Новый пост
Свободная
история
Без вымысла

Проект 1917 — это события, произошедшие сто лет назад и описанные их участниками. Только дневники, письма, воспоминания, газеты и другие документы

Получил вчера тысячу рублей. Был у Буренина вечером. Виктор Буренин, реакционный писатель, сотрудник «Нового времени», в молодости был радикалом. Сотрудничал в «Колоколе» Герцена, в «Искре» Курочкина и «Свистке» Добролюбова. В семидесятых годах он стал ренегатом, перешел в реакционный лагерь и в качестве литературного критика сделал своей специальностью нападки на Михайловского, Чехова, ГорькогоПисатель, издатель, БлокаПоэт, Леонида АндрееваРедактор в газете «Русская воля», писатель и других писателей враждебного ему направления. Нападки были грубы и резки. Недаром поэт Минаев сказал о нем в одной эпиграмме:

По Невскому бежит собака,
За ней Буренин, тих и мил…
Городовой, смотри, однако,
Чтоб он ее не укусил! Читать далее

Дни и ночи у нас жаркие, сухие, даже чудесные, а в политике все то же: барахтается утопающая Россия и пускает пузыри. А на берегу зрители и сочувствующие: опускайтесь, кум, на дно. Сейчас барахтаются в Москве, на совещании, и большевик Вересаев устраивает забастовку протеста. И все ожидаются драки: драка в Гельсингфорсе по поводу сейма, драка с Украиной и ничтожным ВинниченкойПисатель, политический деятель, драка промеж себя. Вообще драка. Но все-таки Россия не утонет в этой грязной луже, хотя изгваздается как свинья. Так и надо — испытание, экзамен народу. Оказался плох, провалился, значит, надо готовиться еще.

Чувствую года, сдает механика. Прежде по всякой дороге скользил как по паркету, а сейчас на самой гладкой ноги по щиколотку вязнут. Потом будут по колена. Потом по… Так умрет человек. На смерть мне в высокой степени наплевать — вот явление, которое перестало внушать мне страх! — но здоровье! Работать хочется, мозгами шевелить, словами выкомаривать. Как-то случилось, что я наповал ухлопал свою «личную» жизнь. Как не работаю, так абсолютно нечего делать, скука и пустота. Да еще надоела здешняя финдлявая природа, совсем не зацепляет, никаких струн не шевелит. В Питере лучше, там хоть большевики…

Правление дает мне неограниченную веру и все полномочия. «Русская воля» в полном смысле слова — моя газета; и лишь от меня зависит, насколько полно или неполно она будет выражать мое отношение к жизни, России и моменту. Лозунг же: великая и свободная Россия.

Понедельник. Будничные мелочи опускаю… Будущий историк в своих поисках причин войны и ее затяжки, несомненно, будет особенно ценить всякие документы, которые ему помогли бы выяснить психологию масс, которые помогли бы диагностировать болезнь и объяснить, как это в христианской Европе, «не отменившей христианство», и в России, с такой торжественностью и горем всего несколько лет назад устроившей «национальное» погребение великого писателя своей земли, как это в них могли длительно и упорно жить чувства и убеждения диаметрально противоположные Евангелию и автору «Патриотизма и христианства». Вниманию этих будущих коллекционеров характерного материала я и предлагаю брошюру «Л.Н.Толстой, Николай Палкин и Солдатская памятка». Читать далее

Я действительный член петроградского сумасшедшего дома, участвую в восстаниях и постоянной стрельбе — как заяц участвует в охоте. Луначарские, Троцкие, Ленины — все это рядом, Советы, министры, кризисы. И сколько идиотов! Читать далее

Когда пришли еще только первые вести о нашем постыдном и жестоком разгроме, я позвонил нашему Розенфельду о новостях. Он говорил странно медленным и вялым голосом: «Да, устал»; потом спросил его про фронт. И тут в трубку, в самое ухо мое вдруг ворвался какой-то странный и посторонний звук, не то женский высокий плач, не то клоунски визгливый, нарочитый смех, каким смеются для мистфикации. Догадка, что кто-то соединился и подшучивает.

— Кто это? Что такое?!

И громко и горько плачущий голос Розенфельда:

— Друг в друга стреляют!

— Кто?!

— Наши. Друг в друга стреляют!

Это, оказывается, он так заплакал.

Видел я на Невском маршировавших анархистов со знаменем «смерть буржуям», они готовились к глупейшим и совершенно головотяпским похоронам АснинаШ. Аснин (Асин) — деятель Петроградской федерации анархистов-коммунистов, убитый при штурме дачи Дурново войсками Временного правительства., того самого разбойника и низкого тупицы, у которого на спине коротко нататуировано: х… Читать далее

В «Русской воле» помещен сильный по трагическому содержанию фельетон Леонида Андреева Редактор в газете «Русская воля», писатель«Рыцари на час», отражающий вполне мои переживания по поводу всего происходящего: у «ликующих» и «праздноболтающих» нашего «ничтожного племени» для здорового выявления пробудившегося чувства свободы уже нет в нужную минуту сил — «суждены лишь благие порывы, но свершить ничего не дано!». Обуяла нас всех теперь, я сказал бы, какая-то «раздражительная слабость», обусловливающая импотенцию!

У ПлехановаЖурналист, писатель, историк — очередная Америка, у АндрееваРедактор в газете «Русская воля», писатель — очередная истерика. Он крикливо и слезливо поет отходную русской революции.

Большие сенсации производит Леонид АндреевРедактор в газете «Русская воля», писатель своими страшными фельетонами в «Русской воле». Покойный Толстой говорил про него: «Он пугает, а мне не страшно». Но, кажется, теперь он сказал бы другое. Теперь Андреев пишет сущую правду, а не пугает. Читать далее

Когда весь мир проклянет «изменническую Россию», я не прокляну ее. Как я могу проклясть свою мать? Буду с ней влачить ее горькое существование и только одно буду думать: «Несчастный мы народ, несчастный мы народ!». Читать далее

Главный редактор «Русской воли»

От газеты меня совершенно отвращает АмфитеатровРепортер, грубый, невероятно самовлюбленный и непроходимо уличный. Он дал такой желтый тон газете, что все серьезные бегут от нас, и шум от газеты, как от пустой бочки. Все сотрудники, за исключением прихвостня Ашешова, недовольны, недовольно правление, и в ближайшие дни будут сделаны попытки переворота.

У Леонида АндрееваРедактор в газете «Русская воля», писатель есть рассказ: «Стена». За этой стеной, быть может, скрыта цель достижения всего человечества. Стена высока и неприступна. Первая колонна людей, подходящих к ней, цепляется за каменную твердыню, карабкается, обрывается и мертвыми телами падает у подножья ограды. Так одна за другой, все новые и новые толпы людей подходят к роковой стене и гибнут. Груда трупов все увеличивается, и по ней все выше и выше подходят люди к вершине стены. Пришедшие последними легко по телам погибших достигают верха заветной стены и за ней видят далекий горизонт.

Таков был и путь достижения свободы: ценой гибели тех, кто боролся с деспотизмом в предшествующих поколениях, современники видят обновление России. Читать далее

Возраст: 46
Живет в: Петроград
Профессия: писатель, журналист
Интересы: фотография, граммофоны, символизм, спиритуализм, короткая проза
Должность: редактор отдела публицистики в газете «Русская воля»

В этот день:

Сегодня день рождения у
Томас Элиот
+13
В Петрограде
+9
В Москве