Новый пост
Свободная
история

Русские сезоны

«Русские сезоны» Сергея Дягилева готовят грандиозную постановку во Франции, пока обиженный на бывшего любовника Вацлав Нижинский пытается покорить США.

Участники: Игорь Стравинский, Сергей Прокофьев, Сергей Дягилев, Анри Матисс и еще 9, Лев Бакст, Пабло Пикассо, Вацлав Нижинский, Клод Дебюсси, Михаил Ларионов, Наталья Гончарова, Леонид Мясин, Коко Шанель, Ромола Нижинская

Без вымысла

Проект 1917 — это события, произошедшие сто лет назад и описанные их участниками. Только дневники, письма, воспоминания, газеты и другие документы

Я хотел, не подражая мизансценам итальянского XVIII века, дать собственное толкование мира ГольдониРечь о балете «Женщины в хорошем настроении»., оттенить элементы театра марионеток и итальянскую веселость, которыми изобилуют произведения венецианских мастеров (и часто встречаются в музыке Скарлатти). Кроме того, чтобы придать персонажам особую значимость, я пытался сделать декорацию довольно темной и как будто бы видимой сквозь линзу, что так любили делать в XVIII веке. Получившийся при этом оптический эффект доставил мне большую радость (не есть ли это самый важный стимул для художника?) и дал возможность деформировать линии перспектив так, чтобы они своими концентрическими кривыми способствовали подчеркиванию фигур персонажей.

Дорогой Андрюша!

Посылаю тебе римский вид. Здесь так чудесно, и жалко, что ты не со мной! Надеюсь, что мы скоро побываем здесь и в Помпее с мамой, Маринушкой и тобой… Будь здоров, пиши, целую тебя крепко. Папа.

Михаил СеменовМихаил Семёнов — литератор и издатель. предложил мне остановиться у него и его супруги в их летнем доме в Позитано, в тридцати километрах южнее Неаполя. В этой крошечной рыболовецкой деревне меня очаровали побеленные домики, которые громоздились один над другим так, что создавалось ощущение какого-то горного ущелья. ДягилевАнтрепренер, организатор «Русских сезонов», редактор журнала «Мир искусства» однажды сказал, что Позитано — единственная вертикальная деревня, какую он когда-либо видел, и действительно, дороги там были не чем иным, как крутым лестницами, переплетавшимися во всех направлениях между домами. Семеновы жили на краю деревни в прелестной, преобразованной в дом мельнице. Читать далее

МясинХореограф, танцовщик очень хороший мальчик. Я его люблю, но я люблю его иначе. Мясин притворяется, что меня любит. Я не притворяюсь. Я это заметил из того, когда я в Мадриде увидел его балет, который сочинил ДягилевАнтрепренер, организатор «Русских сезонов», редактор журнала «Мир искусства». Я пошел его поздравить и, будучи в его уборной, я его поцеловал. Мясин подумал, что я его целую иудейски, ибо Дягилев ему доказал мои злые поступки. Читать далее

Дорогая Любочка! Пишу тебе и волнуюсь! Как я хотел бы сейчас быть с вами и радоваться и волноваться вместе с вами. А здесь так мирно и тихо, несмотря на войну: море синее, и глубокие теплые волны ветра туманят Капри перед моими окнами. Как скучно без вас! Читать далее

До сих пор наша интимная жизнь складывалась идеально счастливо. Иногда меня охватывало странное чувство: наверное, то же испытывали женщины из греческой мифологии, когда боги нисходили, чтобы любить их. Во мне жило невыразимо радостное сознание, что мой муж больше, чем земной человек. Экстаз, который он создавал в любви так же, как и в искусстве, имел очищающее воздействие. И все же что-то непостижимое таилось в его душе, скрытой от всех. Теперь Вацлав принялся говорить, что секс оправдан только в том случае, когда в результате него происходит зачатие новой жизни. Читать далее

Деньги уплачены. Мы ждем тебя. Я телеграфировал Бибикову.

Сергей ПавловичАнтрепренер, организатор «Русских сезонов», редактор журнала «Мир искусства» буквально влетел в вестибюль отеля и страстно обнял НижинскогоТанцовщик: «Ваца, дорогой, как ты поживаешь?». Объятие получилось таким нежным и искренним, словно никаких недоразумений между ними не существовало. Это был настоящий Дягилев прошлых дней. Они уединились в уголке и разговаривали — шли часы, и, казалось, старая дружба восстановлена. С того дня мы практически все время проводили с Дягилевым. Разговоры о контракте на гастроли в Юж­ной Америке не возникали — Сергей Павлович просто сказал: «Мы открываем сезон в Мадриде, в театре “Реаль”, затем дадим несколько спектаклей в Барселоне. МясинХореограф, танцовщик сочинил новые балеты, я хочу, чтобы ты посмотрел их и сказал свое мнение. А у тебя есть что-нибудь новое?». Читать далее

На премьере балета «Фейерверк»

