Новый пост
Свободная
история

Альфред Нокс

Мне никогда не доводилось слышать ни об одном племени в Индии или где-либо еще, которые позво­ляют вместо себя воевать своим женщинам.

Возраст: 47
Военный атташе посольства Великобритании
Без вымысла

Проект 1917 — это события, произошедшие сто лет назад и описанные их участниками. Только дневники, письма, воспоминания, газеты и другие документы

Генерал СкалонВладимир Скалон — русский генерал, военный эксперт на мирных переговорах в Брест-Литовске. По воспоминаниям еще члена военной консультации подполковника Джона Гуговича Фокке, на столе была оставлена предсмертная записка: «Могилев. Анне Львовне Скалон. Прощай, дорогая, ненаглядная Анюта, не суди меня, прости, я больше жить не могу, благословляю тебя и Надюшу. Твой до гроба Володя». застрелился. Согласно опубликованному отчету секретаря делегации, русские представители еще не успе­ли встретиться с немцами и обсуждали вопросы между собой, когда Скалон вышел из помещения, чтобы свериться с картой. Это было в 15.30. А примерно через час, в 16.20, в помещение вбежал немецкий офицер, приданный делегации, с вестью, что генерал застрелился. Мы были знакомы со Скалоном шесть лет. До войны он был начальником немецкого отдела управления разведки Генерального штаба в Петрограде. В этом качестве он проработал в Генеральном штабе всю войну. Скалой женился в 1915 г. Это был упорный, знающий и грамотный офицер, хотя и имел несколько мол­чаливый характер. Его более легкомысленный друг Самойло, бывший руково­дитель австрийского отдела, в настоящее время занимает высокий пост в большевистской армии.

Немцы категорически отказались принимать условия, кото­рые, по их словам, могли быть выдвинуты только проигравшей стороне. Потом они огласили свои условия.  На совещании в полдень 5 декабря зачитал декларацию, в которой сообщалось, что русская сторона приняла реше­ние прервать переговоры и вернуться для консультаций со своим правительством. Представители противника были явно раздра­жены, но их лица просветлели, когда стороны договорились о временном прекращении огня сроком до 17 декабря.  Читать далее

Окончательно делегацию утвердили в составе еврея Йоффе в качестве председателя и восьми членов, из которых я знал только еврея Каменевабольшевик (Розенфельда) и бывшего библиотекаря в Военной академии, поляка по национальности, с фамилией Мстиславский. Четверо из оставшихся членов были соответственно один рабочий, один крестьянин, солдат и матрос, которых выбрали наугад, чтобы подчеркнуть демократичность ее состава. Случилось так, что в день отъезда делегации из Петрограда матрос как раз понес свои вещи в прачечную, что находилась рядом со штабом большевиков в Смоль­ном. Ожидая, пока белье постирают, матрос отправился в Смольный навестить своего друга. По дороге ему навстречу попался Каменев, которого прежде он никогда не видел, и приказал присоединиться к делегации, которая через три часа выезжает в Двинск.

Вчера, в понедельник, в пять часов утра были арестованы гене­ралы Маниковский и Марушевский. Маниковского обвиняют в том, что, когда он был освобож­ден большевиками от обязанностей военного министра, он от­правил циркулярную телеграмму своим подчиненным, что они могут быть смещены со своих должностей только по его лично­му письменному распоряжению. Это было сделано, разумеется, только для того, чтобы успокоить их и побудить продолжить службу в интересах армии и страны. Преступление Марушевского состояло, во-первых, в том, что он продолжал называть генерала Духонина главнокомандующим, тем самым поощряя его следовать независимым курсом, что закончилось его убий­ством. Во-вторых, в том, что он предпочел уйти в отставку, но не участвовать в переговорах по сепаратному перемирию.

Их перекрестный допрос в Смольном продолжался до трех часов сегодняшнего утра.

Я ужинал с семьей В. По их словам, в Смольном идут разгово­ры об аресте посла, Торнхилла и меня. Торнхилла за то, что «он повсюду сует свой нос», а меня за то, что я — это просто «про­клятье» в нашем посольстве. Дурново тоже предупредил меня, что два-три дня мне лучше не спать дома. Однако большевики пока не заходят так далеко, чтобы аре­стовывать своих союзников.

Сегодня виделся с МарушевскимВладимир Марушевский — генерал. С 26 сентября 1917 — последний начальник Генерального штаба.. Он рассказал, что в субботу в три часа дня отправился в Смольный. Троцкий угрожал ему «Трубельским бастионом» (то есть заключением в Петропавлов­скую крепость), если он немедленно не прикажет офицерам Генерального штаба участвовать в переговорах по прекращению огня. Страсти достигли такого накала, что в конце беседы этот коротышка заявил: «Я поговорю с Подвойским. Не хочу больше с вами иметь дела!» Генерал добавил, что «Троцкий произвел на него самое скверное впечатление».

