Новый пост
Свободная
история
Без вымысла

Проект 1917 — это события, произошедшие сто лет назад и описанные их участниками. Только дневники, письма, воспоминания, газеты и другие документы

Канун съездаI Съезд делегатов Балтийского флота.. Как на иголках ходишь. Впервые придется открывать заседание на таком многолюдном собрании. Всю ночь провозился; хотелось как можно лучше угодить делегатам. Отыскали помещение для ночлега, помещение для съезда, помещение, где обедать и ужинать можно; бесплатно получили места в театре, приготовили бумагу, карандаши, чтоб было делегатам, чем записывать, — ведь теперь народ требовательный стал — с собрания приходишь — отчет давай, а со съезда и подавно отчитывайся за все. Кажется, все приготовили, на душе отлегло. В канцелярии дела все в порядке. Доклады заготовлены и отпечатаны для делегатов. Протоколисты хорошие и даже стенографисток нашли. Ведь теперь требуется, чтобы все речи записывались. Говорят, «для истории».

Наш маленький зал не вмещает всех гостей. Многие остаются в коридоре. Чтобы не терять времени открываю заседание. Слово для приветствия предоставляется народному министру Керенскому.
С жаром, с дрожью в голосе, с нотками плохо скрываемой злобы, красноречиво приветствует и тут же «по-отечески» пробирает нас министр. Говорит красно, да не о деле. Вдруг, забыв дисциплину, встает один из членов Центробалта, матрос Ховрин, и заявляет:

— Товарищ председатель! Я полагаю, что мы собрались не для митингования, а чтобы разрешить ряд практических вопросов. Полагаю, что господину министру следовало бы прямо перейти к делу. Читать далее

КеренскийМинистр юстиции, ранее член IV Государственной Думы лично решил посетить Балтфлот и на месте принять решительные меры по искоренению «крамолы». Накануне приезда Керенского представители Финляндского областного исполнительного комитета совместно с командующим Балтфлотом и несколькими членами Центробалта устроили совещание о порядке встречи министра. Читать далее

На одном из заседаний Гельсингфорсского Совета матросская секция внесла на рассмотрение проект организации Центрального комитета Балтийского флота. Многим этот проект пришелся не по душе. На Центробалт смотрели как на орган, который вырвет флот из-под влияния Гельсингфорсского Совета, а следовательно, и меньшевиков. Но голосами матросов вопрос был решен. Тут же на заседании были выбраны представители в Центробалт.

В 11 часов, за час до открытия заседания Совета, позвонил товарищ Антонов-Овсеенко и передал, что из Петрограда от ЦК партии прибыла товарищ Коллонтай, которая выступит с докладом о «Займе Свободы». Около театра царит оживление. Пестрые наряды дам, элегантные костюмы мужчин перемешались с черной и серо-зеленой массой матросов, рабочих и солдат. Театр переполнен.  Читать далее

Наутро поехали дальше. Приезжаем в полк на позиции. Не успели закончить митинга, как над головами появились три немецких аэроплана. С них начали бросать бомбы, которые рвались на расстоянии едва сотни шагов от митинга. Меня поразило то спокойствие, которым обладала солдатская масса. Никто не двинулся с места. По команде выделилась рота и открыла стрельбу по аэропланам. Первый, второй, третий залп, одиночный выстрел… Общее ликование: аэроплан подбит, упал в нашем расположении.

Спешим в офицерское собрание; там — пьяная компания. Слышим тост за «Его Императорское Величество». Пошли искать председателя комитета.

— Как же так? Революция, а у вас тут царь за столом и в бокале? Читать далее

Едем в Заамурские полки. Грязь непролазная. Лошади еле тащат. На ночь останавливаемся в одном из городков, где расположены санчасть дивизии и тыловые учреждения.

Спрашиваем: Читать далее

На пятый день Пасхи мы очутились в ставке генерала Брусилова. Генерал нас принял, поговорил и поручил проэкзаменовать нас какому-то полковнику. На фронт пускали нас неохотно. Говорили: «Если будете агитировать за наступление, то пропустим, а если нет, то благоволите вернуться». На экзамене наша делегация отвечала уклончиво, поручив за всех «изворачиваться» одному из бывших с нами армейских офицеров. Наконец пропустили.  

