Новый пост
Свободная
история

Сергей Прокофьев

Композитор, как и поэт, ваятель, живописец, призван служить человеку и народ. Он должен украшать человеческую жизнь и защищать ее.

Без вымысла

Проект 1917 — это события, произошедшие сто лет назад и описанные их участниками. Только дневники, письма, воспоминания, газеты и другие документы

Сегодня наша делегация во главе с Сологубом направилась в Зимний дворец, где принимал Головин. Я считал, что наши тезисы не обоснованы, и говорил, что иду лишь посмотреть, как Головин, отличный оратор и председатель второй Государственной Думы, разнесет нас, но Сологуб довольно обстоятельно оппонировал, главное же, что в настоящее время слова «организация», «организованность», «общество» (хотя бы и такое довольно-таки фиктивное, как наше) имели чрезвычайный вес, и потому наше заявление было принято к сведению. Меня лично гораздо больше интересовал дворец и переход его от монархов к искусству.

Сегодня мне ударило двадцать шесть лет. Двадцать седьмой год — это уже весьма порядочно. В этот день у меня собрались друзья. Играл я им мои новые сочинения — 3-ю Сонату и «Мимолётности».

Позвонил МейерхольдДраматический и оперный режиссер, создатель нового направления в русском театральном искусстве, сообщил, что в образующемся Обществе деятелей искусств — широком союзе, долженствующем объединить деятелей всей России — я избран от крайних левых «деятелей» в депутацию к комиссару императорских театров ГоловинуХудожник, сценограф, декоратор, член Академии художеств. Главный художник Императорских театров Участник объединения Мир искусств. Словом, это как раз там, где Глазунов протестовал против меня. Цель депутации — выступление против назревшего Министерства искусств, в котором уже якобы захватили власть БенуаХудожник, критик, один из основателей объединения «Мир искусства», ГорькийПисатель, издатель и прочие. Я совсем не был настроен быть в каких-либо комиссиях и депутациях, будучи твердо уверен, что дело композитора — сидеть и сочинять.

Сегодня произошел очередной «перворотный» турнир в шахматы, занимавший меня, по обыкновению, до невероятности. Появились новые участники — Орлов и Аничков. Последний взял первый приз, а затем удивил меня, сев за рояль и сыграв в бешеном темпе финал «Апассионаты» Бетховена. Турнир заставил даже забыть о весьма беспокойных слухах о немцах, которые, пользуясь дезорганизацией нашей армии и расстройством обороны Финского залива, заносили удар на Петроград и будто уже заняли остров Эзель. Читать далее

Борис ВеринБорис Верин — поэт из Царского Села, меценат. сегодня справлял свое двадцатишестилетие — пиршество и много гостей, среди них Черепнин. Мне ужасно хотелось, чтобы Козловская (весьма блестящая, но и пожившая рыжая женщина лет тридцати, большая приятельница Бориса Верина) пококетничала с ЧерепнинымНиколай Черепнин — композитор, дирижер и педагог. Стал первым композитором, к которому обратился Сергей Дягилев в самом начале своего проекта «Русские сезоны»., но вместо Черепнина она направила свою артиллерию на меня. Черепнин же избрал своим обществом Демчинского, в которого положительно влюбился, чему я очень рад.

Познакомился я с футуристом МаяковскимПоэт-футурист, который сначала несколько испугал меня своею грубой порывистостью, но потом он высказал мне прямейшее расположение, заявив, что придет ко мне и серьезно поговорит со мною, так как я пишу замечательную музыку, но на ужасные тексты, на всяких Бальмонтов и прочих, и что ему надо познакомить меня с «настоящей современной поэзией». Далее я оказался первым и даже единственным современным композитором, а так как русская музыка идет во главе всего мира, то мы должны соединиться: он от литературы, я от музыки и БурлюкПоэт, художник от живописи — «и тогда мы покорим мир».

Начался фантастический день. Открытие выставки финляндской. Оркестр. Говорят речь. «БабушкаБабушка русской революции», Вера Фигнер, МилюковЛидер Конституционно-демократической партии, министр иностранных дел Временного правительства (с 15 марта 1917 года), Радлов, МаяковскийПоэт-футурист (скверно), ГорькийПисатель, издатель — два слова по-фински. Истерическая речь Добычиной. Она меня подсунула «бабушке», которая, приняв меня, вероятно, за какого-нибудь революционера, взяла мою голову и сказала: «Здравствуй, родной», два раза поцеловала. Я приложился к ее рукам. Она мне очень понравилась. Выставка не интересна. Читать далее

1/5
Маркус Коллин. «Cушка белья». 1915 год

На второй день праздника — торжественное открытие Финской выставки, которому придали характер политического чествования по случаю финляндской свободы. Говорили МилюковЛидер Конституционно-демократической партии, министр иностранных дел Временного правительства (с 15 марта 1917 года), РодичевЧлен IV Государственной думы, кадет, ГорькийПисатель, издатель. Я числился в почетном комитете и был горд, так как он блистал лучшими именами из искусства и политики. Читать далее

Пришла Пасха. Пошел в Консерваторию к заутрене. Я всегда там бываю под Пасху и очень люблю эту заутреню. Впрочем, в этом году она оказалась как-то менее нарядной, чем всегда, хотя крестный ход и поселил в меня самое празднично-радостное настроение.

