Новый пост
Свободная
история
Без вымысла

Проект 1917 — это события, произошедшие сто лет назад и описанные их участниками. Только дневники, письма, воспоминания, газеты и другие документы

Удручение по поводу военных событий всеобщее — опять появились разговоры о сепаратном мире, который должен вызволить Россию из неисправимой беды. Правительство, собственно военное ведомство, распоряжается властно, и нигде никаких протестов, хотя на фронте фактически восстановлена смертная казнь и по, слухам, устанавливается на фронте же диктатура БрусиловаГенерал-адъютант, Верховный главнокомандующий (с 4 июня 1917 года), ранее - главнокомандующий Юго-Западного фронта, КорниловаГлавнокомандующий войсками Петроградского военного округа - с 18 марта 1917 года и Клембовского. Поправение масс чувствуется во всем — солдат на улицах сравнительно мало, и ведут они себя благопристойно — в трамваях дамам уступают место. Новое правительство не признается долговечным — кадеты опять зашевелились. Временное правительство ищет лиц, согласных стать министрами, и находит лишь откровенно второсортных людей.

Вчера на «историческом» заседании Совет единогласно — при воздержавшихся большевиках — признал необходимость создания единой твердой власти и таковой избрал Временное правительство, которому переданы неограниченные полномочия для восстановления дисциплины в армии и для подавления анархии и контрреволюции. Читать далее

Ничего не знаю, кроме того, что напечатано в газетах. Происходит троякий кризис: 1) военный — прорыв нашего фронта, 2) ликвидация большевистского выступления, 3) кризис правительственный. Первому я не склонен придавать катастрофического характера, потому что военным действиям я придаю теперь подчиненное политическим значение — наш неуспех может быть таким же куцым, как и наш успех — и какие бы горизонты ни открывались при тех или иных успехах той или иной стороны, я верю, что не военным удастся покончить эту войну. Читать далее

Опять день сильных ощущений. Правительство, насколько мне известно, задалось целью обезоружить большевиков — следовательно, назавтра нужно предполагать кровавые столкновения. Читать далее

На улицах опять мартовские дни. Можно предполагать, что правительство застигнуто врасплох, но невольно поражаешься: в то время как на улицах забирают автомобили и вооружают их пулеметами — правительство занимается убеждением солдат не выходить из подчинения. Против пулеметов убедителен только пулемет, и дать большевикам ночь для официальной организации — это потерять темп и, конечно, не избежать кровопролития. Идти против Временного правительства — это в сущности идти против Совета рабочих и солдатских депутатов, который поддерживает Временное правительство. Если рассуждать хладнокровно, настоящий кризис, если его разыграть правильно, является желательным. Читать далее

На фронте военные действия не развиваются — соседние с Корниловской части фронта медлят перейти в наступление, но так как приятные сюрпризы в этом отношении до сих пор бывали по воскресеньям, то подождем два дня. Но главное дело сделано — фронт ожил, и немцы должны с ним считаться. Усиленно играют предстоящим продовольственным кризисом — действительно, дороговизна развивается с такой быстротой и принимает такие фантастические размеры, что придется вскоре сжаться в совершенно непостижимой степени — и на этой почве более чем вероятны голодные бунты, и думается по аналогии, что они могут послужить причиной непосредственного падения нынешнего правительства, как недостаток хлеба вызвал падение царского режима. Газеты занимаются кризисом в Германии — придет это золотое время, но еще не пришло — раньше должен последовать военный удар. Вот было бы хорошо, если бы наступление немцев на Петроград принудило бы столицу перенести в Москву.

Наше наступление в Галиции постепенно развивается — войска Корнилова взяли г. Калуш. Все судят и рядят, чем может увенчаться наше наступление — приговаривают к смерти дышащую на ладан Австрию и ждут ответного удара немцев на Петроград. В военном отношении тучи быстро расходятся, и на ближайшее время можно быть уверенным, что армия будет жить боевой жизнью.      

Галич взят нами. С точки зрения стратегической — это крупный успех, предвидится ряд дальнейших логически развивающихся предприятий, конечной целью которых явится занятие Львова. Настроение заметно поднимается — вернувшиеся на днях из провинции говорят, что нельзя узнать Петрограда — невольно общественный интерес переносится к событиям на фронте, и тем становится менее болезненным внутренний процесс. Создается такое впечатление, что дело войны вновь переходит в руки военачальников — l’appetit vient en mangeant, аппетит приходит во время еды — успех окрыляет, и те самые солдаты, которые колебались, выходить ли им из окопов — пойдут на Львов как цели реальной и им понятной — игра началась и хочется выиграть. Теперь, что дело наладилось на фронте, приходится лечить тыл, и в этом отношении можно предполагать, что большевикам придется круто — им хотят разъяснить, и мне говорили сегодня, что БурцевПублицист, издатель имеет доказательства того, что ЛенинЛидер партии большевиков германский наймит. Бурцев заявил, что время еще не пришло сделать то открытие об одном провокаторе, что вызовет содрогание всего мира, но предполагают, что речь идет о Ленине. Если это так и это будет публично доказано, то большевизму будет нанесен смертельный удар, и выздоровление России пойдет быстрыми шагами.

