Новый пост
Свободная
история

Сергей Прокофьев

Композитор, как и поэт, ваятель, живописец, призван служить человеку и народ. Он должен украшать человеческую жизнь и защищать ее.

Без вымысла

Проект 1917 — это события, произошедшие сто лет назад и описанные их участниками. Только дневники, письма, воспоминания, газеты и другие документы

Возвращаюсь в Петроград. Только сел в поезд. Еду я в этот раз в третьем классе, первый и второй заняты членами Государственной думы и высшими офицерскими чинами. Но у меня плацкарта, публика вся очень интеллигентная. 

Рахманинов сегодня на концерте сидел во втором ряду у прохода, рядом с КусевицкимСергей Кусевицкий — контрабасист, дирижёр и композитор., неподвижный, как изваяние Будды. Говорят, публика после иных вещей начинала аплодировать, потом взглядывала на своего любимца и, видя его окаменелость, смущённо замолкала. Я очень интересовался его впечатлением и впоследствии узнал, что он ушёл, недовольный концертом.

Был мой концерт в Саратове (от Консерватории) и планируется в Москве (от «Музыкального Современника»). Я еле выехал: в центре России бушуют метели с чудовищными заносами и опозданиями поездов на сутки, да ещё назначили для подвоза в столицу продуктов «товарную неделю» (даже две) с отменой всех удобных поездов. Читать далее

Был ужин. Метнер устал и не приехал, но была Кошиц. Я её очень ценю как певицу, да и как женщину, пожалуй, она мне нравится (недаром она увлекла Рахманинова), но она так трещала осенью  про то, какая она замечательная, что я до сих пор стал к ней в оппозиции и демонстративно не обращал на неё внимания. Это её, по-видимому, задело и она решила в этот вечер за меня приняться, и действительно принялась. Читать далее

Сегодня дома провели очередной шахматный турнир. Моя новая идея: все участники играют между собой одновременно. Поэтому для шести человек нужно было пятнадцать досок, а так как играли по три партии, то сорок пять. Все ходили, не присаживаясь, всё время и молча делали ходы. Лишь иногда раздавался вопль, что такой-то ход неверен, и мне приходилось улаживать.

Сегодня я играл мой 1-й Концерт в ИРМОИРМО — императорское Русское музыкальное общество, действовавшее со второй половины XIX века. Цель общества —содействовать распространению музыкального образования, приобщению широкой публики к серьёзной музыке, «поощрению отечественных талантов».. Концерты ИРМО ныне весьма парадны и набиты публикой битком. Концерт на репетиции сошёл хорошо, а вечером и вовсе. Был успех, а две неизвестных, не пропустивших ни единого моего выступления без цветов, на этот раз поднесли венок с надписью «Молодому гению».

Встреча Нового, 1917 года произошла у нас на сей раз с необычайной помпой, в создании которой приняли участие художники Яковлев (Саша Яша) и ШухаевВасилий Шухаев — русский живописец, график, сценограф. (Шух), наши дети и их товарищи и наша гордость Прокофьев (Прокошка). Пришла масса гостей. Особенно эффектным и даже жутким получилось появление колоссальной фигуры Старого года, составленной из Саши Яши, сидящего на плечах у Шуха. Надетые на руки и на ноги исполинские белые картонные ладони и ступни придавали полную иллюзию, что перед нами настоящий гигант. Читать далее

Был сегодня я на концерте Метнера, где целый ряд его романсов пела Кошиц, молодая певица жгучего характера, с разнообразной градацией нежностей в интерпретации, которую весьма захвалили при нынешнем появлении в Петрограде. Я очень люблю играть на рояле сонаты Метнера и вообще очень люблю его, отводя ему, однако же, лишь небольшой угол во дворце русской музыки, — но его романсы плохи, ибо он не понимает текста.

Зашел к Серебряковой. Потом у Бенуа. Под музыку рисование 5 метров грандиозной картины. Рисовали по 3 и чуть ли не по 7 человек. Сразу переоделись в смешные нелепые маски. Картинка: 3 девы Бенуа на берегу моря делают гимнастику в полосатых купальных костюмах. Сомов путешествует по Египту на верблюде. Бенуа, коронованный амурами. Весна — фон для группы из живых масок. 

Мило и весело. Прокофьев аккомпанировал рисованию картины на рояле. Возвращался с Валечкой пешком. Чудная ночь.

