Новый пост
Свободная
история

Сергей Дягилев

Я, во‑первых, большой шарлатан, хотя и с блеском, во‑вторых, большой шармер, в‑третьих, большой нахал, в‑четвертых, человек с большим количеством логики и малым количеством принципов и, в‑пятых, кажется, бездарность.

Без вымысла

Проект 1917 — это события, произошедшие сто лет назад и описанные их участниками. Только дневники, письма, воспоминания, газеты и другие документы

Холл: в глубине за столом несколько офицеров. Перед ними бутылки и стаканы, точно на Мишиной картине — тираспольской, только там выпивка происходит под открытым небом. Мы (я и МишаХудожник, сценограф в антрепризе Дягилева «Русские балеты») входим в холл, я иду впереди — ДягилевАнтрепренер, организатор «Русских сезонов», редактор журнала «Мир искусства» идет мне навстречу. Мы целуемся, как всегда, обнявшись, и вдруг у меня странное ощущение. Сер. Павлович сильно ущипнул меня за грудь! Что это было? Читать далее

ДягилевАнтрепренер, организатор «Русских сезонов», редактор журнала «Мир искусства» — татар упрямый, самолюбивый, и т.д.

В конце сентября будем в Испании, чтобы готовить осенний сезон. Единственная возможность сотрудничать -- это твой немедленный приезд в Виареджио, как мы и предупреждали тебя месяц назад в Париже. Полагаю, что эта работа не менее важна, чем другие. ДягилевАнтрепренер, организатор «Русских сезонов», редактор журнала «Мир искусства». Отель Селект. Ответ оплачен.

Дорогая Наташа, сегодня зашла ко мне твоя знакомая и говорила мне, что вы ей писали о вашем желании вернуться в Россию, но по-моему, если есть возможность иметь работу у ДягилеваАнтрепренер, организатор «Русских сезонов», редактор журнала «Мир искусства», ты лучше пока погоди возвращаться, жить сейчас у нас, в России, страшно трудно, и можно звать вас только тогда, когда бы я была очень большой эгоисткой. Пиши ответ, целуем все тебя и Мих. Фед.

Твоя мама

А может быть, еще вернется миропомазанник со всем испытанным аппаратом власти, со всей традицией освященным порабощением воли общества, со всем своим декорумом. И миропомазанник, умудренный месяцами ожидания в Царскосельском заключении, уже без страха перед Думой (которую ведь сами крамольники пресекли) и без страха перед Советами (которых беспрепятственно можно будет разогнать и рассадить по кутузкам) возьмет на себя труд заключить семейный союз с любезным кузеном и согласно всем исконным тяготениям к исконно дружественной его монархии. И будут русские граждане не без умиления слушать поочередно «Боже царя» и «Золотой Рейн», а Керенский будет канцлером. Читать далее

По прибытии в Гранаду мы решили прокатиться на ослах, совершить экскурсию во дворец Альгамбра и сады Хенералифе — и то и другое находилось на холме. Феликс весело вел нас в гору, и мы вместе с ним преодолевали первые крутые склоны. Потом Фалья и я заметили, что куда-то исчез ДягилевАнтрепренер, организатор «Русских сезонов», редактор журнала «Мир искусства». Мы обернулись и увидели его у подножия горы, толкавшего осла, который обессилел от его веса!

Ночь плохо спал отчасти из-за петушиного крика... Газеты — к кофею. Формат их сократился на треть из-за отсутствия бумаги. Теперь Аргентина собирается порвать с Германией. Французские социалисты не только требуют возвращения Эльзаса и Лотарингии, но и не желают заключать мир с немцами, пока там не восторжествует демократическое правительство. Вот и получается, что весь данный «исторический эпизод» может послужить доказательством правоты тех, кто боролся с социалистическими утопиями и всей той разрухой, которую они способны внести в культуру. И, действительно, от них нечего ждать далеких и деловитых решений. Зато кредит их падает с каждым днем.

Вечером написал черновик письма СережеАнтрепренер, организатор «Русских сезонов», редактор журнала «Мир искусства» (Дягилеву в Париж), движимый приливом нежности.

В одну из ночей ВацлавТанцовщик неожиданно разбудил меня:

— Знаешь, «Фавн» стоит в программе на после­завтра, а меня даже не предупредили.

— Не может быть.