Из Архангельска прибыл малыш Проктор, пребывающий почти в панике. Он заявил, что посол с семьей, а также все британ­ские граждане должны немедленно через Берген отправиться домой, а само посольство следует перевести в Архангельск, что­бы люди не попали в резню, которая вскоре разразится в Пе­трограде, после того как северные армии войдут сюда грабить и убивать. Я сообщил об этих мыслях послу, но старик ответил, что не желает видеть Проктора, что тот надоел, так как посто­янно твердит, что послу вот-вот перережут глотку: что будет, то будет, и будет конец и этому!

Иностранные представители оказались бессильны что-либо пред­принять. Мой французский коллега, который понимал кое-что из идей Троцкого, после общения с французским социалистом Садулем, полагал, что мы должны оставаться в России и поддерживать связь с патриотическими силами для того, чтобы «раздражать большевиков». Генерал Джадсон был потрясен непостоянством своего соотечественника полковника Робинса, который прибыл в Россию всею несколько недель назад на должность заместителя главы аме­риканской миссии Красного Креста. Тот считал, что большевики должны находиться в досягаемости для здорового влияния на них, потому что, когда они поймут, что мир с Германией на приемлемых условиях невозможен, они обратятся к союзникам за помощью в продолжении войны. 

Троцкий объявил французскому офицеру, что он жаловался на посла не за курс в отношениях, взятый нашим правительством, а за то, что, по его сведениям, он поддерживает постоянную связь с Калединым. Читать далее

ТроцкийПредседатель Петроградского совета сообщил союзным военным атташе ноту с уверением в том, что его правительство желает отнюдь не сепаратного, а всеобщего мира, но что оно решило заключить мир. Это будет ошибкой со стороны союзных правительств, — говорит в заключение нота, — если России в конце концов придется заключить сепаратный мир.

Я пришел к тому заключению, что единственное, что для нас остается, это faire bonne mine au mauvais jeuФр. — «Делать хорошую мину при плохой игре».. Следуя мысли, первоначально поданной НоксомВоенный атташе посольства Великобритании, я отправил в министерство иностранных дел следующую телеграмму:

«Я разделяю взгляд, уже высказанный генералом Ноксом, что положение стало здесь настолько безнадежным, что мы должны пересмотреть свою позицию. Читать далее

В три часа дня 27-го числа военным представителям союзников в Петрограде вручили ноту от Троцкого, где сообщалось, что новое правительство хотело бы заключить всеобщий, а не сепаратный мир, но непоколебимо в решении заключить мир любой ценой.

Я не верил во власть Украинской рады или других организаций России в смысле их способности заставить солдат продолжить вой­ну против стран центральной оси. Поэтому мне представлялось бес­полезным поддерживать такие организации, не обладающие реаль­ной властью. Кроме того, мне казалось, что с нашей стороны было бы по меньшей мере безнравственным входить в контакт с этими организациями, которые напрямую выступали против правитель­ства, так как это означало, что мы поддерживаем их на дипломатическом уровне. Читать далее

В «приказе № 2» от 26 ноября главнокомандующий прапорщик Крыленкосоветский военачальник объявил о своих первых победах. Командующий Север­ным фронтом генерал Черемисовглавнокомандующий армиями Северного фронта отказался явиться на вокзал го­рода Пскова и был отстранен от командования. По схожей при­чине в Двинске арестовали честнейшего и умнейшего офицера, командующего 5-й армией генерала Болдырева. Его сменил Анти­пов, тот самый, чья выдающаяся некомпетентность на должности командующего гвардейским корпусом была отмечена еще при от­ступлении 1915 г.

Позорную роль отправить делегатов во вражеские окопы по при­казу Крыленко отвели 5-й армии, той, что под командованием ге­нерала Плеве вписала многие славные страницы в историю рус­ского оружия, а также XIX армейскому корпусу, когда-то одному из лучших во всей русской армии. Делегация достигла немецких позиций в 16.10 26 ноября. Читать далее

Генерала Духонинаначальник штаба Верховного главнокомандующего поддержал армейский комитет в Могилеве. Генерал обратился к войскам всех фронтов с призывом подождать, пока мир не будет заключен всеми странами-союзницами. Читать далее

Возраст: 47
Военный атташе посольства Великобритании

В этот день:

0
В Петрограде
-6
В Москве