Новый пост
Свободная
история

Павел Милюков

Пока в России существует законодательная палата, контролирующая бюджет, русская оппозиция останется оппозицией Его Величества, а не Его Величеству.

Без вымысла

Проект 1917 — это события, произошедшие сто лет назад и описанные их участниками. Только дневники, письма, воспоминания, газеты и другие документы

Вчера состоялось второе заседание Совета Республики. Опять речи КеренскогоПредседатель Временного правительства, ВерховскогоВоенный деятель, военный министр Временного правительства (с 12 сентября 1917 года), Вердеревского, АлексееваНачальник штаба Верховного главнокомандующего, с 24 марта 1917 года - Верховный главнокомандующий, МартоваРеволюционер, лидер меньшевиков и др. А по поводу их длинных и похожих на сказанные в других бесчисленных заседаниях речей — длинные и тоже не нового содержания газетные статьи. Так вот и проводим время. Они говорят, а мы читаем, немец же все напирает. Читать далее

В эти октябрьские дни в хорошо мне знакомом доме № 10 на Адмиралтейской набережной ежедневно, в шестом часу, собирались министры-к.-д. (КоноваловЧлен IV Государственной думы, министр торговли и промышленности Временного правительства, КишкинКадет, министр государственного призрения Временного правительства, КарташёвМинистр вероисповеданий Временного правительства, примыкающий Третьяков), вместе с делегированными в эти совещания членами Центрального Комитета — МилюковымЛидер Конституционно-демократической партии, министр иностранных дел Временного правительства (с 15 марта 1917 года), ШингаревымЧлен IV Государственной думы, врач, министр финансов (с мая 1917), Винавером, Аджемовым и мною. Цель этих совещаний заключалась в том, чтобы, во-первых, держать министров в постоянном контакте с Центральным Комитетом и, с другой стороны, иметь постоянное и правильное осведомление обо всем, происходящем в правительстве. В этих наших собраниях Коновалов имел всегда крайне подавленный вид и, казалось, что он потерял всякую надежду. «Ах, дорогой В. Д., худо, очень худо!» — эту его фразу я хорошо помню, он неоднократно говорил мне ее (ко мне он относился с особенным доверием и доброжелательностью). В особенности его угнетал КеренскийПредседатель Временного правительства. Читать далее

Бывший министр иностранных делЛидер Конституционно-демократической партии, министр иностранных дел Временного правительства (с 15 марта 1917 года) — в роли партийного кадетского юмориста: неужели это может привлечь «многочисленных единомышленников»? Сердец демократии это ему, во всяком случае, не привлечет.

Многоуважаемый Павел Николаевич! Перед моим отъездом из Петрограда я не имел возможности повидать Вас. Теперь, сдав должность, я не могу приехать в Петроград и должен письмом беспокоить Вас. Помощь Ваша, других общественных деятелей, всех, кто может что-либо сделать, нужна скорая, энергичная, широкая… Усилия лиц, составляющих правительство, сводятся к тому, чтобы убедить всю Россию, что события 9–13 сентября являются мятежом и авантюрой кучки мятежных генералов и офицеров, стремившихся свергнуть существующий государственный строй и стать во главе управления… А потому кучка эта подлежит быстрому преданию самому примитивному из судов — суду военно-революционному — и заслуживает смертной казни. Читать далее

Намечается грандиознейший заговор капитала и его слуг против революции. Быть может, международный заговор. Теперь уже не секрет, что заодно с Калединым и Родзянкой действовали и некоторые представители «союзных» держав. Английская, французская и американская буржуазия так же травила гибнущих солдат и так же восхваляла разбойника Корнилова, как и Милюковы. Читать далее

Ген. Корнилов не реакционер, его цели не имеют ничего общего с целями контрреволюции, ген. Корнилов ищет путей довести Россию до победы над врагом и не предрешает народной воли в будущем устройстве Учредительного собрания. Нам тем легче присоединиться к этой формулировке национальной идеи, что мы говорили в тех же самых выражениях задолго до генерала Корнилова. Да, мы не боимся сказать, что Корнилов преследовал те же цели, какие мы считали необходимыми для спасения Родины.

Все до единой основные мысли контрреволюционной программы даются из штаб-квартиры господ Милюковых. Кто был застрельщиком похода против большевиков и «циммервальдизма»? — Кадеты. Кто неуклонно и последовательно, саботируя все мало-мальски демократические начинания, проповедовал так называемую надклассовую твердую власть Корниловых? — Кадеты. Кто задавал тон травле солдат, гнуснейшей, отвратительнейшей клевете против крестьян и рабочих? Кто вел кампанию против армейских организаций, организаций рабочих и крестьян? Кто разливал повсюду предательскую отраву в обывателях, науськивая их против революции? — Кадеты. Это породистые империалисты и контрреволюционеры чистой крови играли все время роль безответственных организаторов контрреволюции. Ответственную роль и сопряженный с нею риск они предоставляли Корниловым. Наша обязанность — раскрывать их игру и притянуть их к ответу.

