Новый пост
Свободная
история

Сепаратный мир

Слухи о сепаратном мире с Германией не утихают весь год и сильно нервируют тех, кто намерен довести войну до победного конца.

Без вымысла

Проект 1917 — это события, произошедшие сто лет назад и описанные их участниками. Только дневники, письма, воспоминания, газеты и другие документы

Народ рабов, наживы и желудка,
Ты продал Русь исконному врагу.
Тобою посланы два жалкие ублюдка
Припасть с покорностью к стальному сапогу.
Безумством Ленина растерзана Россия,
За власть на миг она им продана.
А ты?.. Восторженно кричишь ему: «Мессия»,
Мы живы — пропадай великая страна!

ЛенинЛидер партии большевиков и его единомышленники не планировали заключать сепаратный мир. Они надеялись, что под влиянием русского примера и выхода России из войны военные действия приостановятся, а восставшие города и взбунтовавшиеся армии выступят против своих правительств. Провозглашение Декрета о мире сопровождалось слезами и довольными криками. Призыв к миру дышал возвышенным гуманизмом, ужасом перед насилием и усталостью от незаканчивающейся бойни — например: «Трудящиеся люди всех стран, мы протягиваем вам нашу дружескую руку через горы трупов наших братьев. Через реки невинно пролитой крови и слез, через дымящиеся руины городов и деревень, через обломки памятников культуры, мы призываем вас к восстановлению и укреплению международного единства». Но петроградский телеграф зря бороздил эфир. Крокодилы внимательно ждали ответа, но ответом им была тишина. Тем временем, новый режим был мастерски использован для того, чтобы захватить контроль над царской полицией и спецслужбами. Читать далее

На улице объявили о заключении перемирия с Россией. И если бы я не был столь апатичен, то я бы радовался тому, что дожил до конца войны.

Вечером ужинали у австрийского посла. Он громко объявил, что не понимает, на что надеется Антанта, продолжая войну. Однако он не верит в сепаратный мир с Россией и Румынией, потому что ни один русский министр, на даже сам Троцкий или Ленин, не смогли добиться свободы действий в русской политике. Сепаратный мир отдаст Россию на милость Германии. Еще больше русские политики должны думать о том, чтобы добиться мира, не разрушив отношения с Антантой. Антанта в этом заинтересована. Таким образом, Россия будет изо всех сил давить на Антанту, добиваясь заключения общего мира. Однако еще вопрос, нуждается ли Россия в солдатах, которые сейчас на фронте, да и сами они отлично чувствуют себя на фронте, как только прекратилась стрельба. Против них говорит и общий страх того, что солдаты с фронта вернутся к дележке земель.

Мирные переговоры как будто споткнулись, но это, конечно, только видимость. La pièce est montéeФр. — «пьеса поставлена». в Берлине. Роли распределены, и все идет по заранее намеченному плану к заранее определенной цели. Под предлогом помещения вопреки запрещению объявлений без особых разрешений, вся печать, кроме большевистской и социалистической, полночи народившейся сегодня, закрыта, очевидно, чтоб не было лишних толков по поводу мира. Положение в смысле скорого и своевременного исцеления остается безнадежным — физическая сила в руках большевиков, которые не теряют времени, отпущенного им судьбой для властвования, и полным ходом работают для Германии. Немецких агентов полна Россия — в Смольном сидят немецкие и австрийские офицеры Генерального штаба и управляют Россией — всякие Крадеки, Ганецкие, Колышко — словом, все открытые друзья Германии находятся на ступенях ленинского трона и толкают Россию в бездну. 

Немцы категорически отказались принимать условия, кото­рые, по их словам, могли быть выдвинуты только проигравшей стороне. Потом они огласили свои условия.  На совещании в полдень 5 декабря зачитал декларацию, в которой сообщалось, что русская сторона приняла реше­ние прервать переговоры и вернуться для консультаций со своим правительством. Представители противника были явно раздра­жены, но их лица просветлели, когда стороны договорились о временном прекращении огня сроком до 17 декабря.  Читать далее

Окончательно делегацию утвердили в составе еврея Йоффе в качестве председателя и восьми членов, из которых я знал только еврея Каменевабольшевик (Розенфельда) и бывшего библиотекаря в Военной академии, поляка по национальности, с фамилией Мстиславский. Четверо из оставшихся членов были соответственно один рабочий, один крестьянин, солдат и матрос, которых выбрали наугад, чтобы подчеркнуть демократичность ее состава. Случилось так, что в день отъезда делегации из Петрограда матрос как раз понес свои вещи в прачечную, что находилась рядом со штабом большевиков в Смоль­ном. Ожидая, пока белье постирают, матрос отправился в Смольный навестить своего друга. По дороге ему навстречу попался Каменев, которого прежде он никогда не видел, и приказал присоединиться к делегации, которая через три часа выезжает в Двинск.

