Новый пост
Свободная
история
Без вымысла

Проект 1917 — это события, произошедшие сто лет назад и описанные их участниками. Только дневники, письма, воспоминания, газеты и другие документы
Путешествует из Петрограда в Мустамяк

стих-е опубликовано на события, происходящие в аграрной сфере, в частности на I съезд крестьянских депутатов, который согласился с Временным правительством отложить вопрос о конфискации, о чем и говорится в подзаголовке; опубликовано в «Правде», № 82, 1917Прочтя в «Единстве» ту статью,
Где «нищету» его оплакивал ПлехановЖурналист, писатель, историк,
Помещик — Николай Романов
На участь плакался свою: Читать далее

Во Временном правительстве разрабатывается план разгрузки Петрограда от заказов и от рабочих:

Пыхтит несчастный паровоз,
Скрипят разбитые вагоны.
В «господских» классах — крики, стоны;
У нежных дамочек от слез Читать далее

Братание после смертиДемьян Бедный, на меньшевистскую статью в известиях «Призывы к братанию», опубликовано в «Правде» № 51, 1917 г.

«Организованное братание возможно лишь после заключения всеобщего мира»:

Товарищ, сойдемся вдвоем
         И во всем поквитаемся:
Сначала друг друга убьем,
   А потом… побратаемся.

Укрепляйте Правду!Стихотворение поддерживает призыв газеты «Правда» отметить День печати усилением сбора денег, в том числе на приобретение партийной типографии, вербовкой новых подписчиков. Опубликовано в «Правде» № 39, 1917 г.


Товарищи, мы видели вчера:
В перчатках лайковых кадеты,
Офицера и юнкера
По Невскому возили эстафеты
О том, что сократить рабочих всех пора!
Цилиндры, котелки, каракули-жакеты,
   Собольи муфты и боа…
   Все дармоеды-«буржуа», Читать далее

Народная примета:

В чем сказалась перемена
Нам со строем новым? —
В дружбе сэра Бьюкенена
С сэром МилюковымЛидер Конституционно-демократической партии, министр иностранных дел Временного правительства (с 15 марта 1917 года).
Где один нас приутюжит,
Там другой пригладит.
А народ сидит да тужит:
«Агличанка гадит!»

Мужик ВредныйДемьян Бедный, псевдоним.

За живоеЭпиграмма в адрес «буржуазной» прессы, ответившей на критику реакционной политики Временного правительства. Опубликовано в «Правде», № 27, 1917 г.

Со всех сторон на нас поход:
Слились буржуи в злобном вое.
Пусть знает трудовой народ,
Что всех насильников-господ
Задела «Правда» за живое!

ПетелькиСтихотворение написано на заявление Конституционно-демократической партии (сокр. к.-д. партии, партии кадетов), объявившей себя «республиканцами».

Ка-дет дрожит, как в бурю лист,
Ка-дет наводит новый глянец:
Вчера лишь был он монархист,
Сегодня он «республиканец».

Кадеты — сколько там «голов»!
Каких от них не слышишь слов!
Посовещались полнедельки,
В программе краску навели,
Тут поскребли, там подмели…
А как коснулося земельки —
Давай выкручивать петельки!

Господам клеветникам из буржуазных газет:

Лишась последнего стыда,
Старайтесь, господа! Старайтесь, господа!
Вы, дескать, хороши, а мы куда как худы.
Пытайтесь нас разить предательской рукой.
Пусть позавидуют умелости такой
Нас предававшие — еще до вас — Иуды.
Те предавали нас за мелочь, за гроши,
Ведя на нас со всех сторон охоту.
Но вы… вы опытней! Большие барыши
Вас ждут за гнусную работу!

Раскрасавица ты, моя райская птаха! —
Улещала молодку Лукерьюшку сваха. —
И откуда набралась ты вольного духу?
Вот послушай старуху!
Все добра вить тебе я желаю:
Воротись к своему Миколаю!
Повинися: «Сошла, мол, с ума, —
И невесть, мол, с чего колобродила!
Где же видано, а? чтобы баба сама
Вдруг собой верховодила? —
Заскрипела старуха опять, в угол глядя: —
Миколаев не люб тебе Дядя?
Али братец его Михаил
Молодаечке мил?
Не? Не вышел, пожалуй, он рылом.
Ну, сойдися с Кириллом!
Не? Постой, что я, старая, тут надурила!
Нету краше на свете, чем брат у Кирилла,
Сущий мед, мармелад, барбарис,
Как? Не люб и Борис?
Вот изволь на тебя угадай-ка.
Разыскалась, гляди ты, какая княжна.
Да какого ж тебе еще надо рожна,
Молодайка?»
Молодайка старухе ответила,
Что ответила — сваха не сметила.
Но, очухавшись кой-как за дверью,
Баба долго бранила Лукерью:
«Угостила... А я ей желала добра!..
Как еще не сломала ребра!»

В далеком-предалеком царстве,
В ненашем государстве,
За тридевять земель
Отсель,
Средь подданных царя мудрейшего Тофуты
Случилось что-то вроде смуты.
«Разбой! — кричали все. — Грабеж!»
Шли всюду суды-пересуды: Читать далее

«Власть» тосковала по «твердыне»,
«Твердыня» плакала по «власти».
К довольству общему, — отныне
В одно слилися обе части.

Всяк справедливостью утешен:
«Власть» в подходящей обстановке.
Какое зрелище: повешен
Палач на собственной веревке!

Что Николай лишился места,
Мы знали все без манифеста,
Но все ж, чтоб не было неясности,
Предать необходимо гласности
Для «кандидатов» всех ответ:
Что «места» также больше нет.

«За что?», — рыдал сановный пленник: — «Пусть я — дурак, но не изменник!»

Путешествует из Мустамяк в Петроград
Возраст: 34
Живет в: Губовка, Александрийский уезд, Херсонская губерния
род деятельности: писатель, поэт, общественный деятель

В этот день:

+11
В Петрограде
+11
В Москве