Несколько сведений, чужих впечатлений, летающих слухов. Гр. Трубецкой, находящийся при Ставке, рассказал Нольде, а последний мне, что, по его впечатлению, наше наступление гальванизировано, что предварительно идут длительные переговоры — торги с разного калибра комитетами, идет голосование, образование из желающих ударных групп, начальствующими лицами произносятся речи — словом, искусственным и искусным образом создается настроение, подвинчивается дух, после чего начинается наступление. Вот объяснение, почему удары бывают только короткие — и нужно сказать, что если с каждой новой позиции нужно будет такими митинговыми средствами поднимать войска, то решающего успеха у нас быть не может. Впрочем, лиха беда начало — затем начнется ледоход, и меня уверяли, что сегодня должно начаться наступление на фронте Рига–Двинск. Во всяком случае, наш фронт свое дело сделал и даже сделал больше — он не только устоял, а перешел в наступление. Таким образом, германский порыв к победе, направленный в сторону наименьшего, казалось бы, сопротивления, к конечной победе при развале России, встретив сопротивление вновь единого фронта, будет искать иного выхода и исхода для окончания войны и из порыва вовне обратится в порыв во внутрь Германии, чему намечаются, как будто, первые признаки. В Рейхстаге Б. Гольвег выслушивает теперь от центра требования мира на основании декларации 4 августа 1914 — мир без аннексий и контрибуций. И в этом отношении — лиха беда начало — сознание, что для достижения мира нужно переделать у себя в Германии кое-что, внедрится постепенно и принесет свой плод. Как скоро это случится — предсказать невозможно, потому что нужно переделать миросозерцание целого народа, понимающего дело сейчас совершенно иначе, но если только мы будем продолжать воевать хоть как-нибудь, то для германского народа революция — единственный путь спасения.     

Армия КорниловаГлавнокомандующий войсками Петроградского военного округа - с 18 марта 1917 года перешла в наступление, сделан глубокий прорыв фронта — наша кавалерия работает в неприятельском тылу, взято 7000 пленных и 48 орудий, из коих 12 тяжелых. Настроение крепнет — обрисовывается планомерный подход ко Львову — большевики неудержимо теряют почву. Слава КеренскомуПредседатель Временного правительства — вознесенный на гребень революционной волны, он оказался на высоте положения. Он перевоспитался в государственного деятеля и, не порывая связи с демократией, он сделался самодержцем.

Наступление наше пока ограничилось одним коротким ударом, но чувствуется, что деятельно подготовляется дальнейшая операция, которая охватит более широкий фронт — что-то пошевеливаются на Рижском фронте, быть может, сговариваются относительно одновременного наступления с союзниками теперь, чтоб наш фронт ожил. Читать далее

Русские войска перешли в наступление в районе Бржезан — до сих пор взято в плен 9000 человек и 150 офицеров. По улицам уже ходили манифестации, провокаторов, говоривших против войны, арестовывали, солдаты все говорили о том, что едут на фронт.

Опасная карта сыграна: будет успех — положение в смысле крепости власти значительно улучшится, но если начнется отступление, то по логике рисуются довольно мрачные картины.     

В Петрограде в день покупается на 300 тыс. рублей семечек. Вот революционный размах. Лева Голицын приехал с Волги — большевики осточертели всем. Есть центры, как то Царицын, Кронштадт, но в общем, вся Россия против них — война также не очень популярна. Все жаждут твердой власти. Завтра на демонстрацию, слышно, выйдут все вооруженными, и озлобление против большевиков большое, и растет.   

В Ставке превосходное настроение. Деятельно готовятся к наступлению. Вот тоже большая и весьма опасная карта игральная, а играть ее нужно, а ежели наступать с головой и вовремя остановить наступление и закрепиться, благодетельные результаты наступления будут неисчислимы во всех отношениях. В Греции Венизелос пришел ко власти. Недалек момент вступления Греции в войну против Германии. Очень может быть, что и Норвегия пойдет по тому же пути. Нейтралитет теперь — это недоразумение с точки зрения воюющих и преступление против своей страны.

Кто теперь честно высказывает свои политические убеждения? Как допустить, что в бывшей триста лет монархической России в настоящий момент официально нет ни одного монархиста, за исключением тех, что сидят в Трубецком бастионе? Все притаились — все помалкивают до лучших времен, когда будет обеспечена в лучшей, нежели теперь мере личная неприкосновенность, будет твердо стоять принцип собственности и под ногами будет чувствоваться твердая почва. Даже левые не говорят то, что они думают, — одни, как например ПлехановЖурналист, писатель, историк, правеют от анархии — другие идут левее своих убеждений, потому что это им выгодно. 

Титул: князь
Профессия: дипломат
Работа: вице-директор Второго департамента Министерства иностранных дел
Интересы: теннис
член Международного олимпийского комитета

В этот день:

+11
В Петрограде
+11
В Москве