Новый пост
Свободная
история

Илья Репин

Всеми своими ничтожными силенками я стремлюсь олицетворить мои идеи в правде; окружающая жизнь меня слишком волнует, не дает покоя, сама просится на холст; действительность слишком возмутительна, чтобы со спокойной совестью вышивать узоры - предоставим это благовоспитанным барышням.

Без вымысла

Проект 1917 — это события, произошедшие сто лет назад и описанные их участниками. Только дневники, письма, воспоминания, газеты и другие документы

Милый Юра.

Посылаю тебе 300 р. Я после думал: не следует принимать финского подданства. Все равно условия, может быть, и вовсе не изменятся. Но главное, как это не по-дружески с Русью — ведь она действительно в большом упадке, как-то совестно переходить в это время.

Твой папа

Зашел к РепинуХудожник, спросить его, что он хочет за портрет БьюкененаПосол Великобритании в России: 10 000 р. или золотую тарелку. Репин (мертвецки бледный, с тенями трупа под носом и глазами, но все такой же обаятельный): «Знаете, конечно, тарелка оч. хороша, но… я не достоин… не в коня корм… да и как ее продать. На ней гербы, неловко», — из чего я понял, что ему хочется денег.

Я дал ему 500 р. долга за дачу — он очень повеселел, пошел показывать перемены в парке в озере Глинки, которое он высушил, провел дренаж, вырубил деревья — всюду устроил свет и сквозняк. Потом показывал картины. Вытащил несуразную голую женщину, с освещенным животом и закрытым сверху туловищем. У нее странная рука — и у руки собачка.

— Ах, да ведь это шаляпинская собачка! — воскликнул я.

— Да, да… это был портрет Шаляпина…оперный певец Не удавался… Я вертел и так и сяк… И вот сделал женщину. Надо проверить по натуре. Пуп велик. Читать далее

Сейчас только я вернулся из Питера; был и у ПослаПосол Великобритании в России. Как жаль, что я не знал о его не брошенном им намерении все-таки посетить мою мастерскую. Я отговаривал его — уже не предпринимать этого — утомительного теперь, по случаю ненадежного времени погод, — поезда.

Во всяком случае, в среду утром я буду готов представить на Его суд портрет и прочее, если он соблаговолит полюбопытствовать. Окончание портрета обязательно может быть только в том помещении, где начато. Читать далее

Дорогой Илья Ефимович, сейчас я получил от великобританского посла поручение сообщить Вам, что в среду рано утром сэр Джордж посетит Пенаты. Я не ручаюсь за то, что ему удастся ввести свой план в исполнение, но считаю своим долгом исполнить его поручение. Напрасно говорил я послу, что Вы считаете наиболее рациональным закончить свой портрет у него, в Посольстве, он во что бы то ни стало желает отдать Вам визит. Читать далее

В Питере паники нет! Все как будто поумнели и подтянулись!

Дорогой Антон Михайлович! Обрадован Вашим желанием идти на фронт… Завидую Вам!! С каким восторгом я пошел бы с Вами!!! Умереть мне за дело родины было бы моим лучшим и блестящим концом. Но Вас да хранит создатель. Вам еще надо жить и много, много сделать добра для дорогой нам родины.

Ваш Илья Репин

Дорогой Корней Иванович, вашим известием я обрадован. Портрет посла еще не кончен, (Вы знаете), и мне необходимо кончить его в квартире посольства; здесь его трогать нельзя. У меня «вскружилась голова» от будущего посещения сэра Джорджа Бьюкенена, и я уже страдаю за беспокойство, которое может испытывать сей очаровательный великий гражданин Англии. Во вторник буду ждать. И очень хочу Вас видеть. 

Ваш Ил. Репин.

Я спрашивал вчера ЯковлеваИван Яковлев — чувашский просветитель, православный миссионер, педагог, организатор народных школ, создатель нового чувашского алфавита и учебников чувашского и русского языков для чувашей, писатель, переводчик, фольклорист. о том, нет ли сейчас и среди чувашей брожения в смысле каких-либо сепаратных вожделений. Хитрый старик, конечно, не выдает своих, хотя и сознался, что есть молодые головы, об этом мечтающие. Но большинство стоит за тесное слияние с коренной Россией, при сохранении православия и национальных особенностей. Во время разговора Яковлев заметил двух солдат, вошедших во двор и начавших мочиться. Надо было видеть, с какой живостью он вскочил, бросился к ним и выпроводил за калитку. Это напомнило мне РепинаХудожник, который в Здравневе загорелся гневом на мужиков-плотовщиков, причаливших к устроенной им на Двине набережной и портивших ее.

Сейчас к РепинуХудожник ходили по воду. Илья Ефимович повел меня показывать свои картины. Много безвкусицы и дряблого, но не так плохо, как я ожидал. Он сам стыдился своей «сестры, ведущей солдат в атаку», и говорит: Читать далее

Дорогой Корней Иванович. Пожалуйста, вспомните про моего «дурачка» на фаянсовой разбитой тарелочке. Нельзя ли его возвратить. Боюсь, не разбили бы его еще раз.

А Ленин-то каков фрукт! Вот церемонятся с явным мерзавцем и глупцом.
Ваш Ил. Репин

Нужно ли искусство в переживаемые нами дни?.. А как же иначе? — спросят нас. Искусство всегда нужно, оно всегда на своем месте. Ведь не зададитесь же вы вопросом: а нужна ли сейчас книга? То же самое и с искусством. Но вот МандельштамПоэт в газете «День» сомневается. Читать далее

Ах, какое счастье, дорогая Александра Васильевна! Мне остается только умереть; но я жив и здоров, и при мысли, что в России республика, готов скакать от радости. Да, — республика. Об этом я даже мечтать не смел и теперь еще боюсь — не сон ли это!.. Читать далее

Дорогой Владимир Григорьевич,

Большое спасибо Вам за книгу «Дневник Л. Н. Толстого». Да и в ранней юности он также полон святого беспокойства за лучшие стороны своей души!.. А какое счастье нам выпало в жизни. Все еще не верится… Великий, всемогущий боже!

Какое счастье!..
Ваш И. Репин

Дорогой Леонид Николаевич!

БрусянинВасилий Брусянин — писатель. меня так озадачил, что я до сих пор опомниться не могу. Будто бы Вы пожелали моего писания пером о Пушкине. Это было бы святотатственно. Что могу я, полуграмотный, писать о великом поэте! И при этом память его (дух) мне не покровительствует. В 1897 году я воспылал написать его портрет, в натур. величину всю фигуру, хотя бы декоративно, к празднованию его памяти. И вот теперь — 1917 г., следовательно, прошло 20 — и до сих пор злополучный холст, уже обрезанный в краях, уже наслоенный красками, местами вроде барельефа, все еще не заброшен мною в темный угол… Читать далее