Новый пост
Свободная
история
Возраст: 48
Живет в: Петроград
Профессия: художник, иллюстратор
Интересы: книжная графика, пейзажная живопись, символизм
Друзья
Без вымысла

Проект 1917 — это события, произошедшие сто лет назад и описанные их участниками. Только дневники, письма, воспоминания, газеты и другие документы

Брус просит нарисовать его портрет к Рождеству. Я отказался, предложил к Пасхе.

Дома, молчал. Сидел в маленькой натопленной комнате. Отвечал своим на бумаге. Много читал. Делал акварель для Мифа «Золотой сон».

Первый скучный день. Молчу в компрессе.

Работал до 2-х часов. Потом пошел к горловому доктору. Он нашел обострение лорингита. Сказал, что у меня, вероятно, не было туберкулеза. Засадил на 3 дня дома на полное молчание, компрессы и ингаляцию.

Вечером дочитывал книгу Щеголева «Дуэль и смерть Пушкина».

Этот фрагмент был вымаран из текста дневника Сомова племянником художника Евгением Михайловым и частично восстановлен публикатором при подготовке новой публикации. дневника.Гулял по Морской до Невского. Последние дни до начала работы Учредительного собрания висят громадные знамена-плакаты над улицами. Очень мало народу.

Неожиданно пришел БенуаХудожник и привел нелюбимого мной Эрнста и для меня никчемного Аллегри. Не люблю этой манеры. Я сейчас же пришел в скверное настроение от этого. Рассматривал книги. Шура рассказал, между прочим, об интересных документах, найденных в Зимнем дворце, — письмах Николая Михайловича к Керенскому по поводу отречения великих князей. Он — сволочь и грубый хам.

Начал было одну небольшую работу, потом бросил и заменил началом другой: мечтающий или дремлющий молодой кадет; это подарок МифуМефодий Лукьянов — модель и любовник Константина Сомова. на Рождество. Хочу сделать ему что-нибудь порядочное и по его вкусу. Работал очень недолго. Домой пешком, заходил в гостиницу «Медведь» — Stemman уехал — и записаться к Богданову-Березовскому показать горло — мне не лучше. Обедал с Мифом, который потом ушел в театр.

Утром я поднялся к Анюте; при мне неожиданно приехал Дима из Гельсингфорса с товарищем. Днем у меня были Кан, Анюта и Сережа. Кана я оставил обедать. Дима и его товарищ тоже у меня обедали, т.к. Анюта была приглашена к Марье Васильевне и товарища неловко было к ней вести. Кан купил у меня несколько моих вещей. 

Горлу хуже. Очень беспокоюсь. Не работал. Заходил к завтраку Яремич. Подарил мне французский театральный альманах. Спорили о большевиках. Анюта подошла и тоже приняла участие. Разбирал рисунки — my scraps, лучше сказать. В 4 часа поднялся к Анюте, у которой Женя из Царского. Обедал у Поляковых: генерал Poole и два молодых офицера, P. Benting и Warinder, оба последние очень глупые, и Benting бестактно говорил о русских. Правду, но я был шокирован. Poole мил и благодушен. Вообще же с ними скучно. После обеда пришли Катерина, Серебряков и брат Поль. Англичане пошли играть в карты и стало лучше. Вернулся домой около 12-ти и читал еще «Andrews’a».

Работал до темноты и кончил акварель для Anspach’a. Вышло банально, как бандит хромой из нехорошей детской книги. МифуМефодий Лукьянов — модель и любовник Константина Сомова. и Анюте понравилось. Ксения прислала письмо с приглашением обедать. Обедал у них я один. От них к Нуроку, где уже сидел Валечка. Разговоры только о политике. Всю эту ночь громили виннные подвалы Зимнего дворца солдаты. Миллионная усыпана, по Мефодию, телами мертвецки пьяных. Вернулся домой, читал «Andrews’a». Ждал потом Мифа в постели, вернувшегося из объятий М. Кралина. Я на нем сделал.Этот фрагмент был вымаран из текста дневника Сомова племянником художника Евгением Михайловым и частично восстановлен публикатором при подготовке новой публикации. дневника.

