Новый пост
Свободная
история
Без вымысла

Проект 1917 — это события, произошедшие сто лет назад и описанные их участниками. Только дневники, письма, воспоминания, газеты и другие документы

Имела глупость по неимоверной жаре отправиться с дочерьми на пляж посмотреть, как СандроДруг детства Николая II, муж его сестры Ксении и мальчики купаются. Домой вернулась совершенно без сил, а моя бедная малышка Чи-Фу чувствовала себя еще хуже и долго потом не могла прийти в себя, несчастная собачка.

Поступили также хорошие известия с фронта, наши войска перешли в победоносное наступление, взяли 10 000 пленных. 

Слышали, что в Царском обнаружена целая банда немцев. Говорят, что все они шпионы. Всех их, к счастью, арестовали.

Командующий Черноморским флотом адмирал КолчакКомандующий Черноморским флотом поехал в С.-Петербург, чтобы исходатайствовать пред американским правительством о принятии его в военный флот С.Ш. добровольцем. Колчак старался до последней минуты поддерживать дисциплину во флоте, но посулы Совета казались его подчиненным более заманчивыми. Адмирал не мог дать более того, что обещали представители Севастопольского совета: поделить между матросами все деньги, которые находились в крымских банках. Эффектным жестом сломал он свой золотой кортик, полученный им за храбрость, бросил его в волны моря на глазах эскадры и удалился.

35-й день рождения моей любимой ОльгиСестра императора Николая II. Боже, спаси и сохрани ее в счастии и добром здравии! Нас в этот день ожидало еще одно страшно унизительное событие. Из Севастополя прибыла комиссия, и всех наших отвели в Свитский дом на своего рода суд, где каждому из нас поодиночке предстояло ответить на вопросы в связи с обысками. Признаться, я была настолько возмущена этой новой неожиданной гнусной выходкой, что меня затрясло от негодования и ярости, когда я вошла в помещение и увидела, как они сидели за длинным столом в роли судей, готовые допрашивать меня, точно какого-то вора или убийцу. Но, к счастью, со мною был СандроДруг детства Николая II, муж его сестры Ксении. Читать далее

У нашего комиссара было никогда не оставлявшее его испуганно-озлобленное выражение лица. Постоянно оглядываясь на своих терроризовавших его помощников, он в обращении с нами старательно подражал их революционной резкости. В апреле месяце он титуловал меня «бывшим великим князем Александром», в мае я превратился в «адмирала Романова», к июню я уже стал просто «гражданином Романовым». Всякий намек на протест с моей стороны сделал бы его счастливым.

Спала плохо, по-прежнему одолевает жуткая хандра, что, наверное, мучительно для окружающих да и для меня самой. Ко всему прочему и СандроДруг детства Николая II, муж его сестры Ксении в таком же мрачном настроении, все время молчит. Читать далее

Сегодня тепло, но дует жуткий ветер. СандроДруг детства Николая II, муж его сестры Ксении в церкви не было, поскольку он тоже не совсем здоров. Ирина и ФеликсЕдинственный наследник богатейшей семьи Юсуповых, муж троюродной сестры Николая II, организатор убийства Распутина завтракали у меня, я весь день оставалась дома. Обедали у меня ОльгаСестра императора Николая II, Куликовский и Никита; стол был скудный, к великому разочарованию бедного мальчика, надеявшегося вкусно у меня поесть. К счастью, помог мне папа Феликса — прислал клубнику.

Я внезапно проснулся, так как почувствовал прикосновение чего-то холодного к моему лбу. Я поднял руку, но грубый голос произнес надо мною угрожающе:

— Не двигаться, а то пристрелю на месте! Читать далее

В 5:30 утра меня неожиданно разбудил стук в дверь. Я с ужасом в полумраке разглядела мужчину, который громким голосом объявил, что он послан от имени правительства для проведения в доме обыска. Несмотря на мои настойчивые возражения, они отдернули полог, и лейтенант сказал, что теперь я могу встать с постели. Читать далее

Наше путешествие совершилось под конвоем матросов. По приезде в Ай-Тодор мы получили длинный список того, что мы не должны были делать, от некоего господина, носившего громкий титул «Особого комиссара Временного правительства». Мы состояли под домашним арестом и могли свободно передвигаться лишь в пределах Ай-Тодорского имения, на полутора десятинах между горами и берегом моря. Читать далее

По всей вероятности, некоторым из наших добрых друзей, тронутых нашим положением, удалось повлиять на Временное правительство, и к нам явился комиссар и передал приказ отправиться немедленно в Крым. Местный Совет всецело одобрил этот план, так как считал, что «пребывание врагов народа так близко от фронта представляет собою большую опасность для революционной России».

Нам пришлось почти что нести Императрицу на вокзал. Она боролась до последней минуты, желая оставаться и заявляя, что предпочитает, чтобы ее арестовали и бросили в тюрьму.

Приходили слухи, что Император Николай IIРоссийский император и вся Царская семья будет выслана в Сибирь, хотя в марте ему были даны гарантии, что ему будет предоставлен выбор между пребыванием в Англии или же в Крыму. КеренскийПредседатель Временного правительства, в то время единственный социалист в составе Временного правительства, сообщил своим близким, что Ллойд ДжорджПремьер-министр Великобритании отказал бывшему Царю в разрешении на въезд в Англию.

Все эти свободы очень милы, но в то же время мы неизвестно почему должны страдать больше, чем все граждане. По-видимому, окончательно и быстро идут к республиканскому строю, боюсь, мы до этого не доросли, и Россия развалится, уже Украйна желает быть самостоятельной республикой, а главное, жиды, они теперь заберут такую власть, это уже видно по Киеву, но если они так будут продолжать, то им не миновать погрома, и они этого ужасно боятся.

Наступил момент, когда разрушение царских памятников уже более не удовлетворяло толпу. В одну ночь киевская печать коренным образом изменила свое отношение к нашей семье.

— Всю династию надо утопить в грязи, — восклицал один известный журналист на страницах распространенной Киевской газеты, и началось забрасывание нас грязью. Уже более не говорилось о либерализме моего брата, великого князя Николая Михайловича, или же о доброте великого князя Михаила АлександровичаМладший брат императора Николая II, второй в очереди на престол. Мы все вдруг превратились в «Романовых, врагов революции и русского народа».

Временное правительство находит, что великие князья не могут при настоящих обстоятельствах оставаться на командных должностях, и я принужден был, как и другие, подать в отставку, как вы все понимаете, мне невыразимо тяжело покидать пост, на котором я стоял 31 месяц; я так сжился с авиационным делом, полюбил всех летчиков, как своих родных детей, и вот как раз теперь, во время полного брожения умов, когда именно мое руководительство делом столь необходимо, мне не позволяют служить, оскорбительно и больно, но благо Родины прежде всего, и раз для высших соображений наше присутствие в армии нежелательно, следует подчиниться, что я и делаю.