— Я сказал, что это нечестно, но они только по­жали плечами. Я не позволю им дать этот спектакль. Читать далее

1/2
Лев Бакст. Эскиз декорации к балету «Мученичество Святого Себастьяна», акт IV. 1911 год

Дорогой Игорь, получил твое письмо, где боишься, не будет ли моя постановка «Антония и Клеопатры» похожа на «Святого Себастьяна» и «Елену Спартанскую». В этих двух постановках нет ничего общего. Одна (и одна из лучших моих постановок) — «Святой Себастьян», совсем не «пышная», а глубоко мистичная. Возьму для примера: недавний жестокий провал у СережиАнтрепренер, организатор «Русских сезонов», редактор журнала «Мир искусства» «сказок русских» в постановке ЛарионоваХудожник, сценограф в антрепризе Дягилева «Русские балеты». Ни у кого она не нашла абсолютно никакого успеха, и Сережа жалуется до сих пор. Между тем, судя по твоим arriere-penseesФр. — «высказываниям»., она, эта постановка «русских сказок», пришлась бы тебе по вкусу, ибо в ней ты усмотрел бы наличность «последнего слова». Читать далее

Сойдя на землю в Монтевидео, мы с женой направились в отель, где останавливались в 1913 году, и получили ту же самую комнату, которую снимали раньше. В отеле был ресторан, знаменитый своей кухней; там за обедом мы с Бароччи должны были встретиться с импресарио месье Моччи. Несмотря на изысканную пищу, я редко испытывал меньшее удовольствие от обеда, чем в тот раз. Моччи не пытался скрыть недовольство и заявил, что ДягилевАнтрепренер, организатор «Русских сезонов», редактор журнала «Мир искусства» нарушил контракт. Он не только отправил нас в Монтевидео вместо Рио, но и сам не приехал и не прислал СтравинскогоКомпозитор с БакстомХудожник. В сложившихся обстоятельствах, заявил импресарио, мы ему не нужны и можем тотчас возвращаться в Европу. Читать далее

Очень прошу тебя мне прислать 300 франков, которые ты мне остался должен. Я без денег!!

Что за ужас в России! Неужто же не будет положено предела проискам немцев-социалистов и прочему говну?

Если хочешь создавать шедевры, тогда необходим твой приезд. Плачу 500 франков на дорогу и оплачиваю твои расходы в Виареджио. Главное условие — твой срочный приезд. 12 сентября уезжаю на Сицилию.

Под руководством ФеликсаФеликс Фернандес — испанский танцовщик, которого Мясин пригласил на главную роль в балете «Треуголка». я стал осваивать основы грамматики испанских народных танцев и понял теперь, как можно придать им изощренную хореографическую форму. Чтобы помочь мне в работе, ДягилевАнтрепренер, организатор «Русских сезонов», редактор журнала «Мир искусства» организовал для нас путешествие по Испании — поражало безграничное разнообразие испанских народных танцев. Читать далее

Дорогая Любочка!

Получил наконец письмо и открытку от тебя и целую тебя за них, дорогая. Вижу, как тяжело и страшно сейчас брать на себя ответственность за детей, но Бог милует. Надеюсь, что в Евпатории тебе и детям будет спокойно, и если дело провизии там благополучно, то, конечно, чем дольше, тем лучше жить на солнце и вдали от передряг столицы! А учить — пока зима не дойдет можно, пожалуй, и поменьше. Счастлив был получить снимки в этом письме. АндрейСын Льва Бакста, внук Павла Третьякова, действительно, потоньше и по-моему слишком нежен, МаринушкаМарина Гриценко — падчерица Льва Бакста, дочь Любови Гриценко. точно кисловата, а тебя с удовольствием узнал в зеркале. Но мало! И снимков и тебя. Читать далее

Вы там себе представляете, что у нас здесь царство свободы и даже переперцованное всякими «эксцессами», а на самом деле у нас царство эксцессов и чепухи без свободы или, по крайней мере, без ее ощущения, по существу. Милый друг, здесь очень нехорошо и очень неуютно; и мы с Атей более чем когда-либо завидуем Вам, что Вам издалека не видать всего этого кошмара. Читать далее

Возраст: 45
Живет в: Италия, Рим
Работа: редактор журнала «Мир искусства», организатор «Русских сезонов», антрепренер
Интересы: театр, опера, балет, антреприза

В этот день:

Сегодня день рождения у
Алексей Каледин
+6
В Петрограде
+2
В Москве