Новый пост
Свободная
история

Алексей Брусилов

Война — не шутка и не игрушка, она требует от своих вождей глубоких знаний, которые являются результатом не только изучения военного дела, но и наличия тех способностей, которые даруются природой и только развиваются работой.

Без вымысла

Проект 1917 — это события, произошедшие сто лет назад и описанные их участниками. Только дневники, письма, воспоминания, газеты и другие документы

Во время Совещания одним вечером я видел БрусиловаГенерал-адъютант, Верховный главнокомандующий (с 4 июня 1917 года), ранее - главнокомандующий Юго-Западного фронта. Он поносил КеренскогоПредседатель Временного правительства, уволившего Брусилова за то, что тот не выехал встречать его на станцию железной дороги, поносип Корнилова за то, что церемонился с Временным правительством, с комитетами, с большевиками.

В Москве открылось «малое совещание общественных деятелей», созванное кадетами, финансистами и опальными генералами для выработки внушительного заявления стране на государственном большом совещании общественных деятелей, имеющем быть на этих днях в Москве, в Большом театре. Участвуют РодзянкоПредседатель IV Государственной думы, АлексеевНачальник штаба Верховного главнокомандующего, с 24 марта 1917 года - Верховный главнокомандующий, БрусиловГенерал-адъютант, Верховный главнокомандующий (с 4 июня 1917 года), ранее - главнокомандующий Юго-Западного фронта, Юденич, МилюковЛидер Конституционно-демократической партии, министр иностранных дел Временного правительства (с 15 марта 1917 года), МаклаковЮрист, член IV Государственной думы, РябушинскийВладелец «Торгово-промышленного Товарищества П. М. Рябушинского с сыновьями», Трубецкой, ШингаревЧлен IV Государственной думы, врач, министр финансов (с мая 1917), ШульгинДепутат IV Государственной Думы, БубликовЧлен IV Государственной думы, Ледницкий, Грузинов, Ильин, Каледин и много других популярных общественных деятелей-буржуев. Читать далее

Что КеренскийПредседатель Временного правительства соглашался со мною, я заключил не только из моих с ним бесед, но из того обстоятельства, что когда он решил, что не ген. БрусиловГенерал-адъютант, Верховный главнокомандующий (с 4 июня 1917 года), ранее - главнокомандующий Юго-Западного фронта должен стоять во главе армии, то он обратился именно ко мне за советом, кого назначить его заместителем. Я назвал ген. КорниловаГенерал, Верховный главнокомандующий. И действительно, ген. Корнилов был назначен Верховным главнокомандующим.

В исполнение своего долга я вкладывал душу, войска меня знали так же, как и я их знал, а потому меня крайне оскорбило, когда на другой день после совещания в Ставке я получил следующую телеграмму: «Временное правительство постановило назначить вас в свое распоряжение. Верховным главнокомандующим назначен генерал Корнилов. Вам надлежит, не ожидая прибытия его, сдать временное командование начальнику штаба Верховного главнокомандующего и прибыть в Петроград. Министр-председатель, военный и морской министр Керенский».

29 июля КеренскийПредседатель Временного правительства председательствовал на совещании в Став­ке, где также присутствовали ТерещенкоПредприниматель, банкир, с марта 1917 - министр финансов и генерал АлексеевНачальник штаба Верховного главнокомандующего, с 24 марта 1917 года - Верховный главнокомандующий, сам генерал БрусиловГенерал-адъютант, Верховный главнокомандующий (с 4 июня 1917 года), ранее - главнокомандующий Юго-Западного фронта и начальник его штаба Лукомский, бывший и нынешний командующие Северным фронтом генералы РузскийГлавнокомандующий армиями Северного фронта и Клембовский, командующий Западным фронтом генерал ДеникинГлавнокомандующий войсками Западного фронта, генерал-лейтенант, а также комиссар Юго-Западного фронта СавинковРеволюционер, публицист. Генерал Деникин выступал как храбрый и опытный солдат. Он потребовал отменить в армии все выбранные комитеты и вернуть всю полно­ту дисциплинарной власти офицерам. Но его товарищи поддержа­ли генерала как-то очень нерешительно, и определенное решение так и не было принято.

Нам было сообщено, что КеренскийПредседатель Временного правительства прибывает в 2 часа 30 минут дня, но прибыл он на час раньше, и в тот момент я был занят с моим начальником штаба оперативными распоряжениями. Я не мог вовремя попасть на вокзал, чтобы встретить его, ввиду спешности вопросов, разрешавшихся нами, и генерал Лукомский посоветовал мне не ехать. Все равно мы должны были сейчас же встретиться с Керенским на совещании. Но занятия наши были прерваны появлением адъютанта Керенского, передавшего мне требование министра немедленно явиться на вокзал вместе с начальником штаба. Мы поехали. В тот же день мне передали, что Керенский рвал и метал на вокзале, грозно заявляя, что генералы разбаловались, что их надо подтянуть, что я не желаю его знать, что он требует к себе внимания. Ибо «прежних» встречали, часами выстаивая во всякую погоду на вокзалах, и т. д. Все это было очень мелочно и смешно, в особенности по сравнению с той трагической обстановкой на фронте, о которой мы только что совещались с начальником штаба. Читать далее

Приложу все силы ума и воли, чтобы спасти Россию и завоевания, достигнутые революцией. Мною незамедлительно будут даны указания всем главнокомандующим о принятии мер по восстановлению боевой мощи на началах воссоздания железной дисциплины и власти начальников.

