Новый пост
Свободная
история

Вера Судейкина

Без вымысла

Проект 1917 — это события, произошедшие сто лет назад и описанные их участниками. Только дневники, письма, воспоминания, газеты и другие документы

Читаем «Дафниса и Хлою». Закупаем продукты. В ПривалЛитературное кабаре в Петербурге. Находилось на Марсовом поле, 7. за деньгами.

Глаз болит. Читаем Амфитеатрова.

Сологуб. И Коля Петер.

Увлечение Александровским рынкомАлександровский рынок располагался в Петрограде по адресу Садовая, 54. Вот что о нем писала Надежда Тэффи: «В этом рынке можно найти все, что вам нужно и что владельцу было не нужно, начиная со старых калош и кончая совершенно новыми, только что смастеренными Рембрандтами. Любители старины и редкостей пропадали здесь целыми днями, отыскивая ценные старинные картины, редкие книги, кружева, фарфор и ювелирные изделия». достигает на этой неделе своей высшей точки. Днем Сережа работает, но, как только наступают сумерки, мы спешим на рынок. Это наши самые счастливые минуты. По дороге Сережа, как бы оправдывая траты, говорит очень много интересного о спасенных нами картинах. Читать далее

День очень рабочий. Днем Сережа пишет «Новолуние», а я читаю ему статьи Врангеля из «Старых годов». 

Дома Сережа садится за обдуманный вчера эскиз intérieur’a. Сережа сидит за мольбертом, за его спиной я любовно облокотилась на его плечо, а далее, у рояля, Ари разговаривает с Ольгой; две пары: одна на первом плане, другая в глубине комнаты. Все это Сережа пишет в зеркале. Эскиз этот навеян голландскими intérieur’ами, которыми мы так любовались в Эрмитаже. Сережа работает до трех часов ночи.

Сегодня день рождения моей бабушки, и мне нужно было поехать поздравить ее. Когда я еду куда-нибудь одна, что бывает очень редко, я всегда волнуюсь за Сережу, так как он не может ни за что взяться и не находит себе места, поэтому я написала ему на листочке, что ему делать.

Много говорили о Пушкине, о его отношении к жене, и к женщинам вообще. Поводом для разговора была недавняя лекция Гершензона, имевшая большой успех. Хотел ли Пушкин видеть в Гончаровой Татьяну? Виновата ли она была в его смерти? Как себя вести красивой женщине? ОльгаОльга Судейкина — популярная театральная актриса, танцовщица, бывшая жена Сергея Судейкина. и я разволновались. 

Мы сами создаем добрых и злых людей и любого человека с улицы можем по желанию сделать другом или врагом.

Вечер проходит как-то вяло.

Днем, когда Сережа спал наверху в библиотеке, явились к нему два покупателя, причем фамилия одного из них оказалась Бененсон; это было прекомично, так как мы за минуту до его прихода читали о процессе Бененсона и обсуждали его. Только это был не тот БененсонГерсон Бененсон — купец 1-й гильдии, крупный российский предприниматель.. Он купил у Сережи «Новолуние» за тысячу рублей, а его приятель заказал «Финал свадьбы Фигаро». Сережа с ними долго беседовал; они пленились Сережиным искусством на выставке в Москве. 

Не успел Сережа вернуться от доктора, как пришел к нам впервые Александр РославлевАлександр Рославлев — поэт, публицист. Автор скандально известной эпиграммы на памятник Александру III в Санкт-Петербурге: «Третья дикая игрушка Для российского холопа: Был царь-колокол, царь-пушка, А теперь ещё царь-жопа».. Я его вижу впервые, но Сережа мне много рассказывал о нем, об их встрече в Москве, о его романе с бутафоршей и его обжорстве, поэтому я с любопытством рассматриваю его, а затем иду готовить завтрак. Для него одного Сережа заказывает яичницу из десяти штук яиц, коробку шпрот, два хлеба, икры, молока. Внешность у него грандиозная — весьма и весьма рослый, объемистый, с солидной головой распутинского типа; рассказывает с большим юмором, его приятно слушать. Сережу он очень развлек своими рассказами, так что по его уходе он с удовольствием принялся за работу.

Из купе первого класса садимся на ломового извозчика, берем два высланных мамой сундука с товарной станции и сидя на них едем на Екатерининский канал. Мы никому не сообщаем о нашем приезде и целый день разбираем привезенные вещи.