С большим трудом втиснулись мы в поезд, идущий на Киев. По дороге спать не пришлось: в каждое купе набивалось до 40 человек, и хотя окна вагона были выбиты и сильно продувало, все же дышать было нечем. Добрались до Киева. В Киеве явились в Раду и, получив разрешение посетить воинские части,отправились выполнять свою миссию. Во многих частях солдаты весьма туманно представляли себе, что такое революция. Здесь все оставалось еще по-прежнему — многих уголков России революция тогда еще не коснулась. Посетив части, побеседовав, раздав литературу, мы поехали дальше.   

На одном из заседаний Гельсингфорсского Совета решено послать делегации в Черноморский флот и на Кавказский фронт, на фронты Северный и Юго-Западный. В числе делегатов пришлось и мне выехать на Юго-Западный фронт. Сборы были невелики: получили немного литературы, инструкции от Совета, по 100 рублей — и в дорогу. Обещали еще в Петрограде кое-чем нас снабдить. Но, протолкавшись в Петрограде три дня по различным секциям, мы ничего не добились; правда, нас расспросили: что будете говорить на фронте? Так сказать, проэкзаменовали и с этим отправили дальше.  

Весна кругом. Ликует природа, ликуют и сердца вчерашних рабов. Сегодня они властелины. Сегодня, собравшись в городском театре, они решают свою судьбу. Здесь голос матроса равен голосу вчерашнего его властелина-офицера. Читать далее

В Кронштадте и на судах матросы избивают и расстреливают офицеров. В Гельсингфорс и Кронштадт посылаются делегаты от Петроградского Совета, чтобы приостановить резню офицеров. Войска генерала ИвановаГенерал-адъютант при императоре присоединились к восставшим и возвращаются на фронт.

Вечером уезжаю в ГельсингфорсХельсинки.. По дороге масса всевозможных рассказов, разговоров. Если бы записать, получился бы интересный исторический роман или драма. Рассказывают, как ВиренаРоберт Вирен — российский адмирал. Заколот штыками 14 марта 1917 года на Якорной площади Кронштадта. в Кронштадте выводили на Соборную площадь и ставили под винтовку. В Гельсингфорсе прямо к пристани было прислано несколько распечатанных вагонов водки и спирта, но матросы пить не стали, а все уничтожили. Командир бригады, бывший командир броненосца «Император Павел I», стоя на коленях, просил отпустить его и обещал раздать все из буфета и выдавать на обед двойную порцию... Читать далее

На улицах горят костры, около них греются с винтовками в руках рабочие, женщины, солдаты и даже буржуйчики в котелках. Странно, будто все сроднились, взялись за оружие и пошли вместе на ненавистную царскую власть.  

Все украшены красными бантами. На всех лицах — ликование. Только несколько странно: вместе с голодными рабочими, работницами и студентами с красными бантами идут упитанные, разжиревшие буржуи и тоже поют: «Долго в цепях нас держали, долго нас голод томил...». Бедные! Где же это они изголодались, истомились?

В эти дни и ночи Таврический дворец представлял и арестный дом, и сыскное отделение с допросами, и парламент-неразбериху, где формировалось правительство и министерство иностранных дел по переговорам с Николаем II, даже военное министерство, только без ставки и полевого штаба. Все что хотите, можно было здесь увидеть; особенно много было распорядителей, бегающих с деловито нахмуренными лицами, чем-то важно озабоченных; но порядка — никакого. 

Днем мало что пришлось видеть, принимая участие в погоне за полицейскими и перестрелке с ними; все утверждали, что полиция засела на колокольнях церквей и оттуда жарила из пулеметов.

Далеко за полночь, после освобождения Тучкова моста от жандармов, с поручениями от Выборгской стороны еду в Таврический: там, говорят, главный штаб, — связаться, доставить донесения и получить указания. Но увы! В Таврическом была полная неразбериха. Ничего нельзя ни понять, ни отыскать.

На мостах и тропинках, ведущих через Неву, усиленные заставы городовых и солдат. В центр города никого не пропускают.

Возраст: 28
Партийная принадлежность: большевик
Деятельность: Гельсингфорсский Совет депутатов армии, флота и рабочих (с марта 1917 года)
в отношениях с

В этот день:

Сегодня день рождения у Максимилиан Волошин и Владислав Ходасевич
+12
В Петрограде
+14
В Москве
Индексы
24.68
Мясо парное
(1 сорт, пуд)
31.5
Лён отборный
(пуд) «посл. данные»
2.35
Зерно
(пуд)
183.5
Валюта
(10 фунтов стерлингов)