Новый пост
Свободная
история

Павел Милюков

Пока в России существует законодательная палата, контролирующая бюджет, русская оппозиция останется оппозицией Его Величества, а не Его Величеству.

Без вымысла

Проект 1917 — это события, произошедшие сто лет назад и описанные их участниками. Только дневники, письма, воспоминания, газеты и другие документы

Вчера длинные дебаты в Ц.К.Центральный комитет Конституционно-демократической партии (кадетов). Чего можно требовать от власти? На каких условиях мы можем вернуться? Но у большинства нет уверенности, что мы вернемся. Только МилюковЛидер Конституционно-демократической партии, министр иностранных дел Временного правительства (с 15 марта 1917 года) спокойно расправляет усы и смотрит обычным своим внимательным и не видящим взглядом. У него есть свой расчет, своя линия, прямая до резкости. Прав он или нет, покажет будущее. Шли дебаты взвешенные, сдержанные, кадетские рассуждения о положении о Совете и товарищах, о Керенском и Некрасове. А за всем этим у некоторых из присутствующих шла другая работа мысли. Не слова, а дела.

Всюду шли митинги; ораторы–большевики и анархисты безудержно громили Временное правительство и советское большинство; от казармы к казарме перебегали какие–то темные подстрекатели, уговаривавшие солдат примкнуть к вооруженному выступлению заводов; но за всем этим не чувствовалось ни центральной руководящей воли, ни заранее выработанного плана. Как–то вслепую носились по городу вооруженные пулеметами грузовики, как–то сами собою стреляли ружья. По пути в Таврический я встретил пьяную компанию во все горло оравшую: «Товарищи, айда бить жидов». В разъяренное красное море с разных сторон вливались черносотенные струи. По городу шел откровенный грабеж. Читать далее

У нас было назначено в помещении Центрального комитетаЦентральный комитет Конституционно-демократической партии (кадетов). заседание, по обыкновению в 8 1/2 часов вечера. Отправившись туда после обеда, я заметил, подходя к набережной, очень большое оживление. По Миллионной было много солдат, какие-то части стояли на Марсовом поле, около начала Миллионной. Слышались шумные разговоры, что-то рассказывали об идущих с того берега Невы демонстрациях. Суворовская площадь была запружена народом. Уже пройдя мимо английского посольства, я увидел, что по Троицкому мосту, с Петербургской стороны, движется большая толпа со знаменами и плакатами. Иду дальше. На Французской набережной меня обгоняет мотор, наполненный вооруженными солдатами, расположившимися внутри и лежащими на передних крыльях с наведенными вперед винтовками. Те же безумные, тупые, зверские лица, какие мы все помним в февральские дни… Читать далее

МилюковЛидер Конституционно-демократической партии, министр иностранных дел Временного правительства (с 15 марта 1917 года), еще будучи министром иностранных дел и принимая в первый раз после революции послов, изложил им свою программу: «Надо дать удовлетворение законным чаяниям народа: Зимний дворец станет национальной собственностью и послужит в качестве дворца Учредительного собрания; после этого нам потребуется несколько частных реформ…» Морис ПалеологПосол Франции в России подсказал: «Например, реформу календаря». Это мне вспомнилось по случаю времени, передвинутого на 60 минут вперед, начиная с сегодняшнего дня.

Злоупотребления эпитетом «контрреволюция» нарастают головокружительным темпом. В первые дни русской революции контрреволюционными называли притаившиеся силы старого режима и от них ждали угрозы делу свободы. Но скоро уже контрреволюционными силами были признаны партия «народной свободы»Одно из названий конституционно-демократической партии (кадетов)., все русские либералы, Государственная дума, Земский и Городской союзы. Главой контрреволюции был признан МилюковЛидер Конституционно-демократической партии, министр иностранных дел Временного правительства (с 15 марта 1917 года). На этом процесс не остановился. Читать далее

Акица и Коля пробовали отстоять КеренскогоПредседатель Временного правительства, но я почти убежден, что он уже смят. Это тщеславный (а не честолюбивый) человек, и потому в нужнейший момент он не решится взять верх и поднять над своими товарищами палку капрала. Его утешила популярность, она же помогает ему себя обманывать на путях ложного героизма, играть в Бонапарта. Читать далее

Старый порядок был заклеймен пятнами государственной измены, и те, кто, любя политическую свободу, прежде всего и превыше всего любили Россию, верили, что революция исцелит государство от этой язвы. Увы! Случилось иначе. Революция сама оказалась глубоко пронизанной элементами государственной измены, тлетворная зараза которой разлилась по всему народному организму. Читать далее

