Новый пост
Свободная
история
Без вымысла

Проект 1917 — это события, произошедшие сто лет назад и описанные их участниками. Только дневники, письма, воспоминания, газеты и другие документы

Приеду к тебе в Морж в начале октября. Обнимаю.

Дорогая Любочка, я был очень тронут твоим письмом, где ты делишься со мной впечатлениями тонов моря, песка и неба. Я всегда помню наши прогулки, где мы наперерыв восхищались в скольких странах природой, и многое мне в твоих замечаниях западало в душу. Я не перестаю мечтать, всей страстью, всеми мыслями, что настанет наконец день, когда обойму вас всех и что буду среди вас, мои дорогие. А сейчас безумно тяжко вдали от всех, и никакие Неаполи и Ниццы не могут утишить едкую грусть. Читать далее

Ты получишь большое письмо. Обнимаю тебя.

Бакст

Дорогой Левушка, вот несколько строчек в дополнение к моей вчерашней телеграмме. Прошу тебя приехать ко мне в Морж, чтобы мы могли договориться, так как я уверен, что все вопросы постановки можем уладить только мы с тобой вдвоем. Я никак не могу покинуть семью. Значит, тебе самому, мой дорогой, придется ехать для переговоров по поводу шекспировского спектакля. Я совершенно уверен, что если бы ты приехал, все бы устроилось, и я бы начал работать над музыкой. Так что жду твоего ответа. Напиши мне или лучше телеграфируй, чтобы сообщить о твоем приезеде в Морж.

Твой друг Игорь Стравинский

Если приедешь ко мне, то сможем договориться относительно спектакля. Телеграфируй в Морж. Целую.

Стравинский

Из Рио мы должны были перебраться в индустриальный центр Сан-Паулу. Мы с Бароччи поехали на машине и оказались на месте раньше труппы, которая отправилась поездом. Артисты прибыли около десяти часов вечера, и раньше других в гостиницу влетел КремневНиколай Кремнев — танцор, муж балерины Лидии Соколовой., бледный как привидение. Оказалось, что контейнер со всеми костюмами и декорациями вспыхнул в туннеле от искры и полностью выгорел. Я был совершенно потрясен известием и лишь изумленно взирал на Кремнева не в силах вымолвить ни слова. Читать далее

Дорогая Любочка, получил сегодня славное письмо от Андрюши, и очень оно было мне по сердцу так как за эти волнительные дни я так жду известий от вас! Надеюсь, что обстоятельства позволят вам остаться всю осень до зимы в Евпатории, где должно быть спокойнее. Конечно, я не вмешиваюсь в твое воспитание Андрюши, но мне кажется, что соображение удобных уроков в Петрограде на этот год можно из-за покоя и климата Крыма и не принимать в соображение? Читать далее

Дорогой Левушка, вот несколько строчек в дополнение к моей вчерашней телеграмме. Прошу тебя приехать ко мне в Морж, чтобы мы могли договориться, так как я уверен, что все вопросы постановки можем уладить только мы с тобой вдвоем. Я никак не могу покинуть семью. Значит, тебе самому, мой дорогой, придется приехать для переговоров по поводу шекспировского спектакля. Я совершенно уверен, что если бы ты приехал, все бы устроилось, и я бы начал работать над музыкой. Так что жду твоего ответа. Напиши мне или лучше телеграфируй, чтобы сообщить о твоем приезде в Морж.

Дорогая Любочка, очень ты редко пишешь. Из Евпатории получил всего одно письмо, правда длинное и очень интересное! Здесь жара, но я работаю, и раньше чем через месяц не поеду отдыхать, скорее всего в Италию. Сегодня видел тебя во сне — было так мило и трогательно. Когда-то увидимся, Бог даст? Как я хотел бы провести с вами вместе некоторое время! Подумай, так почти все детство Андрюши я почти не видел.

Целую крепко тебя и детей.
Твой Лёва

Работаем над Россини. Без Ваших советов невозможно обойтись. Прошу немедленно приехать в Виареджио. Приготовим чудесную комнату. Мясин. Отель Селект. Ответ оплачен.

Вот что Лот просил меня передать тебе — Розенберг готовит архивы кубизма и выставки каждого художника. Для выставки от каждого художника, принадлежащего школе Парижа, Розенберг требует 10 полотен. 

В конце сентября будем в Испании, чтобы готовить осенний сезон. Единственная возможность сотрудничать -- это твой немедленный приезд в Виареджио, как мы и предупреждали тебя месяц назад в Париже. Полагаю, что эта работа не менее важна, чем другие. ДягилевАнтрепренер, организатор «Русских сезонов», редактор журнала «Мир искусства». Отель Селект. Ответ оплачен.

1/2
Лев Бакст. Эскиз декорации к балету «Мученичество Святого Себастьяна», акт IV. 1911 год

Дорогой Игорь, получил твое письмо, где боишься, не будет ли моя постановка «Антония и Клеопатры» похожа на «Святого Себастьяна» и «Елену Спартанскую». В этих двух постановках нет ничего общего. Одна (и одна из лучших моих постановок) — «Святой Себастьян», совсем не «пышная», а глубоко мистичная. Возьму для примера: недавний жестокий провал у СережиАнтрепренер, организатор «Русских сезонов», редактор журнала «Мир искусства» «сказок русских» в постановке ЛарионоваХудожник, сценограф в антрепризе Дягилева «Русские балеты». Ни у кого она не нашла абсолютно никакого успеха, и Сережа жалуется до сих пор. Между тем, судя по твоим arriere-penseesФр. — «высказываниям»., она, эта постановка «русских сказок», пришлась бы тебе по вкусу, ибо в ней ты усмотрел бы наличность «последнего слова». Читать далее

Сойдя на землю в Монтевидео, мы с женой направились в отель, где останавливались в 1913 году, и получили ту же самую комнату, которую снимали раньше. В отеле был ресторан, знаменитый своей кухней; там за обедом мы с Бароччи должны были встретиться с импресарио месье Моччи. Несмотря на изысканную пищу, я редко испытывал меньшее удовольствие от обеда, чем в тот раз. Моччи не пытался скрыть недовольство и заявил, что ДягилевАнтрепренер, организатор «Русских сезонов», редактор журнала «Мир искусства» нарушил контракт. Он не только отправил нас в Монтевидео вместо Рио, но и сам не приехал и не прислал СтравинскогоКомпозитор с БакстомХудожник. В сложившихся обстоятельствах, заявил импресарио, мы ему не нужны и можем тотчас возвращаться в Европу. Читать далее

У тебя будет восемь месяцев на сочинение музыки. Постановка будет реалистична и в то же время синтетична.

Бакст