Новый пост
Свободная
история
Без вымысла

Проект 1917 — это события, произошедшие сто лет назад и описанные их участниками. Только дневники, письма, воспоминания, газеты и другие документы

Львов, обвиняемый КеренскимПредседатель Временного правительства в причастности к Корниловской истории, пишет в газетах, что его сам Керенский посылал к КорниловуГенерал, Верховный главнокомандующий, и вообще, многое такое, что и суд не разберет, а в особенности современный, который свои приговоры сочиняет не по своему убеждению, а под угрозой самочинных солдат, как это было в Сухомлиновском деле. Между прочим, Львов описывает первую ночь своего ареста. Поместили его в Зимнем дворце в комнате императрицы Марии ФедоровныВдова императора Александра III, мать императора Николая II и в головах постели поставили двух часовых. Рядом же, в комнате Александра Третьего, находился Керенский и пел арию из оперы, мешая Львову спать. А в это время вся Россия спала, не зная, что ей грозит «Корниловская измена». В Зимнем дворце разыгрывалась сценка для «Сатирикона» и «Бича», а вовсе не из чего-нибудь исторического.

Случилась великая радость. ЯщикТимофей Ящик — камер-казак (телохранитель) императрицы Марии Федоровны. доложил, что меня желает видеть какой-то матрос. Я распорядилась сразу впустить его и узнала в нем Овчарука из Гвардейского полка, единственного из всех наших охранников, который по-доброму относился к нам. Он вбежал в комнату, бросился на колени и сказал сквозь слезы, что срок его службы окончился, но он не хотел уезжать, не признавшись мне, что возмущен поведением своих товарищей, которые таким бесстыдным образом обращались со мной и т.п. Его-то отношение ко мне никак не изменилось, поэтому он и просил встречи со мной, чтобы сказать мне об этом перед своим отъездом. Он был несказанно трогателен, и я тоже расплакалась. Читать далее

Холодно, всего лишь 10 градусов. Мне все безразлично, я никуда не выхожу. Заезжал попрощаться Митя Ден, он собирается в Петербург.

Газеты пишут о выступлении генерала Алексеева против Корнилова, из чего видно, что Керенский был заодно с Корниловым, но затем внезапно изменил курс, обвинил Корнилова в попытке поднять мятеж и арестовал его. Все это далеко не так уж непонятно.

Мы получили печальное известие о том, что военный корабль «Слава» затонул в районе Моонзунда, но, к счастью, большинство членов экипажа спаслись. На борту «Петропавловска» произошел мятеж, и четырех офицеров убили самым подлым образом, сперва подвергнув их пыткам! Никак не верится, что эти добронравные матросы вдруг стали настоящими чудовищами, хуже зверей!

К великой радости получила письмо от моего любимого Ники из Тобольска. Он описывает, как они там, бедняжки, живут. Им разрешают выходить только во двор, где они, чтобы скоротать время, устраивают всякие игры. Оттуда открывается прекрасный вид на горы и леса, которые их так привлекают. Ужасное существование и величайшая несправедливость! Читать далее

17 градусов тепла, так что я смогла подольше побыть на своем балконе. Зубной врач Кострицкий навестил меня, попрощался перед своим отъездом в Тобольск. Он произвел очень хорошее впечатление и растрогал меня своей безмерной преданностью Ники, которого обожает. Я так расчувствовалась после беседы с ним!

Погода стояла прекрасная, теплая, и я посидела на моем балконе. Ксения ездила в Ялту к зубному врачу Кострицкому. Ему разрешили выехать в Тобольск к моему бедному Ники. Поляков выписался из больницы, тем не менее вид у него ужасно бледный и изможденный, он очень ослаб.

Все так же ощущаю упадок сил, страшно ослабла. Единственное развлечение — визиты доктора Мерьямсона, который всегда приходит с какими-нибудь новостями. Он принес газету «Русское слово», так что все немедленно собрались у меня. Там пишут о необходимости создания коалиционного правительства, хотя все нездоровые элементы, архилевые большевики и бомбисты выступают против.

ОльгаСестра императора Николая II получила письма от маленькой ОльгиСтаршая дочь Николая II и ТатьяныВторая дочь Николая II, которые описывают свою жизнь в Тобольске. Все, что с ними происходит, страшно, грустно и возмутительно. У нас выдалась возможность передать письма в Петербург с дворецким Ксении, который уехал сегодня.

Ксения получила телеграмму от МишиМладший брат императора Николая II, второй в очереди на престол из Гатчины. Он сообщает, что пошел на поправку. Ведь одно время у него опять появились те же боли, от которых он страдал раньше, — все это наверняка от нервов. Читать далее

Милая моя Ольга была с беби в церкви, после чего они навестили меня. Беби игрался на моей постели — очень милый.

Говорят, комиссар надеется на скорое улучшение условий нашей жизни, дескать нынешнее правительство прекрасно понимает, что все это show для публики, с которой надо считаться, и что все постепенно наладится, — все тот же вздор, который мы уже столько раз слышали за эти многие месяцы. Читать далее

Долгоруков и Фогель беседовали с комиссаром Вершининым целых два часа. Он сам много лет провел в Сибири, куда был сослан за свои красные идеи, теперь, разумеется, ему разрешили вернуться, и мы, стало быть, находимся под его надзором. Они не составили о нем никакого впечатления, ни плохого, ни хорошего.

На днях узнал, что МамаВдова императора Александра III, мать императора Николая II перенесла на ногах воспаление легких, а затем воспаление среднего уха. Теперь ей, слава Богу, лучше. С выступлением Корнилова они сидят под еще более строгим арестом.

ВерховскийВоенный деятель, военный министр Временного правительства (с 12 сентября 1917 года) стал военным министром — смешно. Вердеревский — морским министром. С ухом получше, но бронхит не проходит. Я настолько слаба, что не могу выдержать сеанс массажа.

Этот негодяй КеренскийПредседатель Временного правительства назначил сам себя Верховным главнокомандующим, а генерала АлексееваНачальник штаба Верховного главнокомандующего, с 24 марта 1917 года - Верховный главнокомандующий — начальником Генерального штаба. Это явная крамола!