Батальон поднялся рано утром. Каждый солдат получил новое обмундирование. Винтовки были вычищены и смазаны безупречно. Царило праздничное настроение, хотя мы и нервничали: уж больно ответственный предстоял день. В девять утра к нашим воротам прибыли два армейских подразделения, которым было поручено сопровождать нас в Исаакиевский собор. К собору стекались толпы народа. А на улицах вокруг него выстроились части местного гарнизона. Здесь были представители всех родов войск, в том числе и казаки. У ступеней храма стояли городские власти и военные чины, среди них КеренскийПредседатель Временного правительства, РодзянкоПредседатель IV Государственной думы, МилюковЛидер Конституционно-демократической партии, министр иностранных дел Временного правительства (с 15 марта 1917 года), КорниловГлавнокомандующий войсками Петроградского военного округа - с 18 марта 1917 года, ПоловцевГлавнокомандующий войсками Петроградского военного округа и другие. Батальон салютовал им, когда входил под высокие своды храма. Читать далее

Революция, наступление и наша партия.

«Настал поворотный момент в русской революции», — сказал ЦеретелиМеньшевик, министр почт и телеграфов, сообщая съезду Советов о начавшемся наступлении. Да, поворотный момент настал не только для русской революции, но и для всего хода мировой войны. Русское правительство после трех месяцев колебаний пришло на деле к тому решению, которого требовали от него правительства «союзников». Наступление объявлено во имя мира. Но «во имя мира» бросают войска в бой империалисты всех стран: при каждом наступлении в каждой из воюющих стран генералы пытаются поднять дух солдат живой надеждой на то, что данное наступление приведет к скорейшему миру. Читать далее

Шестьдесят лет тому назад, 1 июля (нов. ст.) 1857 г., в Лондоне вышел первый номер герценовского «Колокола». Набат его разбудил все подлинно живое среди русской интеллигенции шестидесятых годов, и еще долго гул его звал на революционную работу одних, пугал и приводил в неистовство других.

Так всегда бывает при звуках революционного набата: появляются «одни» и «другие», в разные времена носящие разные имена…

«Одни» в эпоху Герцена и его «Колокола» — это были революционеры шестидесятых годов, смело пошедшие до конца, до гибели, до жертвы во имя великих всечеловеческих идеалов. И почти все революционеры эти были социалистами, ибо тогда еще не научились разделять этих двух слов, ибо тогда еще не было наряду с революционным социализмом — социализма мещанского, умеренного, аккуратного, расчетливого и обездушенного, который теперь, через полвека, заслуживает такое сугубое одобрение и поощрение «других», вернее — от всех недругов революционного пути в истории. Читать далее

Были получены телеграммы от Керенского с фронта, сообщавшие о блестящем начале долгожданного наступления. Вечером произошло несколько патриотических манифестаций против посольства, и во главе одной из них шел Милюков, который обратился ко мне с речью со своего автомобиля. На эту речь я ответил с балкона. Однако мне было бы, пожалуй, более уместно просить «спасти меня от моих друзей», потому что появление МилюковаЛидер Конституционно-демократической партии, министр иностранных дел Временного правительства (с 15 марта 1917 года) вызвало контрдемонстрацию со стороны группы солдат Павловского полка. Некоторые из них, как передают, говорили даже: «Пойдем в этот дом и перебьем их всех», — но этого не случилось.

КеренскийПредседатель Временного правительства до революции был известен в Государственной думе лишь как истеричный лидер партии «левых ослов», как их именовал тот же МилюковЛидер Конституционно-демократической партии, министр иностранных дел Временного правительства (с 15 марта 1917 года). Ни талантами, ни умом, ни знаниями Керенский не выделялся. Мелкий адвокат, повадками фигляр провинциального театра средней руки, он обладал двумя качествами — самоуверенностью и наглостью. И эти два качества вынесли этого умственного недоноска на поверхность.

Итак, все лучшие командиры с уходом КолчакаКомандующий Черноморским флотом отстранились от разлагающейся армии. Правительство же наше мудро взирает на совершающиеся безобразия, исповедуя теорию непротивления злу. Даже МилюковЛидер Конституционно-демократической партии, министр иностранных дел Временного правительства (с 15 марта 1917 года) в речи на казацком съезде начинает над правительством издеваться.

Только что победоносно окончив свою борьбу против МилюковаЛидер Конституционно-демократической партии, министр иностранных дел Временного правительства (с 15 марта 1917 года) и приняв военное министерство, КеренскийПредседатель Временного правительства прибыл на фронт в чувстве, что в его сердце, сердце фактического лидера Временного правительства и товарища председателя Всероссийского совета как в фокусе сходятся все лучи исторических событий. Читать далее

Пора с этими господами кончать.

Возраст: 58
Живет в: Петроград
Должность: член Государственной Думы, лидер Прогрессивного блока
Должность: министр иностранных дел Временного правительства (с 15 марта 1917 года)

В этот день:

+11
В Петрограде
+11
В Москве