Было  многолюдное собрание всех людей, имеющих касание с той ли с другой ли стороны к искусству. Происходило оно в Михайловском театре, я не пошел. Но мне рассказывали, что потребовалось выбирать представителей от музыки, и назвали ЧерепнинаНиколай Черепнин — композитор, дирижер и педагог. Стал первым композитором, к которому обратился Сергей Дягилев в самом начале своего проекта «Русские сезоны». и Зилоти, а кандидатами меня и ГлазуноваАлександр Глазунов — композитор, дирижер, музыкально-общественный деятель, директор Петербургской консерватории..

Звонила Зинаида Венгерова. Между прочим, она сказала, что вчера на собрании артистов в Михайловском театре модернисты выбирали, по их мнению, достойных людей, писателей ПунинаИсторик искусства, сотрудник Русского музея Императора Александра III и КузминаПоэт, писатель, композитор, Глазунова и ПрокофьеваКомпозитор, из художников между разными новыми и молодыми — меня!

Много в музыкальных кругах говорили про гимн: «Боже, царя храни» — долой, нужен новый гимн. По-моему, нет лучше гимна, чем «Славься» Глинки, только подставить новые слова. Что бодрее и светлей? Но червь честолюбия заглодал всех композиторов: помилуйте, «автор гимна» — какая популярность! Сознаюсь, были моменты, червяк куснул и меня, но сейчас же мне становилось ужасно стыдно. Читать далее

В конце марта Сувчинский собрался к себе в имение под Киевом и зовет меня. Мне хочется взглянуть одним глазком на еле расцветшую весну, а на обратном пути заехать на день в Харьков к Полине. Но фатально каждую весну я строю планы фантастической поездки и каждый раз фатально она за момент до удачи рушится.

Друзья, впечатления от революции пока такие. Запомнилось два момента! Читать далее

Тысячи, десятки тысяч людей разгуливают сегодня по улицам с красными бантами на груди. Масса автомобилей (все автомобили города были реквизированы для этой цели) носятся по всем направлениям, нагруженные до верха рабочими и солдатами, отовсюду торчат штыки и красные флаги. Мне больше интересны те, которые развозят листки, газеты и прокламации и выбрасывают их в толпу. Читать далее

Днем мы с мамой отправились смотреть на революционный Петроград, имевший крайне праздничный вид. У Гостиного двора опять сцена с приставом. Я увидел, как два студента влекли под руки толстого седого человека в штатском, а за ними валила разъяренная толпа, вопя:

— Переодетый пристав!

Со всех сторон к нему побежали, и право, я думал, что ему не сдобровать. Лишь кто-то крикнул: «Не надо самосуда», и я сейчас же принялся орать:

— Не надо самосуда!! Читать далее

Я направился к Миллионной, но едва я стал к ней приближаться, как затрещали выстрелы, один за другим, несколькими пачками. Толпа кинулась с площади в Миллионную улицу. Я тоже побежал, впрочем не испытывая особенного страха. На Миллионной у меня были отмечены первые ворота на случай стрельбы. Туда я и вскочил. Сейчас же после этого сторож запер их. Я через решётку смотрел, как народ бежал по Миллионной. Некоторые падали, но не от пуль, а с перепуга, сейчас же поднимались и бежали дальше. Вскоре всё успокоилось. Выстрелов не было слышно. Убитых не было. Я вышел по Миллионной на Марсово поле. Тут сразу стало хуже. Читать далее

Я отправился на генеральную репетицию ученического спектакля в Консерватории. Шел «Евгений Онегин». Звала меня моя грузинка Элли Корнелиевна. Я отправился с охотой, потому что всегда любил наши оживленные генеральные репетиции. В библиотеке сторож сказал мне, что на Литейном у Арсенала происходит настоящее сражение с ужасной стрельбой, так как есть солдаты, перешедшие на сторону рабочих. На многих главных улицах города тоже стреляют. Но в Консерватории заняты были своею репетицией и о городе скоро забыли.

Сегодня говорят о серьёзных беспорядках со стрельбой, но газеты пока молчат. Сижу за скрипичным концертом дома, на улицу почти не выхожу. Был недавно в магазине и здесь всё было мирно, и я даже счёл слухи о стрельбе клеветой. Но трамваев на улицах вообще нет.

Сегодня был на концерте Зилоти, но зал Мариинского театра был на две трети пуст. Говорили, что на Невском недвусмысленная стрельба и «потусторонние» меломаны не решились следовать через Невский в концерт.

Возраст: 26
Живет в: Петроград
Профессия: композитор

В этот день:

Сегодня день рождения у
Константин Глобачев
+6
В Петрограде
+10
В Москве
Индексы
24.68
Мясо парное
(1 сорт, пуд)
31.5
Лён отборный
(пуд)
2.35
Зерно
(пуд)
144
Валюта
(10 фунтов стерлингов)