Новый пост
Свободная
история
Без вымысла

Проект 1917 — это события, произошедшие сто лет назад и описанные их участниками. Только дневники, письма, воспоминания, газеты и другие документы

Невозможно быть вне «своих» людей в такие тревожные дни.

Мне кажется совершенно невероятной мысль о нечестности ЛенинаЛидер партии большевиков.

Вчера хотел сделать тебе сюрприз — и себе тоже — купил билет и собрался ехать в Москву, но в шесть часов был арестован событиями, и плакали мои денежки, лопнули намерения!

О дне рождения Максима я, конечно, забыл, и мое поздравление запоздало. Все-таки я напишу ему, поздравлю с двадцатилетием и посоветую не сердиться на людей — я слышал, что его раздражают те, которые говорят, что его отец — германский шпион, провокатор и т.п. Надо жить, «хвалу и клевету приемля равнодушно».

Едва ли я увижу тебя летом, мамаша, — ты согласишься с тем, что неудобно уезжать из Петрограда в те дни, когда обалдевшие «патриоты» так заняты мною. Еще скажут — ага, убежал!

Слушай-ко! Узнай, пожалуйста, у Немировича-ДанченкоТеатральный режиссер, директор-распорядитель МХТ или у кого-нибудь из актеров, куда девался Иван Максимович Кондратьев, председатель Общества драматургов. Он жил в доме генерал-губернатора, а где теперь?

Мне необходимо получить гонорар за мои пьесы, а то ехать не с чем; я писал ему по старому адресу — ответа нет! Крепко жму руку.

Уехать из Петрограда — это весьма приятная мечта, и я готов ехать в Конотоп, Камчатку, в Соловки — к черту! 

Вчера весь день валялся — что-то мучительно болело, так болело, что я при всем моем терпении скрипел вставными зубами, цена которых — 500 р. Видишь, как это опасно? Сейчас сижу полуодетый, с головной болью и мутью в душе. Выходить не велено. Читать далее

Депутат Московской городской думы

Я так и думал, что с тобой случилось что-нибудь неладное, — или заболела, или неожиданно для себя улепетнула куда-нибудь. Очень советую тебе, как только встанешь на ноги, убраться в Крым — с легкими нельзя шутить! Города отравлены грязью, здесь, напр., ужас что творится, не столица это, а клоака. Никто не работает, улицы безобразны, во дворах — свалки гниющего мусора. И жарко! Думаю бежать куда-нибудь недели на две, на три. Вероятно, на Волгу. Устал душевно — до безумия! Физически еще держусь.

Посетила совещание об организации неорганизованных женских демократических элементов.

Как-то душа раскрывалась навстречу тому, что говорилось, и казалось, какое счастье, что столько есть связующего людей. Все-таки какое огромное счастье, что на нашу жизнь выпала такая полоса жизни человечества. Ведь с ума можно сойти от переживаний, которые несет жизнь теперь.

Огорчило меня оч. известие о гибели от подводной лодки парохода Zara, на кот. ехали эмигранты. Списка погибших нет.

Миша! А у меня открыта балконная дверь. Пасхальный перезвон несется с улицы. И в столовой открыто окно — яркий солнечный день. Налево, около меня, твой портрет, еще не увядшие белые цветы. Оказывается, это Люб. Сер. их занесла. Она вчера была у меня и созналась, что она в цветочках виновата. Говорит, что заметила, что мне оч. не по себе, и захотелось приятное сделать.

А между кушеткой и шкафом у меня чудесная сирень. И только тебя, моего милого и любимого, нет. Родной, родной мой. Целую крепко.

Думаю, что ты преувеличиваешь твои страхи за сына. Присматриваясь к нему, не чувствую в нем серьезного стремления вступить в ряды одной из цветных армий, разрушающих Русь. На мой взгляд, политика действует на него так же, как на всех действует дурная погода, — не более и не глубже этого.

Из форточки слышен колокольный звон, в столовой на столе яйца пасх. Эх, тебя нет!

Ты не сердишься за то, что в предыдущем письме писала? Не сердись. Я не помню хорошенько, что писала, но боюсь, т.е. неприятно, коли неприятно тебе будет.

Пойми, оч. нелегко, Мих.

Возраст: 29
Работа: депутат Московской городской думы (с 18 июня 1917 года)

В этот день:

+11
В Петрограде
+11
В Москве