Новый пост
Свободная
история

Мы из Кронштадта

В Кронштадте все пропитано революцией. Здесь происходят самые жестокие расправы над старой властью, а митинги идут днем и ночью. Матросская вольница не подчиняется никому — только улице. Страшно становится даже тем, кто еще вчера радостно приветствовал свержение самодержавия.

Без вымысла

Проект 1917 — это события, произошедшие сто лет назад и описанные их участниками. Только дневники, письма, воспоминания, газеты и другие документы

— Позвоните по телефону в Кронштадт, — обратился ко мне ЛенинЛидер партии большевиков, — и сделайте распоряжение о срочном формировании еще одного отряда кронштадтцев. Необходимо мобилизовать всех до последнего человека. Революция в смертельной опасности. Если сейчас мы не проявим исключительной энергии, Керенский и его банды нас раздавят.

Ждем. Задача всем дана. Пароль и сигналы установлены. Наш сигнал о выступлении — телеграмма на мое имя из Петрограда за подписью Антонова-Овсеенкочлен Военно-революционного комитета: «Выслать устав».

Это значит — выслать в Петроград миноносцы и десант в 5 тысяч человек. В секрете держу пароль. Планомерно, без излишней суеты ведем подготовку.

Эсеры задали мне провокационный вопрос:

  — На какой день ваша партия назначила переворот? Читать далее

Надо заметить, что в Ростове и Таганроге все общественное мнение еще находилось тогда под впечатлением Кронштадтского нашествия на Петербург, и даже мой эс-дек оппонент открещивался от него.

Я был вызван на допрос. В особой комнате, рядом с кабинетом начальника тюрьмы, меня ожидал следователь морского суда Соколов в блестящем форменном кителе. Подавая мне лист бумаги, он с преувеличенной корректностью, невольно напомнившей мне царских жандармов, предложил заполнить показаниями официальный бланк. Когда я закончил изложение своей роли в июльских событиях, морской следователь многозначительно информировал меня, что по старым законам, так же как по новому положению, введенному на фронте, за вменяемые мне преступления полагается смертная казнь.

  — Закон обратной силы не имеет, — возразил я. Читать далее

Когда я уже спал на своем корабле «Освободитель», ПокровскийФедор Покровский — левый эсер, член Кронштадтского исполкома. срочно вызвал меня в Совет и показал мне только что полученную телеграмму. Она была адресована на имя коменданта Кронштадтской крепости. Последнему предписывалось немедленно арестовать и доставить в Петроград Рошаля, Ремнева и меня. В телеграмме было добавлено, что в случае невыполнения приказа Кронштадт подвергнется блокаде и не получит ни хлеба, ни денег. Читать далее

Раз правительство вступило в решительную борьбу с большевизмом, то оно должно покончить и с гнездом большевизма, Кронштадтом. Кронштадтскому гарнизону должно быть предъявлено требование полного подчинения пр-ву. И разоружения, и в случае неисполнения требований необходимо бомбардировать Кронштадт. 

К Таврическому дворцу мы подошли хотя и в строю, но довольно условном. Встретив тов. Троцкого, я подошел к нему. Но едва мы успели бегло обменяться впечатлениями, как кто-то из меньшевиков взволнованно подбежал к нам и сообщил: «Кронштадтцы арестовали ЧерноваЛидер эсеров, посадили его в автомобиль и хотят куда-то увезти». Читать далее

В назначенный накануне ранний час вся Якорная площадь была заполнена стройными колоннами матросов, солдат и рабочих с красными знаменами и оркестрами. После того как все вопросы выяснились, был оглашен список пароходов, предназначенных для этого похода, с распределением их между воинскими частями и рабочими. Управление пароходами находилось в руках штатских капитанов, не имевших понятия о походном порядке. Поэтому наша «флотилия» не соблюдала никакого строя и следовала вразброд, как попало. Без всяких препятствий мы спокойно проплыли Морским каналом и наконец вошли в устье Невы. На обеих набережных жизнь текла обычным будничным темпом, и ничто не обнаруживало происходящих в городе событий. Наши пароходы, не торопясь и не внося беспорядка, один за другим стали подходить к пристани Васильевского острова. Читать далее

Сообщили, что на Якорной площади собирается митинг. Инициаторами его были приезжие депутаты. В данном случае они действовали совершенно «анархически»: не только не сговорились о митинге с Советом, но даже игнорировали близких себе по духу анархистов-синдикалистов. Читать далее

Рошаль

Обвиненный кронштадтцами в ряде темных выступлений известный «товарищ РошальСемен Рошаль — большевик, пропагандист, сыгравший ключевую роль в привлечении на сторону большевиков кронштадтских моряков.» понемногу начинает переносить свою деятельность в Петроград. Рошаль уже вошел в сношения с караулом арестного дома и ведет среди него пропаганду в большевистском стиле. Теперь отношение караула, бывшего до сего времени против большевизма, резко изменилось; это изменение отразилось на заключенных. Последним теперь чинятся разные препятствия при доставке писем, продуктов и т.п. Политическая деятельность Рошаля заинтересовала Министерство юстиции.

В одном пехотном полку командир полка капитан Франк, снискавший незавидную известность своими лобызаниями с Керенским и поднесением ему крестов и медалей, заявил, что в Кронштадте ему не нравится только одно явление: отправка на фронт всех замеченных в пьянстве. Читать далее

Нашей делегации пришлось выступать во всех воинских частях, квартировавших тогда в Выборге. Всюду нас встречали восторженно. Массы были настроены значительно левее своего соглашательского Совета. Читать далее

Грустны мои свидания с комендантом Кронштадта. Он несколько раз приезжал ко мне и рассказывал потрясающие вещи про тамошние порядки. Сам он тактичным невмешательством сохранил голову и свободу, но больше ничего. Когда я раз выразил желание поехать посмотреть войска республики, он ужаснулся и сказал, что если бы стало известным, что он меня посещает, то его растерзали бы, и что он погоны надевает, только входя ко мне в штаб.

Полк пригласил делегацию из Кронштадта для информации. Председателя собрания зовут Левенсон. Я слышал ораторов Рошаля, Бонно, Гесина. Выступает, по-моему, знаменитый лидер Кронштадта — морской, быть может, офицер (ибо он в фуражке с кокардой, закрытой красным), но без нашивок. Рошаль, бывший эмигрант, довольно элегантно одетый, — председатель Совета солдатских депутатов Кронштадта. Все говорят, что признают Временное правительство, не имея к нему доверия. Они хотели выборного комиссара, но не имеют никакого намерения отделиться от России. Внезапно более прямые насмешки против министров-социалистов. Требуют, чтобы Петроградский Совет вернулся к своей декларации по их поводу. Очень хорошие ораторы, им сильно аплодировали.

В этот день:

+1
В Петрограде
-6
В Москве