Новый пост
Свободная
история
Без вымысла

Проект 1917 — это события, произошедшие сто лет назад и описанные их участниками. Только дневники, письма, воспоминания, газеты и другие документы

Сегодня ко мне заходил Верховскийвоенный министр Временного правительства. Он сказал, что Керенский не захотел, чтобы казаки сами подавили восстание, так как это означало бы конец революции. Он заявил, что умеренным социалистам еще, может быть, удастся образовать правительство, и сказал, что если бы ему позволили заявить войскам, что союзники обсудят и объявят свои условия мира для представления германцам, то ему удалось бы отбить много солдат от большевиков.

На встречу с послом приходил Верховскийвоенный министр Временного правительства. Я переводил. Среди всего прочего он заявил, что Керенский не хотел позволить ка­закам подавить восстание «собственными силами», так как, по его мнению, это был бы «конец революции». Я внес ремарку, что «зато, возможно, это спасло бы Россию». Читать далее

В четыре часа я отправился на встречу с генералом Маниковским, назначенным на должность военного министра вместо Верховскоговоенный министр Временного правительства и оказавшимся под арестом вместе с остальными членами Временного правитель­ства. Его освободили из Петропавловской крепости 9-го и пору­чили возглавить службу тыла, которая в результате бойкота нового правительства со стороны офицеров и чиновников пришла в со­стояние хаоса. Маниковский согласился взять на себя руководство министерством при условии, что ему предоставят свободу действий и не будут заставлять вмешиваться в политику. Я нашел генерала в его квартире, сидевшим в комнате с щенком и котенком, одного из которых он назвал Большевиком, а второго Меньшевиком. На него никак не подействовал его печальный опыт, и он со смехом поделился со мной, как за то, что два дня он пробыл министром, ему пришлось ровно два дня просидеть в тюрьме.

Все эти дни был у меня ЭренбургКорреспондент газеты «Биржевые ведомости», поэт, и Вы не можете себе представить, как мне досадно, что Вы лишили меня возможности познакомить его с Вами. Досадно, конечно, за Вас, потому что этим Вы лишились не только знакомства с прекрасным и талантливым человеком, но и беседы с очевидцем корниловского выступления, который Вам мог бы дать из первых рук сведения и впечатления о разных лицах, которые остаются для нас здесь туманными и мало выясненными. Глубоко обидно за Вас, потому что именно для Вас было особенно ценно и важно слышать все, что он рассказывал. Теории и расовые антипатии — это вещь преходящая и изменчивая, а человек есть ценность вечная и существующая сама в себе. Читать далее

Фактически борьба за власть началась. Можно даже сказать, что в наступление первым перешел Керенский.

Обстоятельства ты знаешь из газет. Поэтому пишу тебе только то, что касается меня. Я весь день провел в Думе, т.е. сначала на заседании (экстренном) Управы, а потом Думы. Я говорил и там и здесь. Главное – в Думе, где говоришь публично, где совершаешь политический акт.

Политически я, конечно, солидаризировался с большевиками. Для меня ясно, что вне перехода власти к Советам, нет спасения для России. Правда, есть еще выход - чисто демократическая коалиция, т.е. фронт: Ленин – Мартов – Чернов – Дан – Верховский. Но для этого нужно со всех сторон столько доброй воли и политической мудрости, что это, по-видимому, утопия.

Итак, политически я защищал эту идею, практически советовал городу принять меры для охраны жизни, имущества граждан, для борьбы с хулиганами, с разгромом хлебных и спиртных складов, для организации Красного Креста и т.д. Читать далее

Ситуация грозная. Революционный комитет и генеральный штаб ждут, кто начнет.

В Петрограде явный мятеж гарнизона против правительства, поднимаемый «товарищем» Троцким, выпущенным из заключения под залог и безнаказанно ведущим свое дело. И нет у правительства силы пресечь это беззаконие! Канатный плясунПремьер-министр Александр Керенский., ходивший все время на задних лапках перед товарищами, кажется, дотанцовывает свои последние дни. Ушел из военных министров шарлатан и негодяй Верховскийвоенный министр Временного правительства, объявивший себя интернационалистом. 

Но что такое при теперешней конъюнктуре — мир — о котором так часто говорят?