Имеющиеся у меня данные с очевидной ясностью указывают на вредное и разлагающее влияние на войсковые части поступающих в них укомплектований из амнистированных уголовных. С самого момента посадки их на железные дороги для отправления в армию они буйствуют и разбойничают, пуская в ход ножи и оружие. В войсках они ведут самую вредную пропаганду большевистского толка. Я считаю совершенно необходимым прекратить отправление этих лиц в войска ради поддержания боевой мощи армии и идеи ее чистоты, не позволяющей загрязнение армии сомнительным сбродом. Указанные лица могли бы быть назначаемы на наиболее тяжкие работы по обороне, где и могли бы на деле показать свое стремление к раскаянию. Сообщая о вышеизложенном, обязуюсь добавить, что я придаю изложенной мере значение особой важности.

Удручение по поводу военных событий всеобщее — опять появились разговоры о сепаратном мире, который должен вызволить Россию из неисправимой беды. Правительство, собственно военное ведомство, распоряжается властно, и нигде никаких протестов, хотя на фронте фактически восстановлена смертная казнь и по, слухам, устанавливается на фронте же диктатура БрусиловаГенерал-адъютант, Верховный главнокомандующий (с 4 июня 1917 года), ранее - главнокомандующий Юго-Западного фронта, КорниловаГенерал, Верховный главнокомандующий и Клембовского. Поправение масс чувствуется во всем — солдат на улицах сравнительно мало, и ведут они себя благопристойно — в трамваях дамам уступают место. Новое правительство не признается долговечным — кадеты опять зашевелились. Временное правительство ищет лиц, согласных стать министрами, и находит лишь откровенно второсортных людей.

Ген. КорниловГенерал, Верховный главнокомандующий был назначен главнокомандующим Юго-Западным фронтом. Об этом его назначении я узнал от Верховного главнокомандующего ген. БрусиловаГенерал-адъютант, Верховный главнокомандующий (с 4 июня 1917 года), ранее - главнокомандующий Юго-Западного фронта, вызвавшего меня к себе в поезд, на станцию Козова. В Каменец-Подольске была составлена мною и комиссаром 8-й армии Филоненко посланная ген. Корниловым Временому правительству телеграмма о необходимости введения смертной казни на фронте. С этого дня началась на Юго-Западном фронте планомерная и решительная борьба с большевикам.

Не допускаю мысли, чтобы между сосредоточенными в районе прорыва частями не нашлось доблестных и верных долгу полков, которые не остановили бы небольшие части противника, наступающие только потому, что перед ними отходят. Приказываю не только принять все меры к тому, чтобы остановить наступление противника, но энергично перейти в контратаку и восстановить положение. Отхода 7-й армии не допускаю. Не допускаю и мысли, что развитие успеха противника может угрожать Тарнополю.

Раз правительство вступило в решительную борьбу с большевизмом, то оно должно покончить и с гнездом большевизма, Кронштадтом. Кронштадтскому гарнизону должно быть предъявлено требование полного подчинения пр-ву. И разоружения, и в случае неисполнения требований необходимо бомбардировать Кронштадт. 

Утром снова авто, наполненное людьми с оружием на изготовку и примкнутыми штыками. С 2.30 до 3 часов сильно стреляли на Невском и Литейном. Говорят, толпу перед Таврическим дворцом разогнали. ПоловцовГлавнокомандующий войсками Петроградского военного округа (летом 1917 года) перевел город на осадное положение и старается его очистить. Читать далее

Я жду, начнет ли БрусиловГенерал-адъютант, Верховный главнокомандующий (с 4 июня 1917 года), ранее - главнокомандующий Юго-Западного фронта свое наступление в Галиции или нет. Хочу надеяться, что он это сделает. И тогда я ему доставлю одну приятную «неожиданность».

Петроград. Глава американской миссии Элиу Рут и министр иностранных дел ТерещенкоПредприниматель, банкир, с марта 1917 - министр финансов вернулись в Петроград после короткого визита в Генштаб. Там они встретились с генералом БрусиловымГенерал-адъютант, Верховный главнокомандующий (с 4 июня 1917 года), ранее - главнокомандующий Юго-Западного фронта, провозглашенным главнокомандующим от лица всей русской армии. Брусилов заявил, что намерен использовать все ресурсы, которые находятся в его распоряжении, чтобы защитить недавно завоеванную свободу. Помимо этого он продемонстрировал готовность рука об руку сражаться с Америкой ради права всех стран мира самостоятельно решать свою судьбу. Читать далее

Возраст: 64
Звание: генерал-адъютант
Работа: главнокомандующий Юго-Западного фронта
Работа: Верховный главнокомандующий (с 4 июня 1917 года)

В этот день:

Сегодня день рождения у
Алексей Каледин
+6
В Петрограде
+2
В Москве