Новый пост
Свободная
история
Без вымысла

Проект 1917 — это события, произошедшие сто лет назад и описанные их участниками. Только дневники, письма, воспоминания, газеты и другие документы

Дорогой и родной мой!  Мысли мои постоянно с тобой. События мне известны по газетам только. Получил сведения, что ты был болен и шел в Могилев, но теперь встал. Слава богу, лишь бы твое здоровье было бы хорошее. Я бодр и совершенно здоров. Время идет монотонно, но страшно быстро. Подумай — я 9 месяцев как покинул Россию!

Заговор против республики

В ночь во дворцы, занимаемые великим князем Михаилом АлександровичемМладший брат императора Николая II, второй в очереди на престол в Гатчине, и великим князем Павлом АлександровичемОдин из старейших членов семьи Романовых, дядя императора Николая II, сын Александра II — в Царском Селе, прибыли в автомобилях высшие следственные власти, а также комиссар над Петроградским градоначальством. По распоряжению Временного правительства были подвергнуты домашнему аресту великий князь Михаил Александрович, его жена, графиня Брасова, великий князь Павел Александрович, его жена, графиня ПалейКнягиня, жена великого князя Павла Александровича, его сын, а также весь штат прислуги обоих великих князей. Читать далее

А может быть, еще вернется миропомазанник со всем испытанным аппаратом власти, со всей традицией освященным порабощением воли общества, со всем своим декорумом. И миропомазанник, умудренный месяцами ожидания в Царскосельском заключении, уже без страха перед Думой (которую ведь сами крамольники пресекли) и без страха перед Советами (которых беспрепятственно можно будет разогнать и рассадить по кутузкам) возьмет на себя труд заключить семейный союз с любезным кузеном и согласно всем исконным тяготениям к исконно дружественной его монархии. И будут русские граждане не без умиления слушать поочередно «Боже царя» и «Золотой Рейн», а Керенский будет канцлером. Читать далее

Мой отецОдин из старейших членов семьи Романовых, дядя императора Николая II, сын Александра II нарушил наше притворное спокойствие.

— Никто, — сказал он, обращаясь ко мне, — не может предугадать, что с нами будет. Возможно, нам придется расстаться, возможно, нас разлучат насильно. Я стар; ДмитрийСын великого князя Павла Александровича, организатор убийства Распутина далеко. Вы должны найти себе хорошего человека и выйти за него замуж, тогда я буду спокоен за вас.

Эти последние слова он повторял полушутя, когда заметил частоту визитов Путятина, а затем сказал уже совершенно серьезно: Читать далее

Дорогой и милый мой папа!

Мне слишком надоело думать о каждом слове, и поэтому я рискну все писать, что думаю и как чувствую. Мой бедный, мой близкий друг.  Какие тебе судьба приготовила испытания! Больно смотреть на тот хаос, который кругом происходит, — так это верно. Посмотри, что сделали с нашей армией. Ведь мы никогда не могли похвастать очень сильной и крепкой дисциплиной. Но теперь ее совсем уже нет. Читать далее

Дорогой, милый и близкий друг!

Да! Случилось! Случилось то, в возможность чего мы так с тобою верили. Из-за пустого и недальновидного упрямства одной женщины случилась финальная катастрофа, которая, конечно, смела и «Царское», и нас всех заодно, ибо одна фамилия «Романов» теперь синоним всякой грязи, пакости и недобропорядочности. Читать далее

Временное правительства никаких решений касательно вашего возвращения не принимало.

Когда мы узнали о перевороте, первая мысль была о тебе, о том, что я непременно должен ехать назад. Но потом, подумавши, я переменил мнение. И вот почему. Если бы я моментально после падения старой власти припер бы в Петроград, это было бы с моей стороны страшным хамством по отношению к бедному Ники. Да потом, и слишком поспешно даже по отношению к новой власти. Читать далее

Заявляю свою полную готовность поддерживать Временное правительство. Ввиду появившихся в газетах сообщений о принятом будто бы Временным правительством по отношению ко мне решения касательно моего возвращения в Россию, и не имея лично никаких данных, подтверждающих или отвергающих это, очень прошу, если найдется возможность, не отказать сообщить, совпадают ли эти сообщения с действительным решением Временного правительства.

Я все сидела тут в надежде, что меня пустят к вам, и одно мое желание было вас увидеть. Теперь же выяснилось, что это неосуществимо. Нам так тяжело, что мы не можем к вам приехать! Сердце обливается кровью за тебя, за Родину, за ВСЁ, но велик Бог земли русской, и надо верить и молиться, положиться на милость Божью. Дай Бог встретиться при лучших обстоятельствах — но где, и когда, и как?

Письмо вел. кн. Павла Александровича:

«Г. редактор. Прошу уделить место моему письму. За последнее время в столичной печати появляются статьи и заметки обо мне и моем сыне. В одной из петроградских газет была напечатана беседа со мной. Не касаясь существа этих заметок, я хочу лишь заявить, что беседа эта совершенно не соответствует действительности. Весь смысл, все слова мои искажены до неузнаваемости. Читать далее

Тебе известно, что мой отъезд в Персию был волей твоего брата. Без категорических указаний  изменить место своего пребывания не считаю возможным. От кого получу эти указания, не знаю.

Мой милый друг, дорогой мой папа. Ты в последнем письме своем говоришь, что окончательно решил в марте перевести меня в Усово. Вот тут и есть загвоздка. Теперь в Персии неплохо. Даже обратное. Тут тепло, в тени 10-12 градусов, а на солнце так просто жарко. Лучше, чем в Петрограде или даже в Могилеве.

Плохое время начинается лишь в конце апреля. Я тебя очень, очень прошу не настаивать на моем переводе из Персии до апреля месяца. Я должен сказать мое твердое мнение и даже убеждение, что чем меньше просить относительно меня — тем лучше.

Твой «Персидский изгнанник», Дмитрий

Письмо от Ирины и ФеликсаЕдинственный наследник богатейшей семьи Юсуповых, муж троюродной сестры Николая II, организатор убийства Распутина из Ракитного. Переписываю несколько строк Феликса: «Про ДмитрияСын великого князя Павла Александровича, организатор убийства Распутина я имею тоже известия. Он там хорошо окружен... Выписываю пластинку для граммофона “Слушайте, если хотите”. Буду ее все время заводить и вспоминать нашу жизнь у Дмитрия Павловича, где ты проявил ко мне столько сердечности». Это верно. Ничего другого кроме сердечности я проявить не мог, а лишь сожаление, что они не докончили начатого истребления, и результаты — только отрицательные — уже налицо. Подождем.

На Кавказе ДмитрияСын великого князя Павла Александровича, организатор убийства Распутина очень хорошо приняли. Я слышал, что государь и Государыня были этим недовольны. Дмитрий был героем дня.