Министр-председатель кратко объяснил мне обстановку и высказал, что за отчислением ген. КорниловаГенерал, Верховный главнокомандующий от должности Верховного главнокомандующего мне предлагается принять эту должность. Я попросил дать мне для прочтения документы, характеризующие положение дел. Принимая во внимание, что в документах много было неясного, недоговоренного, что, по моему мнению, смена в такие минуты Верховного главнокомандующего могла гибельно отозваться на самом существовании армии, мало устойчивой и прочной, я решительно отказался от принятия должности Верховного главнокомандующего. Читать далее

События бегут. После Московского совещания — сдача Риги и требования о репрессиях. После неудавшейся травли солдат на фронте — провокаторские слухи о «заговоре большевиков» и новые требования о репрессиях. После разоблачения провокаторских слухов — открытое выступление Корнилова, требующего смещения Временного правительства и провозглашения военной диктатуры. Причем партия МилюковаЛидер Конституционно-демократической партии, министр иностранных дел Временного правительства (с 15 марта 1917 года), партия Народной свободы, уходит, как в июльские дни, из правительства, открыто поддерживая тем самым контрреволюционный заговор КорниловаГенерал, Верховный главнокомандующий.

Итак: Читать далее

Генерал Корнилов имеет успех, настроение правительства самое мрачное, Керенский находится в полной нерешительности. Вырубов тут еще сказал: «Как бы повлиять на Керенского, чтобы он действовал, а не находился в прострации». Я вспомнил, что от генерала Корнилова я перед тем получил телеграмму с просьбой приехать в Ставку не позднее 11 сентября, что я этим приглашением до сего времени не воспользовался, но я готов предложить ныне свои услуги и съездить в Могилев, если нужно что-либо передать генералу Корнилову через мое посредство.

Ко мне на квартиру пришел Львов в приподнятом настроении. Он мне рассказал, что приехал из Ставки. Корнилов предлагал, по словам Львова, себя в качестве держателя военной власти, а Керенского и Савинкова приглашал в Могилев для обсуждения вопроса об их участии в Кабинете. Рассказывая мне об этом, Львов был очень высокого мнения о своей роли как спасителя Керенского и России. Объяснения Львова были довольно запутанны, и я сначала не мог понять всего. Главное, что меня удивило, это вопрос, чем же вызваны все эти переговоры. В дальнейшей беседе мне удалось выяснить, что эти предложения Корнилова являются результатом предыдущих переговоров и что Львов ездил к ген. Корнилову по поручению министра-председателя Керенского с тремя вариантами комбинаций, один из которых и был принят Корниловым. Читать далее

Я несколько запоздал возвращением домой и, когда пришел, застал ЛьвоваПервый председатель Временного правительства у себя в кабинете. У него был таинственный вид, очень значительный. Не говоря ни слова, он протянул мне бумажку, на которой было написано приблизительно следующее: «Тот генерал, который был вашим визави за столом, просит вас предупредить министров-кадетов, чтобы они подали в отставку в целях не создания правительству новых затруднений и в интересах собственной безопасности». Это было несколько строк посредине страницы, без подписи. Не понимая ничего, я спросил Львова, что значит эта энигма  и что требуется, собственно говоря, от меня. «Только довести об этом до сведения министров-кадетов». Читать далее

«Либердан» (Подхалимский танец)Фельетон, опубликован в газете «Социал-демократ» (Москва).

Пред военным барабаном,
  Мастера на штучки,
Танцевали Либер с ДаномЛидер меньшевиков,
   Взявшися за ручки.

«Либердан!» — «Либердан!»
   Счету нет коленцам.
Если стыд кому и дан,
   То не отщепенцам! Читать далее

Я посетил ген. КорниловаГенерал, Верховный главнокомандующий в его вагоне на станции Александровской железной дороги. Мое свидание с Корниловым происходило с глазу на глаз. Разговор наш касался общего положения России, ее распада; беседовали мы и на тему о восстановлении боеспособности армии, о принятии генералом Калединым и другими генералами программы Корнилова по укреплению силы и дисциплины в войсках.

На следующий день в назначенный час я отправился к Большому театру, где назначено было Государственное совещание. Кони на фасаде были все те же в своей неподвижной классической красоте. Театр охраняли юнкера. Они были тогда самыми дисциплинированными частями и оставались таковыми до самого конца Гражданской войны. Они стояли на своих постах вокруг театра с винтовкой к ноге. Осмотревшись, я почувствовал в обстановке Государственного совещания какое-то дуновение оперы. Читать далее

Возраст: 58
Живет в: Петроград
Должность: член Государственной Думы, лидер Прогрессивного блока
Должность: министр иностранных дел Временного правительства (с 15 марта 1917 года)

В этот день:

Сегодня день рождения у
Алексей Каледин
+6
В Петрограде
+2
В Москве