Вчера разнёсся слух об убийстве Распутина (имя его войдёт и в историю, и в литературу, а может и в музыку — сюжет для оперы?!!), все поздравляли друг друга, вечером на концерте Зилоти потребовали гимн. Газеты молчали, а в публике шептались, что убил граф Сумароков-Эльстон по жребию, брошенному между гвардейскими офицерами. С «Игроком» дело движется. По крайней мере, каждый день репетиция и спевка, на которые я по болезни не мог ходить. Сидел дома и инструментовал антракт. Никак он мне не давался, пока я, наконец, не догадался написать сначала эскиз партитуры, строчек на восемь.

Получил предложение играть в Саратове — с удовольствием, ибо раза два в зиму прокатиться очень приятно. Буду играть целый вечер один, и рад, что это будет как бы репетицией в провинции для клавирабенда в столице.

После концерта я проводил время так: дважды обедал у ВеринаПоэт Борис Башкиров., где совершенно необыкновенное внимание мне оказывал брат Владимир, заставлял играть ему «Похоронный марш» Шопена и не то в шутку, а то и серьёзно, предлагал женить на дочке самарской богачихи с состоянием в шестьдесят миллионов, не более и не менее. Был я у ОбуховаНиколай Обухов — русский композитор, теоретик музыки, изобретатель музыкальных инструментов и собственной системы нотации., который играл свои новые сочинения. Я говорил, что они имеют вертикальный интерес и никакого горизонтального, т.е. гармонии, скорее, аккорды интересны, но связи нет, мелодические линии наивны, а местами — о, ужас — пошло.

От неизвестной поклонницы Ванды Оссолинской получил пламенное послание за концерт (письмо кончалось: «прощайте, кудесник, любимец богов»). Но, конечно, главное внимание — ПолинаВозлюбленная Прокофьева — Полина Подольская, студентка из Харькова, которую композитор пытается перевести в столичный Медицинский институт, при котором ей, как еврейке, может помешать трёхпроцентная норма по набору., особенно, когда она написала, что живёт только надеждой перевода в Петроград. Я решил обратиться к Гессену, но смущался, что с пустяками пристану к человеку, занятому чуть не государственными делами. Читать далее

В Киев поезд пришёл ни свет ни заря — в шесть часов. Пока я выбрился на переполненном офицерами и солдатами вокзале (войска перебрасывались в Румынию) — на дворе рассвело и к девяти часам я отправился прямо на репетицию. Что ж, играют ничего, хотя, конечно, оркестр неуверен, а ГлиэрРейнгольд Глиэр — директор Киевской консерватории, дирижер, композитор. машет довольно плохо, но мне не хотелось придираться. С Глиэром у меня отличные отношения и, по традиции, с детских лет он до сих пор зовёт меня Серёжей и «ты», а я его Рейнгольдом Морицевичем и «вы». Обедали у французского консула, местного богача, еврея Болаховского. Так как билетов в Москву не было, то он звонил к коменданту и устроил мне место первого класса как посланному от французского консульства.

 

БоровскийАлександр Боровский, пианист. давал свой концерт. Памятуя его великолепное прошлогоднее исполнение моего «Скерцо» Ор.12, я с нетерпением ждал моей 2-й Сонаты, но был разочарован: первая часть была сыграна без теплоты, «Скерцо» — слишком быстро и потому неясно, andante — хорошо, а финал был скомкан в преувеличенном темпе. На другой день мы завтракали у «Медведя», и я предостерегал его, что из Боровского-музыканта он становится Боровским-первым любовником, который очаровывает публику пассажами, пианистическими эффектами, но забывает о сути.

Был я у Бальмонта. Несколько человек гостей: чёрствый и знаменитый Сологуб, человек пять скромных поэтёнков и две хорошеньких декадентских девицы.

Бальмонт мил, рыж, мёрз от холода, на плечах шарф одной из дев, интересовался моей музыкой, увлёкся (к большой моей радости) пятым «Сарказмом» и подарил свою книжку с надписью «Волшебнику звуков С.С. Прокофьеву, в высокий дар которого я верю». Я был этим очень горд.

У меня было мерзейшее настроение. Причины — не более как досадные недоразумения, презабавно рассеянные на другой день. Исполнение «Алы» носило парадный характер — масса желающих её слышать, все билеты проданы и прочее. Приятной радостью для меня было, когда после первых тактов я услышал, насколько лучше звучит оркестр на эстраде и с железным занавесом. Читать далее

Бальмонт обещал заехать на «Алу», несмотря на то, что у него в этот вечер будут гости.

Возраст: 25
Живет в: Петроград
Профессия: композитор

в этот день:

Сегодня день рождения у
Луис Бунюэль
-17
В Петрограде
-16
В Москве
Индексы
24.68
Мясо парное
(1 сорт, пуд)
35
Лён отборный
(пуд)
2.35
Зерно
(пуд)
144
Валюта
(10 фунтов стерлингов)