Новый пост
Свободная
история

Сергей Дягилев

Я, во‑первых, большой шарлатан, хотя и с блеском, во‑вторых, большой шармер, в‑третьих, большой нахал, в‑четвертых, человек с большим количеством логики и малым количеством принципов и, в‑пятых, кажется, бездарность.

Без вымысла

Проект 1917 — это события, произошедшие сто лет назад и описанные их участниками. Только дневники, письма, воспоминания, газеты и другие документы

Очень прошу тебя мне прислать 300 франков, которые ты мне остался должен. Я без денег!!

Что за ужас в России! Неужто же не будет положено предела проискам немцев-социалистов и прочему говну?

Если хочешь создавать шедевры, тогда необходим твой приезд. Плачу 500 франков на дорогу и оплачиваю твои расходы в Виареджио. Главное условие — твой срочный приезд. 12 сентября уезжаю на Сицилию.

Под руководством ФеликсаФеликс Фернандес — испанский танцовщик, которого Мясин пригласил на главную роль в балете «Треуголка». я стал осваивать основы грамматики испанских народных танцев и понял теперь, как можно придать им изощренную хореографическую форму. Чтобы помочь мне в работе, ДягилевАнтрепренер, организатор «Русских сезонов», редактор журнала «Мир искусства» организовал для нас путешествие по Испании — поражало безграничное разнообразие испанских народных танцев. Читать далее

Дорогая Любочка!

Получил наконец письмо и открытку от тебя и целую тебя за них, дорогая. Вижу, как тяжело и страшно сейчас брать на себя ответственность за детей, но Бог милует. Надеюсь, что в Евпатории тебе и детям будет спокойно, и если дело провизии там благополучно, то, конечно, чем дольше, тем лучше жить на солнце и вдали от передряг столицы! А учить — пока зима не дойдет можно, пожалуй, и поменьше. Счастлив был получить снимки в этом письме. АндрейСын Льва Бакста, внук Павла Третьякова, действительно, потоньше и по-моему слишком нежен, МаринушкаМарина Гриценко — падчерица Льва Бакста, дочь Любови Гриценко. точно кисловата, а тебя с удовольствием узнал в зеркале. Но мало! И снимков и тебя. Читать далее

Вы там себе представляете, что у нас здесь царство свободы и даже переперцованное всякими «эксцессами», а на самом деле у нас царство эксцессов и чепухи без свободы или, по крайней мере, без ее ощущения, по существу. Милый друг, здесь очень нехорошо и очень неуютно; и мы с Атей более чем когда-либо завидуем Вам, что Вам издалека не видать всего этого кошмара. Читать далее

После успеха моего балета «МениныБалет, поставленный Леонидом Мясиным в 1916 году по картине Диего Веласкеса на музыку Габриэля Форе.» мы с ДягилевымАнтрепренер, организатор «Русских сезонов», редактор журнала «Мир искусства» стали обсуждать возможность следующей испанской постановки. На сей раз нам хотелось использовать народные танцы испанских крестьян. Читать далее

В нашем любимом кафе «Новедадес» мы заметили маленького смуглого молодого танцора, выделявшегося элегантной пластикой и неотразимой силой. Когда он закончил танец, ДягилевАнтрепренер, организатор «Русских сезонов», редактор журнала «Мир искусства» пригласил его к нашему столику. Тот представился как Феликс Фернандес Гарсиа, и пока мы беседовали, я ощутил в нем трепетную эмоциональность человека, обладающего оригинальным талантом. Читать далее

ДягилевАнтрепренер, организатор «Русских сезонов», редактор журнала «Мир искусства» опасался болезни и заразы и всегда носил перчатки, не снимая их, даже когда здоровался с дамами. Он боялся лошадей, возможно, также по причине инфекции, и путешествовал в закрытой карете.

Вы пожелали, мой дорогой ДягилевАнтрепренер, организатор «Русских сезонов», редактор журнала «Мир искусства», чтобы столь чисто французское очарование «Паваны» Форе было наряжено в испанскую серьезность; это получилось очень удачно, и вас надо поздравить: Вас и чудесного МясинаХореограф, танцовщик. «Петрушка» — безусловно, шедевр. У них такого нет, и у них никогда не будет ничего подобного в Германии. Спасибо, дорогой друг.

Совершенно Вам преданный Клод Дебюсси

Мой дорогой Дягилев, выйдя со спектакля «Русского балета», я тщетно пытался Вас увидеть. Я позвонил по телефону в Шатле, но думаю, что было бы проще позвонить Богу… Необходимо, чтобы мы попробовали еще раз обрести особую красоту русских балетов. «Старая мечта оживает» и… очень располагает к грусти, потому что столько ужасов обрушилось на нашу жизнь.

Постановка «Парада» — действительно, великая дата в истории искусства. Содружество, я бы сказал — сообщничество КоктоПисатель, поэт, драматургСатиКомпозиторПикассоХудожник открыло цикл выдающихся постановок современных балетов у ДягилеваАнтрепренер, организатор «Русских сезонов», редактор журнала «Мир искусства». В «Параде» скандал вызывали не только пишущие машинки. Все было новым — сюжет, музыка, постановка; те, кто были постоянными посетителями «Русского балета» до 1914 года, оцепенев, смотрели, как подымается занавес Пикассо, совершенно для них необычный, открывая кубистские декорации. Это не был откровенно чисто музыкальный скандал «Весны священной». На этот раз все искусства брыкались в своих оглоблях. Читать далее

Я слышал рев штыковой атаки во Фландрии, но это было ничто по сравнению с тем, что творилось в Театре Шатле! В ночь премьеры «Парада» я удивлялся ДягилевуАнтрепренер, организатор «Русских сезонов», редактор журнала «Мир искусства». Этот храбрый человек слушал, побледнев, как мертвец, рев зала. Он боялся — и ему было чего бояться. ПикассоХудожник, СатиКомпозитор и я не могли вернуться за кулисы. Толпа нас узнавала и угрожала нам. Без Аполлинера в его военной форме и с забинтованной головой, возможно, вооруженные шляпными булавками дамы выкололи бы нам глаза.

Премьера балета «Парад»

Я был до войны на одном балете ДягилеваАнтрепренер, организатор «Русских сезонов», редактор журнала «Мир искусства», вызвавшем скандал, — это была «Весна священная» СтравинскогоКомпозитор. Но ничего подобного тому, что случилось на «Параде», я еще не видел. Люди, сидевшие в партере, бросились к сцене, в ярости кричали: «Занавес!». В это время на сцену вышла лошадь с кубистической мордой и начала исполнять цирковые номера — становилась на колени, танцевала, раскланивалась. Зрители, видимо, решили, что актеры издеваются над их протестами, и совсем потеряли голову, вопили: «Смерть русским!», «Пикассо — бош!», «Русские — боши!».

Возраст: 45
Живет в: Италия, Рим
Работа: редактор журнала «Мир искусства», организатор «Русских сезонов», антрепренер
Интересы: театр, опера, балет, антреприза

В этот день:

+11
В Петрограде
+11
В Москве