1/2
Сергей Судейкин. Бабье лето. 1916 год

К двум часам мы едем на «Мир искусстваВыставка художников объединения «Мир искусства».». Хочется сразу разыскать Сережины картины, но мы добросовестно рассматриваем сначала других художников. Наш разговор прерывает КандауровАнтон Кандауров — русский художник и иллюстратор., он рассыпается в комплиментах Сереже, мы в ответ выражаем желание посмотреть его вещи; он нас ведет к ним. В той же зале висит Сережа. Они так хороши, его картины, так колоритны, так тонки, что с гордостью смотришь на эти драгоценные камни, которые уже не вернутся в нашу мастерскую! На всех стоит «продано». И больно, и приятно. Покупатели хорошие. «Прогулка в Михайловском парке» куплена Морозовым. «Летний пейзаж» и «Бабье лето» — князем Щербатовым. Ушков купил «Сад Арлекина», а «Идиллический пейзаж» куплен каким-то новым коллекционером Френкелем. Мы счастливы, вкусно ужинаем вдвоем в теплом зале вокзала, в уютном купе играем в кабалу и едем в Петербург приятно утомленные и счастливые.

Морозное московское воскресное утро мы проводим, конечно, на СухаревкеРынок на Сухаревской площади, существовавший в Москве с 1789 года. По воскресным дням площадь по обе стороны Сухаревской башни превращалась в огромный многолюдный рынок, где продавали различную утварь, одежду, книги, антикварные и другие изделия. В 1915 году суммарная территория «Сухаревки» составляла почти 4 гектара.. Там уже не то, что раньше. Цены высокие, случайности редки, вещей хороших мало, мы за довольно высокую цену покупаем три вещи: мужичка, играющего на балалайке, синюю чашку и икону Успения. Стоя на морозе, мы съедаем большое количество вафлей — это весь наш завтрак.

Всю ночь «угар клубился сероЦитата из «Чужой поэмы» Кузмина: «Скорей, скорей! какой румяный холод! Как звонко купола в Кремле горят! Кто так любил, как я, и кто был молод, Тот может вспомнить и Охотный ряд. Какой-то русский, тепло-сонный яд Роднит меня с душою старовера. Вот коридор, лампадка... где-то спят... Целуют... вздох... угар клубится серо... За занавеской там... она – моя Венера.»», и наутро мы встали с ужасающей головной болью. Весь день проходит на улице, мы медленно, поддерживая друг друга, гуляем, вяло смотрим на пожар незлобинского театраТеатр Незлобина — частный театр, созданный в 1909 году в Москве антрепренёром, режиссёром и актёром Незлобиным. Сгорел в январе 1917 года., тупая головная боль портит нам полдня, и только к вечеру, совсем свежие, мы заказываем в номер самовар, покупаем закуски и принимаем Л., который проводит у нас весь вечер и учит нас играть в японский бридж.

После обеда едем в Кустарный музей, где накупаем игрушек и подносов, в Леонтьевском же переулке обходим всех антикваров, главным образом букинистов, у одного из них покупаем по полтиннику штука несколько рисунков карандашом Орловского. Все веселит нас и радует; санки, нагруженные игрушками, подносами, журналами, гравюрами, иконами и чашками, привозят нас к Л., где мы быстро собираем все наши вещи и переезжаем в гостиницу Охотного ряда.

Москва-матушка, провинция! Сережу многое нервирует. В старой колымаге едем на Девичье поле к брату. Маленький ампирный особняк очарователен, но главные комнаты не топлены. Там пять градусов мороза! Обедаем наверху в крохотной комнате за круглым столом, где кроме нас находятся еще три собаки, два ручных голубя, один воробей и один чижик. Собаки пристают, прыгают около поданных блюд, смотрят в глаза, птицы летают над столом, воробей не сходит с тарелки с хлебом. 

Уезжаем вечером в Москву. Божественное настроение, когда едем на вокзал, идет снег, Рождество какое-то. В купе я сплю внизу, а Сережа наверху. Ночью в темноте мы пожимаем друг другу руки.

Дома настроение роскошное, на столе лежит куча новых гравюр, мы обедаем, рассматриваем гравюры, я примеряю шапочку, которая Сереже как будто не нравится, но, когда я накидываю на нее серую вуаль и вся моя голова как бы подернута дымкой, Сережа в восторге, и мы оба смотрим в зеркало, я любуясь собой, а он мной. Он находит, что я пополнела, мы проверяем у другого зеркала в спальне, Сережа стоит сзади и целует меня... Раздается вдруг стук, очень некстати приходит Бабенчиков-Мишельчик за книгой, которую я обещала ему подарить и о которой совсем забыла. Сережа говорит с ним сухо и никак не может прийти в себя, но потом все обходится, особенно когда приходит ЦыбульскийНиколай Цыбульский — композитор и музыкант. с китайской трубочкой для опиума и своими остроумнейшими и живыми рассказами развлекает нас до поздней ночи.

в этот день:

Сегодня день рождения у Казимир Малевич и Рюрик Ивнев
-22
В Петрограде
-23
В Москве
Индексы
24.68
Мясо парное
(1 сорт, пуд)
35
Лён отборный
(пуд)
2.35
Зерно
(пуд)
144
Валюта
(10 фунтов стерлингов)