраку. Разговор о событиях, о разрушенном Кремле. Шура потащил меня в Зимний дворец, где должно  было быть заседание художественной комиссии. Встретили нас большевики, симпатичные и вежливые. Обошли с ними весь дворец, и я видел разрушения. Комнаты Александра II, Николая I, Николая II, его water closet с неприличными картинками, где жил Керенский, громадную брешь в нем от попавшего и разорвавшегося снаряда. Отвращение очень большое, но многое поправимо.

Приглашенный по совету Гессенов доктор Педенко констатировал у нашей Лелички базедову болезнь. Вот куда привели всякие сентиментальные переживания (влюбленность в Сашу Яшу) и неистовое купанье. Теперь объясняется и ее безумное настроение. Кошмар просачивается в нашу самую интимную семейную жизнь! Читать далее

На фоне ружейной стрельбы раздалось несколько отрывистых, более гулких и тяжелых ударов, и за последним из них послышался звук чего-то рушащегося. То палила «Аврора», ставшая на якоре посреди Невы между Крепостью и дворцом и палившая в упор по дворцу. У меня сжалось сердце. Неужели наступили последние минуты существования Зимнего?

Вчера была свадьба Марианны и Николаши, а вечером у них же — большой кутеж, продлившийся до 6 утра. Я напился вдребезги — теперь, конечно, больно и совестно, зато — и несмотря на мое крайнее состояние — у меня был очень интересный разговор с Т.З. Оказалось, что мы оба интересуется одним и тем же — светлой силой и ее проявлениями. Она мне рассказала многое, и это было так интересно, что я надеюсь на правдивость ее слов. С современными женщинами никогда не знаешь, где начинается ложь.

Встретил у Р. Александра Бенуахудожник. Он желт, обрюзг как-то, зол и вообще антипатичен до крайности.

Как много развелось их, крайних левых, прочих большевиков. Всматриваясь в фигуры доморощенных Сент-Жюстов. Как они все «непримиримы»! Как великолепны их жесты! С каким презрением они плюют с высоты своего большевистского величия на «социал-патриотов», бабушкуБабушка русской революции, КропоткинаКнязь, географ, теоретик анархизма, МинораОсип Минор — эсер, председатель Московской городской думы., ПлехановаЖурналист, писатель, историк и др.

Однако, странно… Как много среди них знакомых фигур, недавно еще очень, очень маленьких, махоньких, до революции стоявших в степени родства «седьмой воды на киселе». Была, например, Лариса РейснерЖурналистка, поэтесса. Читать далее

статья

Проект книги о войне

Вечером в «Жизели» и «Арагонская хота». КарсавинаБалерина очень хороша, но балет мне надоел этот. В антракте Брюс мне долго говорил о Бенуахудожник и «Новой жизни». Объяснял, что необходимо уговорить Шуру выйти из журнала. 

В 9 пошел пешком к Бенуахудожник. Там КарсавинаБалерина, Брюс, Аргутинский, ПрокофьевКомпозитор. Прокофьев играл чудесный гавот свой и несколько из «Мимолетностей». Шура показывал свои работы. Чудесные этюды этого лета, Крыма и Версаля. 

Мне сейчас несколько трудно собраться с мыслями: всего несколько дней назад у нас в Дугине приключилось происшествие, которое нас всех вышибло из колеи. Добужинский расскажет Тебе, вероятно, подробности. В общих чертах вот что произошло. Так как я торчу всю неделю почти в Москве, вертясь с утра до ночи по комиссиям, то пользуюсь каждым деньком, когда мне удается вырваться в Дугино, чтобы пописать. К вечеру, перед заходом солнца, был редкостный по красоте, ясный, красочный вечер — я пошел писать этюд, попросив оставить мне обед. В 8 ½ я сел обедать, в столовой не было ни души — все разбрелись гулять кто куда, и я уже кончил обед, когда заметил каких-то людей, шедших по террасе и направлявшихся к входной двери. Когда они подошли вплотную, они вынули револьвер и тихо и внятно сказали: «Руки вверх!» Читать далее

После моего выхода из «Новой жизни» я почти не встречался с ГорькимПисатель, издатель, но довольно часто я встречался с Луначарскимбольшевик, позиция которого стала все более уясняться для него же самого и расчеты которого на большевиков как на единственную группу людей, способных вывести страну из катастрофического состояния, все более крепли. С другой стороны, все менее надежд теперь возлагают на все другие партии, и менее всего на личность недавнего полубога — Керенскогопремьер-министр. Про него ходят всякие иронические рассказы: будто он, поселившись в Зимнем дворце в комнатах, служивших когда-то резиденцией Александру III, целыми днями там распевает оперные арии, принимает всякий сброд и все менее интересуется делами. Его правительственная деятельность теряет всякую «отчетливость», он едва сам еще верит в свою миссию…

В Петербурге

Больше всего я боюсь одного — застарелого заклятого врага искусства — национализма. Я боюсь, что запоздалый мир, которой водворится (в этом уже теперь нельзя сомневаться), решит не мудро, а как подвернутся обстоятельства. Я боюсь, что этот мир будет использован не столько на лечение ран, сколько для того, чтобы приготовиться для следующей борьбы, для борьбы во имя все того же чудовищного молоха нашего времени — национализма. В этом отчаянном (перед окончательной сдачей) усилии национальных эгоизмов выявятся формы внешнего насилия испытанной суеты, и по всей планете расползется спор во имя племенных отличий. Читать далее

Понедельник. Будничные мелочи опускаю… Будущий историк в своих поисках причин войны и ее затяжки, несомненно, будет особенно ценить всякие документы, которые ему помогли бы выяснить психологию масс, которые помогли бы диагностировать болезнь и объяснить, как это в христианской Европе, «не отменившей христианство», и в России, с такой торжественностью и горем всего несколько лет назад устроившей «национальное» погребение великого писателя своей земли, как это в них могли длительно и упорно жить чувства и убеждения диаметрально противоположные Евангелию и автору «Патриотизма и христианства». Вниманию этих будущих коллекционеров характерного материала я и предлагаю брошюру «Л.Н.Толстой, Николай Палкин и Солдатская памятка». Читать далее

Возраст: 47
Живет в: Петроград, 1-я линия Васильевского острова, 38
профессия: художник, книжный иллюстратор, художественный критик, редактор, издатель

В этот день:

+1
В Петрограде
0
В Москве