Горлу было лучше.

Продолжал работу над рисунком «La fille mal gardée» для Anspach’a. Не выходил на улицу. Вечером фестиваль, устроенный Мифом и мной для Анюты и Валечки: розовое шампанское, сиг с mayonnaise’ом, игра и сыр. Обошлось нам всего только в 120 рублей! Было мило и приятно. Читал «Andrews’a», скоро его кончу.

Работал небольшой рисунок — охотник и крестьянка XVIII века. Пойдет для Анспаха. Вечером в балете, где скучно: две картины «Щелкунчика», «Эрос» и «Арагонская хота». В антрактах с англичанами Lintott’ом, Брусом и Бруксом. Сидел рядом с МифомМефодий Лукьянов — модель и любовник Константина Сомова.. Последний для Бруса просил меня сесть рядом с ним.

Голосовая связка болит. Ночью частью не спал из-за беспокойства. Может быть, возвращаются мои болезни? ВальпольИскаж. от Уолпол. Хью Уолпол — английский писатель, любовник Сомова. доехал до Англии.

Начал работу. Не выходил весь день. Часов в 5 пришел Платер с финляндским антикваром. Тот купил у меня разных вещей на 3850 рублей — то, что мне не нужно и не мило. Вечером ко мне заходил Поляков за английскими книгами, сидел слишком долго. Но от чаю ушел. Потом читал «Joseph’a» Fielding’a. Горло болело.

Начал обдумывать и приготавливать маленькую работу.

Пел романсы Акименки. Голос звучал хорошо, к вечеру же заболела голосовая связка. Перед обедом … Миф. Очень охотно предоставил мне себя. Я сделал. Этот фрагмент был вымаран из текста дневника Сомова племянником художника Евгением Михайловым и частично восстановлен публикатором при подготовке новой публикации. дневника.

Утром ходил к Винтулову, генералу, смотреть книги, но книги он не показал, т.к. надеется на Панчулидзева. После завтрака пошел на аукцион. Наслаждался человеческой глупостью. Вечером остался дома, не пошел к Оливам на обед — не захотелось — читал Machiavelli «Mandragore’у» и другие мелкие вещи.

Сегодня мне 48 лет.

Завтракал у меня Яремич — опять он приходил за некоторыми вещами для лавочки Общества поощрения художеств. Вместе пошли с ним туда на осмотр аукциона Платера. Когда вернулись, у меня на столе стояло silver plate Marion and Webster — корзиночка с леденцами — подарок МифаМефодий Лукьянов — модель и любовник Константина Сомова.. За обедом я, будто все равно, был холоден, хотя он все время ко мне приставал. После обеда, на диване, он бросился меня обнимать, целовать, предлагать себя; говорил, что он ревнует к Вальполю, … будет со мной жить. Сговорились спать сегодня у меня вместе. Я сейчас же растаял, целовал его.Этот фрагмент был вымаран из текста дневника Сомова племянником художника Евгением Михайловым и частично восстановлен публикатором при подготовке новой публикации. дневника. Пошел к Поляковым ненадолго: он меня в 3-й раз пригласил обедать. Там красивый высокий господин Бенте и англичанин Макальпин, скорее, симпатичный, большой. Этот Макальпин, по-видимому, не любит ВальполяИскаж. от Уолпол. Хью Уолпол — английский писатель, любовник Сомова. — находит его тори — в книге «Perrin» он обидно и несправедливо выставил школьных людей, которые к нему отнеслись очень хорошо. Был он в школе очень недолго к тому же. К 10-ти вернулся домой Миф, тоже пили чай, потом легли спать. Оба сделали, и он был со мной ласков. Спали всего часа два — потом он ушел.Этот фрагмент был вымаран из текста дневника Сомова племянником художника Евгением Михайловым и частично восстановлен публикатором при подготовке новой публикации. дневника.

Возраст: 48
Живет в: Петроград
Профессия: художник, иллюстратор Интересы: книжная графика, пейзажная живопись, символизм

В этот день:

0
В Петрограде
-6
В Москве