Новый пост
Свободная
история
Без вымысла

Проект 1917 — это события, произошедшие сто лет назад и описанные их участниками. Только дневники, письма, воспоминания, газеты и другие документы

Приехал Чекато, которого вызвал, чтобы продать ему несколько вещей из надоевших: фарфор, миниатюры и т. п. Купил у меня на 2600 р. Умолял дать ему что-нибудь из моих работ, я ему обещал показать Сесиль Воланж (т. е. Манон Леско). Купил он у меня все, что я считал балластом. 

Поздно вернулся Вальполь и сообщил, что он всех покорил, навел порядок, посол и Брюс шелковые.

Морской бой около ЭзеляСовр. остров Сааремаа (Эстония).. Говорил с Анютой по телефону. Она очень волнуется.

Днем узнал о том, что при первой встрече ВальполяХью Уолпол — британский писатель, во время войны работал в России в Красном Кресте, о чем написал роман «Темный лес». с Бьюкененом и Брюсом выяснилось, что они недовольны всем строем его бюро. Борьба аристократов против демократов.

Тревога у Анюты и у меня: взяты Эзель и Даго. 

Работал над окончанием портрета L'ombre de Manon (так хочу его назвать). После обеда ходил к Остроградскому, который при мне прокорректировал текст Le Livre'a. Вернулся, заходил к Анюте, затем смотрел книги «La physiologie», очаровательно иллюстрированные Домье.

Вечером с Анютой в театре «Богема». Скучно, не стоило идти. Вообще невыносимо скучна опера как жанр. 

Я думаю, что Ваше решение остаться на зиму в деревне в Алешином доме очень благоразумно. Будет покойно, вдали от политики, хвостов, волнений и страхов. Со школой, конечно, в этом году ничего бы не вышло. На субсидию, о которой я Вам писал, надеяться нечего: школа Гагариной получила отказ в ней. Не унывайте обе, я думаю, что мы все же доживем до лучшего времени. 

Рисовал после завтрака довольно долго, кончал начатый более года назад рисунок — воображаемый портрет маркизы в пудре, продажная, несерьезная вещь.

Ездил с Гиршманом и Ассом к Кустодиеву. У него плохие, неприятные вещи, но я, скорее, помогал Ассу купить вещи. Потом к Шухаеву, у которого все смотрели, но ничего не приобрели. Не понравились мне его вещи. Новый, нудный, скучно-затейливый портрет его жены, платье на золотой подкладке. 

Сегодня Голике прислал мне часть набранной рукописи Lesebuch'a. Недурно. Будет хорошая книга. 

Дома в постели читал Pepis diaryДневник Пеписа — английского чиновника морского ведомства, автора дневника о повседневной жизни лондонцев периода Реставрации Стюартов.. Интересная форма дневника, совсем моего вроде конспекта. 

События разворачиваются с такой стремительностью и сюрпризами, что не веришь, что живешь в них, а не в какой-нибудь истории или романе. Внешне живу по-старому — несмотря на хандру — хожу в театр, в гости, гуляю с Анюточкой иногда по Морской и занимаюсь своим ремеслом, правда, довольно вяловато. Почти два месяца я красил картинки (мои оттиски к «Книге маркизы») для Брайкевича, который мне сделал этот заказ. Накрасил их около 60 штук. Эта работа довольно легкая сравнительно, хотя иногда медленная и кропотливая. Некоторые оттиски вышли очень удачными. А Брайкевич остался ими очень доволен. Он приезжал за ними третьего дня.

Вечером в «Жизели» и «Арагонская хота». КарсавинаБалерина очень хороша, но балет мне надоел этот. В антракте Брюс мне долго говорил о БенуаХудожник, критик, один из основателей объединения «Мир искусства» и «Новой жизни». Объяснял, что необходимо уговорить Шуру выйти из журнала. 

Красил оттиски. Наконец удачно. Все это на фоне трагедии. Самоубийство генерала Крымова. Наконец справился с картиной «Крестьянин и крестьянка», которую два раза рвал. 

Под окном длинной лентой провели пехоту, пришедшую из Финляндии защищать Временное правительство против Корнилова. Нестройное ободранное войско, но веселое и оживленное. 

Пешком домой. Красивая, мрачная, ветреная ночь с летящим красноватым облаком. 

Возраст: 47
Живет в: Петроград
Профессия: художник, иллюстратор
Интересы: книжная графика, пейзажная живопись, символизм

В этот день:

+9
В Петрограде
-1
В Москве