Мнение влиятельных фракций Малой рады о мире и перемирии нисколько не расходится с мнением Генерального секретариата, который считает, что необходимо немедленно начать мирные переговоры. Об этом своем взгляде Генеральный секретариат уже сообщил послам союзных государств. Англичане и французы прислали уже к нам своего посла. Читать далее

Днями я никак не могу совладать с собой и часто без настоящего повода лезу с идеями и чувствами, требующими специальной подготовки, а человеку без таковой они легко могут показаться несуразными и даже «возмутительными». На сей раз (в гостях) я что-то уж очень много наговорил про лукавство русского человека, про то лукавство, на которое и все, и самые хитрые люди Запада попадаются. Я убежден, что именно это лукавство сыграло самую значительную роль в истории русского народа и что оно было ему присуще как особый дар, талант во все времена и до всякого «призвания варягов». Читать далее

Русские Товарищи!

Уже несколько дней, как мы заключили перемирие. Мы познали, что нет вражды, разъединяющей нас, мы познали, что друг стоит против друга. Солнце мира восходит, и его лучи заходят в наши сердца. Мысли переносятся на родину к жене и детям, к брату и сестре, к нашим родителям, тоскующим по сыне. Сердце становится так полно и вам, как и нам, подсказывает внутренний голос: поди к нему, протяни ему руку! Но это пока еще нельзя. Читать далее

Сейчас на редкость отличная погода. Тепло, хожу в одной куртке — это 1-й день перемирия. Смешно: ведь соседние корпусы справа и слева от нас этого перемирия не заключили, и сейчас идет там артиллерийская стрельба. Наша батарея, левая фланговая, примыкает вплотную к 3-му Кавказскому корпусу 21-й дивизии, и отлично слышно, как мортирная (35 тяжелый дивизион) стреляет по нашему участку, а мы не можем.

Ночь плохо спали. Все нервны ужасно. Раздражаемся из-за пустяков. Не можем спокойно друг другу возразить. Предали, мерзавцы, и Родину, и с ней народ русский.

Сегодня, вечером, выехала делегация Центрального исполнительного комитета на фронт, откуда она отправится в ставку германской армии для ведения предварительных переговоров о перемирии. В состав делегации вошли: Каменевбольшевик, Сокольников, член московского Совета рабочих и крестьянских депутатов Виценко, Мстиславский, член президиума чрезвычайного крестьянского съезда делегат Сташков, Шишков. Кроме того, в состав делегатов входят 1 матрос, 1 солдат и 1 рабочий.

Сегодня в Брест-Литовске встретились российские и немецкие уполномоченные, чтобы обсудить условия перемирия. Красный праздник на зеленом острове. Из нашего штаба в Пугачево мы наблюдали за развитием этих во всех отношениях исторических переговоров. Российские черные орлы в коронах над красными воротами крепости, ЛюдендорфГенерал-квартирмейстер штаба германской армии, Толстой как вдохновитель анархистов, русские комиссары, официально признанные двумя императорами, широкая, ленивая река между зелеными берегами, которая обрамляет эту почти сказочную встречу, какой простор для фантазии! Читать далее

Сегодня виделся с МарушевскимВладимир Марушевский — генерал. С 26 сентября 1917 — последний начальник Генерального штаба.. Он рассказал, что в субботу в три часа дня отправился в Смольный. Троцкий угрожал ему «Трубельским бастионом» (то есть заключением в Петропавлов­скую крепость), если он немедленно не прикажет офицерам Генерального штаба участвовать в переговорах по прекращению огня. Страсти достигли такого накала, что в конце беседы этот коротышка заявил: «Я поговорю с Подвойским. Не хочу больше с вами иметь дела!» Генерал добавил, что «Троцкий произвел на него самое скверное впечатление».

Получилось невероятнейшее известие о том, что какие-то трое парламентеров нашей 5-й армии ездили к германцам впереди Двинска и подписали предварительные с ними условия перемирия!

В этот день:

0
В Петрограде
-6
В Москве