Новый пост
Свободная
история

Ромен Роллан

Я ‒ человек. И я ищу, где бы она ни была, родину человечества. Пока я её не нашел.

Без вымысла

Проект 1917 — это события, произошедшие сто лет назад и описанные их участниками. Только дневники, письма, воспоминания, газеты и другие документы

Русская революция подавлена союзниками. Большевики затравлены. Смертная казнь в армии восстановлена. Несчастный Керенский  играет роль марионетки-Дантона в руках Англии и президента Вильсона. Демократические государства Запада отказываются давать паспорта своим социалистам, желающим поехать в Стокгольм, и душат свободу во имя свободы. Убитая Европа встала на путь к разверстой могиле.

Русская газета «Копейка» (номер 17 июня) узнала, что комиссия, занимавшаяся изучением бумаг Министерства двора, а также секретных кредитов министерств иностранных дел и финансов, узнала о суммах, перечислявшихся Petit Journal, Figaro, и Matin. Каждая из этих газет якобы имела по 10 000 подписчиков в Петрограде, каждый из которых получал по два номера газеты. В 1915 и 1916 гг. количество подписок было удвоено. Кроме того, под видом рекламных объявлений (эти расходы указаны как «экстренные», и насчитывают десятки тысяч рублей) в газеты направлялись статьи, показывающие займы в выгодном свете.

В жизни бывают очень тяжелые минуты, и мысль о том, что вы и ваши друзья так горячо нам сочувствуете и что у нас общие идеалы, придает мне мужество. Мучительнее всего для меня то, что я вынуждена оставаться бездеятельной и пассивной, тогда как всем сердцем, всем существом своим я там, рядом с ним, с несчастной Россией, обреченной бороться в одиночку со всеобщим безумием. Я знаю, пробуждение наступит, но не будет ли слишком поздно? Я ничего не получаю из России, с тех пор как муж арестован. Как только я что–нибудь о нем узнаю, с удовольствием сообщу вам. Если победят Советы, надеюсь увидеть его на свободе, если же диктатура КорниловаГенерал, Верховный главнокомандующий, нужно быть готовой ко всему… В эти грустные минуты я черпаю большое утешение в последнем томе «Жан–Кристофа» и еще до вашего письма я уже знала, что вы душой с нами. Тем дороже было мне свидетельство вашей симпатии.

Пресса союзных государств клевещет на ЛенинаЛидер партии большевиков, и когда русское корреспондентское бюро в Париже направляет в газеты информацию, которая опровергает эту клевету, цензура вмешивается и запрещает это публиковать. Парижская пресса клевещет и на ГорькогоПисатель, издатель, потому что он один из немногих столпов морали, оставшихся свободными в Европе. Из-за этого он пугает европейских тиранов. Поэтому надо облить грязью Горького, сказать, что он продался Германии.

В этой страшной борьбе между контрреволюционными элементами и Революцией клевета играет (как всегда в таких случаях) отвратительную роль. Те самые жестокие призывы, которые были обращены против тех, кто боролся против июньских повстанцев и Коммуны теперь направлены против большевиков. Все либеральные газеты взялись поливать грязью Ленина и его окружение, чтобы потом иметь возможность морально уничтожить того, кого называли Маратом русской революции, «кристально чистым борцом», как писала «Правда», «сердце и мозг революции».

При «Пилатовом непротивленииТо есть с молчаливого согласия.» Керенского восстанавливается смертная казнь, благо сам Александр Федорович уже использовал для своей популярности ее отмену, вовсе «не национальную» по существу. Теперь, пожалуй, начнется период рубки голов или вполне «национальное» вешание всех по очереди, пока не восстановится Николай с Питиримом или с ПуришкевичемФеликс Юсупов будет на амплуа Фредерикса. Горький должен переживать очень тяжелое время из-за клеветы Бурцева. Я бы ему написал сочувственное письмо, если бы верил в незыблемость и мужество его житейской и политической философии. А то напишешь, а тут как раз он и поддастся снова в сторону, начнет хитрить и финтить. Нет, это не Лев Николаевич Толстой и даже не Ромен Роллан. Читать далее

Провел очень плохой день, читая о событиях в России (ленинисты раздавлены, Ленин в изгнании, Зиновьев арестован, Луначарский арестован, но выпущен, Керенский — председатель правительства, следовательно — диктатор). Я спрашиваю себя, не несет ли этот новый социальный кризис в себе что-то хорошее. До сего момента не видел в этом ничего, кроме контрреволюции, но Революция далеко шагнула. Это дантонисты, пришедшие на смену жирондистам. Стоит добавить, что российская экономика зависит от союзников и не может резко разрывать с ними отношения, рискуя умереть от голода через три месяца. Может быть, Керенский заслуживает доверия.

Контрреволюция в России. Повторяется Парижская Коммуна и 1848 год. Сейчас Ленин в бегах, Керенский — диктатор на службе у союзников. Буржуазия Германии, Франции и других стран сегодня должна испытывать одинаковое облегчение.

Недавно отрекшийся от престола король Греции Георг избит в Лугано.

Жестокие демонстрации в Женеве.

Брантинг, перехвативший шифрованную телеграмму Хоффмана к Гримму, навлек на русских социалистов и их радушных швейцарских хозяев звериную ярость. Его деяние заслуживает первого места в списке предательств дела интернационализма, за которое социалисты бились последние три года.

Кажется, что события во Франции начинают приближаться к тому, что произошло в России.

Сторонники войны из Социалистической партии Франции отправились в Петроград, чтобы обратить русских революционеров в свою веру. Но, кажется, они сами изменили свои убеждения. В таком случае наши надежды на русскую Революцию не пропали.

Я симпатизирую социализму, но при условии, что он не перенимает деспотичные методы тех классов, с которыми он борется, и не нарушает свободу личности. Мне ближе всего либеральные социалисты, такие как Либкнехт. Я не социалист, и отказываюсь вступать в социалистическое движение. Но никто не имеет права в таком случае «превращаться в анархиста». Само слово «an-arke» мне неприятно. Никакого деспотизма, да. Но отсутствие внутренних правил? Нет!

Выступая перед палатой общин, лорд Роберт Сесил сказал: «Заключать мир сейчас было бы смешно». Действительно. Два миллиона трупов, обхохочешься! Как бестактно циничны речи этих английских государственных деятелей. В чем тут разница с немецкими зверствами? Только в том, что они холоднее.

Возраст: 51
Живет в: Сьерра, Швейцария
Интересы: литература, пацифизм, социализм, история искусства, история музыки, драматургия, театр, симфоническаая музыка, опера
Работа: писатель

В этот день:

+19
В Петрограде
+18
В Москве