Новый пост
Свободная
история
Без вымысла

Проект 1917 — это события, произошедшие сто лет назад и описанные их участниками. Только дневники, письма, воспоминания, газеты и другие документы

Наша новая республиканская государственная власть не менее самодержавна, чем прежняя, царская. В приказах по теперешнему военному ведомству после того, как оно убедилось, что нельзя распространять «свободу» на войско, если желаешь, чтобы оно продолжало повиноваться, постоянно повторяются те же самые старые угрозы царского режима о том, что неповинующиеся начальству и самовольно покидающие армию «будут подвергнуты наказаниям по всей строгости закона», т.е. вплоть до нарочно восстановленной для этого смертной казни.

Самобытные и свободолюбивые умы в этих странах давно уже обнаружили несостоятельность всех этих мишурных форм мнимо-свободной государственной организации и указывают на то, что истинная свобода осуществима для народа лишь при его полном пренебрежении всякими государственными требованиями и непосредственном проведении в жизнь своими собственными поступками и поведением того, что он считает разумным и праведным.

Ввиду полученных мною многочисленных запросов с выражением недоумения по поводу появившихся в газетах сообщений о том, будто я представил Временному правительству проект суда над отказывающимися от военной службы по мотивам совести, считаю необходимым заявить, что я при своих убеждениях не мог ни предлагать, ни принимать какого-либо участия в организации суда над кем бы то ни было. Читать далее

Когда русское правительство несколько месяцев назад отменило смертную казнь, вся сознательная Россия восторженно приветствовала это необычное со стороны государственной власти проявление человечности. Прошло всего три месяца, и вот уже снова к стыду и негодованию России восстановлен этот отвратительный вид братоубийства. Иначе и быть не могло. Представители власти, в минуту увлечения, вообразили себе, что они живые люди, могущие давать свободный ход своим добрым побуждениям. Читать далее

Исходя из своего представления о том, что миролюбивые стремления среди русских войск навеяны со стороны, наше близорукое «интеллигентное» правительств вообразило себе, что, подвергнув войска старому патриотическому гипнозу с прибавлением лозунга о спасении «свободы», оно сможет вернуть армию на прежний путь беспрекословного повиновения. И когда патриотическое безумие было местами минутно вновь подогрето пламенными речами разъезжающих на автомобилях министров — то правительство, пресса и вся интеллигенция стали утешать себя тем, что дело налажено.

А что война опостылела русскому солдату, не имевшему и с самого начала ни малейшей охоты в ней участвовать, — в этом не может быть ни малейшего сомнения, несмотря на все уверения тех, кто хочет видеть в ней проявление народной воли. Достаточным доказательством этого может служить тот факт, что военное начальство никак не согласилось бы объявить солдатам, что участие их в войне — добровольное и что кто хочет, может разойтись по домам. Читать далее

Обожаемый толпою министр-социалист, в глазах ее олицетворяющий освобождение России от царского гнета, разъезжает по армии, обращаясь к войскам с горячими призывами перейти в наступление. Везде его встречают с обычными проявлениями массового восторга те самые люди, которые несколько месяцев тому назад точно так же встречали Николая II.

Другой человек в душе того же солдата — не настоящий, искусственно создаваемый военным гипнозом, — это тот возбужденный, крикливый войн, который проявляет патриотические чувства и восторженно приветствует свое начальство. При встречах царя он орал: «Рады стараться, ваше императорское величество!». В ответ на пламенные призывы революционных министров он кричит: «Прикажите, и мы сложим головы!». Этот одурманенный человек шумен и дерзок, как пьяный, и потому обращает на себя всеобщее внимание. По нему судят о настроении наших войск люди, смотрящие со стороны и не имеющие представления о душе русского народа.

Вопрос о том, насколько искренне немцы в своем поощрении этого братания, имеет совершенно второстепенное значение, ровно как и соображения, подобные тому, имеются ли среди русских братающихся солдат такие, которые, пользуясь удобным случаем, напиваются немецкой водки. Для нас важно то, что жива еще душа нашего русского народа и что она все больше и больше входит в свои права и дает себя чувствовать тем, что в нашем войске несомненно увеличивается число таких солдат, которые не могут уже относиться к так называемому неприятелю с необходимым для военных целей ожесточением.

Интеллигенция и Временное правительство не сумели понять и оценить того громадного значения совершенно нового в истории человечества явление, которое на наших глазах внезапно вторглось в дело ведения войны; а именно — возможность зарождения среди одной из борющихся сторон сознательного массового непослушания начальству. До сих пор безгласные и покорные, солдаты-автоматы неожиданно стали превращаться в живых людей, дающих волю своим собственным стремлениям, и потому не скрывающих свое нежелание продолжать беспрекословно участвовать в уничтожении своей и чужой жизни.

Люди, относящиеся к войне с «государственной» или «политической» точек зрения, совершенно чуждой христианскому жизнепониманию, хотя, в общем, и признают желательным прекращение войны, считают, однако, необходимым сначала довести ее до «победного конца» и, во всяком случае, не мириться с неприятелем без согласия на то наших союзников. Читать далее

Победа русских над немцами была бы сколько-нибудь возможной только в том случае, если бы удалось понизить душевное состояние нашего народа до того более грубого и умственно тупого уровня, на котором еще находятся западноевропейские народы. Об этом так отчаянно и хлопочут наши теперешние представители власти и большая часть нашей прессы.

По своей врожденной природе, не развращенной притом западной культурой, русскому народу не присущи те человеческие пороки и недостатки, которые необходимы для успешного ведения военного дела. Напротив того, он отличается как раз обратными свойствами — теми, которые принято называть «христианскими». Кроме того, за последние годы, в особенности после японской войны, внутреннее сознание русского трудового народа развивается весьма быстро, вследствие чего он не может не видеть всей бессмысленности и всего нравственного уродства взаимного уничтожения населения различных стран.

Прекратить войну не в нашей власти. Но наше убеждение в том, что ее следовало бы немедленно прекратить независимо от каких бы то ни было посторонних соображений, ясно и точно определять наше отношение к этому вопросу. И на этом основании мы не можем не радоваться всяким признакам того, что и народ наш, и солдаты все больше тяготятся войною и все чаще проявляют миролюбивые побуждения, указывающие на возможность прекращения войны, вследствие иссякновения в наших войсках необходимого для ее продолжения пыла.

Дорогой Владимир Григорьевич,

Большое спасибо Вам за книгу «Дневник Л. Н. Толстого». Да и в ранней юности он также полон святого беспокойства за лучшие стороны своей души!.. А какое счастье нам выпало в жизни. Все еще не верится… Великий, всемогущий боже!

Какое счастье!..
Ваш И. Репин

Возраст: 62
Живет в: Лондон
Интересы: толстовство, христианство, вегетарианство, духоборы, издательская деятельность

В этот день:

+19
В Петрограде
+18
В Москве