Дягилев человек злой, но я знаю способ беречься от его злой полемики. Он думает, что весь ум в жене, а поэтому боится жены. Меня он не боится, ибо я играл человека нервного. Он не любит людей нервных, а сам нервный. Дягилев нервен, ибо он занимается нервом. Дягилев возбуждает нерв Мясина, а Мясин возбуждает нерв Дягилева. Мясин очень хороший человек, только скучен. У Мясина цель простая. Он хочет разбогатеть и выучиться всему, что Дягилев знает. Мясин ничего не знает. Читать далее

Выставка русского искусства

Среди представленных на выставке есть некоторые художники, которые поражают, например Наталья ГончароваХудожница и Михаил ЛарионовХудожник, сценограф в антрепризе Дягилева «Русские балеты» — они представляют самые новые художественные идеи. Они стали известны в Риме вместе с Русским балетом как художники-декораторы. Выставка представляет особый интерес, так как совпадает с февральской русской революцией. Выставка открыта каждый день с 16 до 20 часов.

ДягилевАнтрепренер, организатор «Русских сезонов», редактор журнала «Мир искусства» предложил ЛарионовуХудожник, сценограф в антрепризе Дягилева «Русские балеты» и мне использовать один акт «Кикиморы» как отправную точку для создания балета, объединяющего разные русские легенды, опять на музыку Лядова. Из всех сказок и народных преданий мы в конце концов остановились на истории о Бабе-Яге и решили назвать балет «Русские сказки». Читать далее

Я знаю уловки импресарио. ДягилевАнтрепренер, организатор «Русских сезонов», редактор журнала «Мир искусства» есть тоже импресарио, ибо держит труппу. Дягилев научился обманывать у других импресарио. Он не любит, чтобы ему говорили, что он импресарио. Он понимает значение импресарио. Все импресарио считаются за воров. Дягилев не хочет быть вором, а поэтому он хочет, чтобы его называли меценатом. Дягилев хочет попасть в историю. Дягилев обманывает людей, думая, что никто не знает его цели. Дягилев красит свои волосы, чтобы не быть старым. Читать далее

ДягилевАнтрепренер, организатор «Русских сезонов», редактор журнала «Мир искусства» уехал в Рим, где должен был начаться сезон «Русских балетов», и просил меня приехать к нему продирижировать «Жар-птицей» и «Фейерверком», для которого он заказал итальянскому футуристу Балла особый род иллюстративной декорации со световыми эффектами. Я приехал в Рим. Читать далее

ДягилевАнтрепренер, организатор «Русских сезонов», редактор журнала «Мир искусства» есть должник. Дягилев мне должен деньги. Дягилев думает, что он мне все выплатил. Дягилев проиграл процесс в Буэнос-Айресе. Я выиграл процесс в 50 000 франков. Дягилев еще мне должен около 20 000 франков. Я не хочу 50 000 франков, но я хочу мои деньги заработанные, которые Дягилев мне еще должен от процесса, который выиграл мой английский адвокат Луис. Его зовут по-английски сэр Луис. Я не люблю сэров, а поэтому они не умеют срать. Я сру по-человечески, а не деньгами.

Я уверен, революция не нарушит культурной жизни России; мы всегда будем работать ради нашего искусства, и, конечно, новые власти теперь должны просить Сергея ПавловичаАнтрепренер, организатор «Русских сезонов», редактор журнала «Мир искусства» стать директором Мариинки.

ДягилевАнтрепренер, организатор «Русских сезонов», редактор журнала «Мир искусства» отправил меня в Испанию, чтобы я встретил артистов и привез их оттуда в Рим. В эти военные времена нелегко было организовать переезд около пятидесяти человек одновременно. Только проявив максимум энергии, я преодолел трудности этой поездки.

Мы прибыли, и воссоединение труппы оказалось воистину трогательным.

Еду из Неаполя в Рим.

Дорогая, мы снова в Риме после путешествия в Неаполь, откуда на авто добрались до Помпей. Думаю, ни один город в мире не доставит мне большего удовольствия, чем Неаполь. Античность в этом арабском Монмартре ощущается повсюду, в беспорядочном ярморочном гулянии, которое здесь не прекращается ни на секунду. Бог, еда и разврат — вот что приводит жизнь этих людей в движение. Везувий извергает все облака на свете. Море пронзительно лазурное. Тротуары усыпаны гиацинтами. А Помпеи меня не особенно впечатлили. Я был прав дома: мы ждали тысячу лет, не осмеливаясь заглянуть в эту кучу мусора.

Обнимаю,
Жан

Трудно передать волнение, которое я испытывал, работая с такими художниками, как ПикассоХудожник и КоктоПисатель, поэт, драматург. При каждой встрече на площади Венеции в Риме от нашего обмена идеями вспыхивали и летали по комнате искры. Любое нововведение — звуковые эффекты, костюмы в духе кубизма, мегафоны — рождало свежую цепочку идей. Мне казалось, что неутомимая фантазия Кокто стимулировала высокоорганизованное художественное видение Пикассо.

В этот день:

+2
В Петрограде
+8
В Москве
Индексы
24.68
Мясо парное
(1 сорт, пуд)
31.5
Лён отборный
(пуд)
2.35
Зерно
(пуд)
144
Валюта
(10 фунтов стерлингов)