Новый пост
Свободная
история
Без вымысла

Проект 1917 — это события, произошедшие сто лет назад и описанные их участниками. Только дневники, письма, воспоминания, газеты и другие документы

ВерховскийВоенный деятель, военный министр Временного правительства (с 12 сентября 1917 года) стал военным министром — смешно. Вердеревский — морским министром. С ухом получше, но бронхит не проходит. Я настолько слаба, что не могу выдержать сеанс массажа.

Этот негодяй КеренскийПредседатель Временного правительства назначил сам себя Верховным главнокомандующим, а генерала АлексееваНачальник штаба Верховного главнокомандующего, с 24 марта 1917 года - Верховный главнокомандующий — начальником Генерального штаба. Это явная крамола!

Корнилов подписал документ, в котором прямо говорится, что Керенский лжец, ведет страну к краху и действует по прямой указке германского Генерального штаба. Все министры ушли в отставку.

Пришел Поляков и сообщил, что Ай-Тодор закрыт. Вход и выход запрещены для всех. Еще одна новинка, придуманная в Севастополе с целью унизить и оскорбить нас. Как это все неприятно, ведь мы теперь действительно арестованы этими негодяями — за что?

В 3 часа я отправилась к Ольге повидаться с нею перед крестинами. Ее уложили на диван, чтобы она могла наблюдать, как совершается обряд. Мадам так красиво убрала цветами купель. В 4 часа пришли гости, все наши. Обряд занял довольно много времени, я даже вспотела, особенно когда держала на руках малыша, который не спал, но был очень мил и совсем не плакал, потом СандроДруг детства Николая II, муж его сестры Ксении взял его у меня. После того как его окрестили и дали ему после крещения имя Тихон, мы перешли в гостиную, где поздравили Ольгу и выпили за их здоровье и где нам было предложено замечательное угощение, изумительные пирожные и компот — все домашнего приготовления. Я подарила Ольге свою прекрасную брошь с сапфиром, чем она осталась весьма довольна. Все прошло замечательно, праздник удался. Боже, спаси и сохрани мою милую Ольгу и сбереги ее счастье!

Как все ужасно и как печально. Теперь вот наши войска отставили Ригу и покрыли величайшим позором и армию, и всю нацию. Какое жестокое унижение испытываешь, когда думаешь о том, как быстро исчез тот великолепный дух, присущий дотоле столь беспримерно храброй, а ныне деморализованной армии, — это самое ужасное и невероятное, что могло только случиться! Ведь тем самым потеряно все! Остается только отчаиваться, наблюдая весь этот жуткий кошмар!

Я вся в мыслях о дорогой маленькой Ольге, какой печальный у нее сегодня день рождения! С фронта поступают ужасные известия — говорят, оставлена Рига, причем так поспешно, что все имущество теперь достанется врагу! Какая беда и какой позор! Наши войска спокойно отступили, не принимая боя. Я в полном отчаянии! Читать далее

К счастью, по-прежнему стоит прекрасная погода, однако я все так же чувствую себя good for nothingАнгл. — «ни на что не способной».. Дамы отправились в Ялту. К чаю была Соня Ден, она получила почтовую карточку от маленькой ОльгиСтаршая дочь Николая II из Тобольска. Та пишет, что доехали они хорошо, но потом целую неделю им пришлось провести на пароходе, так как эти негодяи не удосужились даже подготовить для них дом. Возмутительная, скандальная история! К тому же там страшно холодно. Бедняжки! Как все это ужасно и подло!

После чая заходила к Ольге. Малыша в это время купали, он принимал эту процедуру с превеликим удовольствием и вообще был очень мил. Кормит она, разумеется, сама. 

Как обычно по утрам, у меня были КсенияСестра императора Николая II, жена Сандро, ОльгаСестра императора Николая II и все внуки, затем — Долгорукий. В 4:30 пополудни была Вера Орбелиани, которая только что приехала из Петербурга и привезла мне множество писем. Во-первых — от моего любимого НикиРоссийский император, от моего ангела АликсРоссийская императрица, жена Николая II, МишиМладший брат императора Николая II, второй в очереди на престол, маленькой ОльгиСтаршая дочь Николая II, Бенкендорфа, графини ТолстойОбщественный деятель, вдова Льва Толстого и многих других. Это доставило мне неописуемую радость в моем одиноком и тоскливом существовании, но одновременно и разволновало меня. Мы уселись на моем балконе перед спальней, и она поведала мне немало любопытного обо всем, чему стала свидетелем. Читать далее

Внезапно в комнату вбежал мой славный казак Поляков и поздравил меня с рождением внука! Я тут же вызвала свое авто и помчалась к ОльгеСестра императора Николая II. КсенияСестра императора Николая II, жена Сандро приехала к ней раньше меня. Я почувствовала огромную радость и ощутила истинное блаженство, когда увидела, сколь счастлива Ольга рождением своего беби.

Слава и благодарение Господу за то, что все завершилось так благополучно! Врач опоздал. Он приехал сразу после появления малыша на свет, зато мадам была весьма довольна и горда тем, что справилась со всем в одиночку. Бедняга Куликовский был совершенно сам не свой после всех этих жутких треволнений. Мы все обнялись и поздравили друг друга.

Больше никаких известий о моем бедном НикиРоссийский император — так тяжко! Бог знает, как они, бедняжки, там живут, если вообще находятся на свободе?!

Впервые за долгое время навестила своих в большом доме. Прочитала в газете официальное сообщение о прибытии моего бедного любимого Ники в Тобольск. Как это все возмутительно, прискорбно и совершенно невообразимо.

Остальную часть дня провела на балконе. После чая Апраксина читала мне, осталась обедать и пробыла у меня до 10:30 вечера. Кики вчера пришлось лечь в больницу в Ялте. Еще одна беда у меня.

Из Петербурга прибыла Ирина, очень excitedАнгл. — «взволнованная».. Она рассказала, что моего бедного любимого НикиРоссийский император вместе со всей семьей отправили в Сибирь. Я была в таком шоке от ее рассказа, что у меня едва не случился сердечный приступ, но хочу надеяться, по крайней мере, что там они будут все-таки в большей безопасности, чем в Царском, где их каждодневно притесняли и всячески унижали. И все же сам этот факт чудовищен, убийствен, ошеломляющ, особенно если принять во внимание, что эти негодяи давали им надежду. Они обещали отправить их в Ливадию. Как же им не совестно обращаться с ним, как с преступником!

Вспомнились ушедшие в небытие ежегодные праздники Преображенского полка, которые раньше отмечались со всей пышностью. Как ни грустно, как ни печально, но из верных и настоящих офицеров почти никого не осталось, а вместе с ними ушли традиции и чувство долга!