Неужели мы вместо внешней войны будем иметь внутреннюю. Читать далее

Все более тревожные и грозные вести приходят из Петербурга. Верховскийвоенный министр Временного правительства, занимавший пост военного министра, ушел в отставку, он, впрочем, на эту должность не слишком-то годился. Газеты полны сообщений о самом ужасном, что только можно себе представить. Повсюду царит анархия, и никто ничего не делает, чтобы этому помешать. Говорят, нынешнее правительство низложено.

Военный министр Верховскийвоенный министр Временного правительства подал в отставку. Он всегда заявлял, что, для того чтобы удержать войска в окопах, им необходимо сказать, за что они воюют, и что, следовательно, мы должны опубликовать свои условия мира и возложить ответственность за продолжение войны на германцев. На последнем заседании президиума Совета Республики вчера ночью он, по-видимому, окончательно потерял голову и заявил, что Россия должна немедленно заключить мир, и что когда мир будет заключен, то должен быть назначен военный диктатор для обеспечения поддержания порядка. Когда ТерещенкоПредприниматель, банкир, с марта 1917 - министр финансов, поддержанный всеми прочими членами президиума, потребовал, чтобы это заявление было взято обратно, то он подал в отставку, которая была принята.

Мы уселись в моем кабинете, кругом. Верховскийвоенный министр Временного правительства сразу вошел in medias resЛат. — «без предисловий»., заявил, что он хотел бы знать мнение лидеров к.-д. по вопросу о том, не следует ли немедленно принять все меры — в том числе воздействие на союзников — для того чтобы начать мирные переговоры. Затем он стал мотивировать свое предложение и развернул отчасти знакомую нам картину полного развала армии, отчаянного положения продовольственного дела и снабжения вообще, гибель конского состава, полную разруху путей сообщения, с таким выводом: «При таких условиях воевать дольше нельзя, и всякие попытки продолжать войну только могут приблизить катастрофу»… Читать далее

Завтра, в воскресенье, назначено грандиозное мо­ленье казачьих частей с крестным ходом. Завтра же «день Со­ветов» (не «выступление», ибо выступление назначено на 7-е, однако «экивочно» обещается и раньше, если будет нуж­но). Казачий ход, конечно, демонстрация. Ни одна сторона не хочет «начинать». И положение все напряженнее — до невы­носимости. Читать далее

После обеда Верховскийвоенный министр Временного правительства рассказал, что пять возрастов при­зывов, которые подлежат увольнению, составят примерно мил­лион солдат. Как считает Духонин, большее количество просто невозможно отвести с фронтов. В то же время министры фи­нансов, продовольствия и торговли просят сократить еще от од­ного до двух миллионов солдат. Верховский вновь вернулся к своему плану, согласно кото­рому союзники должны предложить Германии заключить мир.

Меня поразил откровенный пессимизм присутствующих на обеде четырех русских офицеров. Мне стало понятно, что нет ни малейшей надежды на то, что русская армия когда-нибудь снова станет сражаться.

В среду по дороге в Министерство путей сообщения и обратно, где я собирал данные о состоянии железных дорог, я миновал бурлящую толпу из двух или трех тысяч солдат, которые активно продавали гражданским обувь и военную форму. Это назы­вается «рынок военного имущества»! И какой смысл отправлять такому народу военные материалы? За 1917 год Великобритания направила в Россию из метрополии около 50 млн фунтов военного имущества, в том числе 1 804 650 пар ботинок и 1 259 600 пар сапог!

Я отправился к военному министру, чтобы выразить свой протест и спросить, ради чего наши моряки должны рисковать жизнями, доставляя все это в Россию. Верховскийвоенный министр Временного правительства ответил, что, как он думает, можно будет (!) принять меры для того, чтобы прекратить такую торговлю. 

Вчера состоялось второе заседание Совета Республики. Опять речи Керенскогопремьер-министр, Верховскоговоенный министр Временного правительства, Вердеревского, АлексееваНачальник штаба Верховного главнокомандующего, с 24 марта 1917 года - Верховный главнокомандующий, Мартовалидер меньшевиков-интернационалистов и др. А по поводу их длинных и похожих на сказанные в других бесчисленных заседаниях речей — длинные и тоже не нового содержания газетные статьи. Так вот и проводим время. Они говорят, а мы читаем, немец же все напирает. Читать далее

Возраст: 30
Живет в: Бухарест, Румыния
Профессия: военный деятель
Работа: военный министр Временного правительства (с 12 сентября 1917 года)

В этот день:

+1
В Петрограде
0
В Москве