Новый пост
Свободная
история
Без вымысла

Проект 1917 — это события, произошедшие сто лет назад и описанные их участниками. Только дневники, письма, воспоминания, газеты и другие документы

Прошел еще один день, и тогда к нам пришел ВолодяКнязь, поручик, поэт. Он сказал, что отцаОдин из старейших членов семьи Романовых, дядя императора Николая II, сын Александра II отпустили, при условии, что он не покинет Петроград, пока не получит на это специального разрешения. По этой причине моя мачеха, княгиня Палей, решила пока поселиться в непарадных апартаментах дома моего отца на набережной. Володя сказал, что большевики собирались заключить отца в тюрьму Петропавловской крепости, но об этом им заранее сообщил один преданный слуга, который узнал об этом из разговора, подслушанного в царскосельском Совете. Читать далее

Я снова послала ординарца в Царское Село, и на этот раз он привез мне более обнадеживающие новости. По его словам, он слышал, что моего отца должны были выпустить в тот день из Смольного. В ожидании этого моя мачехаКнягиня, жена великого князя Павла Александровича, ВолодяКнязь, поручик, поэт и девочки уехали в Петроград; дом в Царском Селе был пуст. Однако ординарец не знал, где они остановятся в Петрограде, и все попытки найти их оказались бесполезными.

Мы докатились до предела,
Голгофы тень побеждена:
Безумье миром овладело —
О, как смеется сатана!

Под небом горестной России
Рыданьям брошен был ответ,
Что нет всесильного Мессии,
Что Бог — обман, что Бога нет!

И вы не дрогнули, созведья,
Ты не померкла, синева,
Предвидя ужасы возмездья
За эти страшные слова?

Но нет! Святое безраличье
Вы людям кинули одно,
И ваше светлое величье
Невозмутимо и сильно!

От сегодняшнего дня у меня осталось калейдоскопическое и мучительно суетливое впечатление. Но пока все к лучшему.

К концу завтрака подъехали М. и Г. Рассказывали про ужасы в Москве. В 13 1/2 часа мы двинулись на двух моторах, заехав в Царскосельский Совет за комиссаром Георгием Бергером и его помощником. В пути нас несколько раз осматривали. Раз даже красногвардейцы хотели влезть в мотор, рассчитывая, что мы их подвезем. Читать далее

Сегодня рано утром мы еще ничего не знали о папаОдин из старейших членов семьи Романовых, дядя императора Николая II, сын Александра II и безумно беспокоились, беспокоились так, что едва держались на ногах. Предметы вываливались у нас буквально из рук.

Около десяти приехал обратно Зверев и привез наконец письмо от Бебе. Новости неважные, но лучше, чем можно было ожидать: после долгих мытарств папа был отвезен в Смольный, где порешили его засадить в крепость. Читать далее

Мы поднялись на третий этаж, долго кружили по длинным коридорам, наконец подошли к дверям. Бергер сперва вошел один, потом выглянул, позвал нас с БодейКнязь, поручик, поэт. Боже, с каким волнением я обняла любимого! Он был цел и невредим, хоть устал и осунулся. Принесла я бутерброды, курицу, пироги и молоко. ПавелОдин из старейших членов семьи Романовых, дядя императора Николая II, сын Александра II ел с жадностью.

Мы узнали с ужасом, что большевики поубивали людей. К полудню вернулся из Питера наш автомобиль. С ним приехал и Бергер. Он привез мне и БодеКнязь, поручик, поэт пропуск и назначил нам на два пополудни, тотчас после обеда, ехать с ним в Смольный. В дороге почти не говорили. Мы с Бодей, наедине, всю дорогу в двадцать два километра, шептались о наболевшем.

Около трех приехал комиссар с матросами и потребовал переезда папаОдин из старейших членов семьи Романовых, дядя императора Николая II, сын Александра II в Петроград. Папа уехал с ним, а матросы произвели обыск по всему дому. Мама, обезумев от волнения, поехала с поваром Чекалиным в здешний Совет, к РошалюСемен Рошаль — большевик, пропагандист, сыгравший ключевую роль в привлечении на сторону большевиков кронштадтских моряков., и привезла его обратно сюда. Читать далее

Ночь прошла спокойно. Вчера к вечеру казаки и артиллеристы исчезли из Царского. К ночи город был в руках большевиков.

Сегодня утром мы ходили с Бебе на телеграф. По городу расхаживали патрули красной гвардии, как будто наводили порядок, хотя идея порядка как-то не вяжется с их невероятной наружностью. Они современные санкюлоты, в полном смысле этого слова.

Во время завтрака красная гвардия пришла требовать какого-то полковника из штаба Керенского, который (полковник) будто бы спрятан у нас.

Пишу эти строки под страшный орудийный огонь и под звон колоколов! Гражданская война в самом разгаре. Большевики и войска Керенского дерутся между Александровской станицей, Кузьмином и Пулковым! Стрельба отчаянная. Говорят, много убитых и раненых. Снаряды попали кое-где и на улицах Царского. Господи, спаси и помилуй нас!

Стрельба почти не прекращается, достигая временами жуткой интенсивности. В Царском полная тьма, станция не работает.

Сведения крайне сбивчивые. Говорят, у большевиков очень мало артиллерии, но зато их самих несколько тысяч. А здесь, кажется, всего три сотни.

Большевики, не умея стрелять, попадали случайно и в само Царское. Все мы в неописуемом состоянии. Только девочки невозмутимы. Днем шрапнель разорвалась почти над садом, где работала мама! Кошмар!

Опять заварилась каша. Большевики, говорят, захватили Государственный банк, Терещенко исчез, Керенский не то на фронте, не то в Царствии Небесном (ой-ли). На улицах пулеметы. В Царском, слава богу, тихо.

Был в городе у Альбрехт. Сухмин предлагал напечатать «Сафо» отдельной брошюрой. Все хотят ее скорее иметь. Обедал с Львом Гагариным у Пивато. Конечно, много говорили. Какой он милый малый! Вечером пошли с ним в музыкальную драму. Шла «Женитьба» Мусоргского и его же «Сорочинская ярмарка». «Женитьба» — ни к чему, а «Ярмарка» очень мне понравилась. Впрочем, я к Малороссии неравнодушен. Читать далее

Заезжал в город за карикатурой. Разруха в гвардейской кавалерии. Да где ее нет?

Должен был обедать с Львом Гагариным, отправились на вокзал, но там царила полная суматоха — поезда не шли. Никто, конечно, ничего не знал; дежурный по станции — еще меньше других. Одни говорят — крушение. Другие — забастовка.

В этот день:

+1
В Петрограде
0
В Москве