Новый пост
Свободная
история

Василий Шульгин

Без вымысла

Проект 1917 — это события, произошедшие сто лет назад и описанные их участниками. Только дневники, письма, воспоминания, газеты и другие документы

Рано утром ко мне пришли неожиданные посетители: один был бывший министр, другой — товарищ министра. П.Н. был единственным из министров, который одинаково был любезен и «двору» и «общественности». Он был умен, ловок, очень тактичен, по убеждениям — консерватор, но понимал мудрость латинской поговорки: «Bis dаt, qui сitо dаtЛат. — «вдвое дает, кто быстро».» Читать далее

Еще хуже стало, когда Распутина убили. Раньше все валили на него. А теперь поняли, что дело вовсе не в Распутине. Его убили, а ничего не изменилось. И теперь все стрелы летят прямо, не застревая в Распутине. Итак, надо выиграть время. Два-три месяца.

Вдруг вспомнилось, как однажды Столыпин произнес свою знаменитую фразу: «Никто не может отнять у русского Государя священное право и обязанность спасать в дни тяжелых испытаний богом врученную ему державу».

Большая комната. Тут все. Во-первых, члены бюро Прогрессивного блока и другие видные члены Думы: Милюков, Шингарев, Ефремов, кажется, Львов, Шидловский. Был и Гучков, кажется, князь Львов. Сначала разговаривали — «так», потом сели за стол. Чувствовалось что-то необычайное, что-то таинственное и важное. Разговор начался на ту тему, что положение ухудшается с каждым днем и что так дальше нельзя, что что-то надо сделать. Необходимо сейчас же. Необходимо иметь смелость, чтобы принять большие решения… серьезные шаги… Но гора родила мышь… Так никто не решился сказать… что они хотели? Что думали предложить?

Шингарев пришел ко мне:

— Настроение уже перемахнуло через нашу голову, оно уже левей Прогрессивного блока. Придется считаться с этим. Мы уже не удовлетворим… Уже не сможем удержать… Страна уже слушает тех, кто левей, а не нас. Поздно. Если власть на нас свалится, придется искать поддержки расширением Прогрессивного блока налево.

— Как вы себе это представляете?

— Я бы позвал Керенского. Гораздо выгоднее иметь его с собой, чем против себя.

Путешествует в Петроград

Они его действительно убили… Это попытка спасти монархию старорусским способом: тайным насилием. Весь XVIII век и начало XIX прошли под знаком дворцовых переворотов. Когда «случайности рождения» (выражение Ключевского) подвергали опасности «самую совершенную форму правления — единодержавие». Какие-то люди, окружавшие престол, исправляли «случайности рождения» тайным насильственным способом…

В начале ХХ века эти люди стали мельче. На дворцовый переворот их не хватило. Вместо этого они убили Распутина.

Княгиня Васильчикова выслана из Петрограда за то, что обратилась с письмом к государыне с просьбой порвать с «темными силами». После ее высылки, произведшей большое неблагоприятное для властвующих впечатление, как слышно, многие высокопоставленные дамы написали такое же совместное письмо. Не знаю, что было дальше. Шульгин, смеясь, говорит, что фрейлина, взявшая его для передачи, утеряла его. Государыня рвет и мечет. Сделала визиты госпожам Штюрмер и Протопоповой. Говорят, что не опоздай она в Ставку на четверть часа, то Штюрмер остался бы у власти. По здешним сведениям, Протопопов хранит лишь видимость министра и через несколько дней попадет в обер-камергеры.

Путешествует в Киев

Хоровод «мятежных душ», не удовлетворенных жизнью, любовью. В поисках за «ключами счастья» одни из них ударяются в мистицизм, другие в разврат… Этот столичный хоровод, естественно, притягивает к себе из глубины России — с низов — родственные души…

Что же удивительного, что санкт-петербургская гирлянда — мистически-распутная — притянула к себе Гришку Распутина, типичного русского «хлыста»! Вот на какой почве произошло давно жданное слияние интеллигенции с народом! Гришка включился в цепь и, держа в одной руке истеричку-мистичку, а в другой — истеричку-нимфоманку, украсил балет Петрограда своим двуликим фасом — кудесника и сатира…

Член Государственной думы К., очевидно, не страдает теми предрассудками, которыми опутаны мы все. Вчера он пьянствовал с Гришкой. То, что он рассказывает, определенно — водка и бабы… Распутин есть функция распутности некоторых дам, ищущих «ощущений». У некоторых женщин чувственность просыпается только тогда, когда к ней прикоснется «герой». Герой нашего времени, разумеется. Это, вероятно, те, кто дают для данной эпохи наиболее нужное потомство. В этих случаях инстинкт женщины иногда на правильном пути. Она бессознательно стремится спасти вырождающуюся расу. Читать далее

Дума в лице Милюкова, Шингарева и Шульгина хочет использовать несчастье отечества и выторговать себе под шумок права заправского парламента. Для подчинения императорского правительства им нужны подходящие господа. Отсюда вместо разбора неотложных военных нужд у нас все эти дни идет травля министров.

Обед у Гессенов. Читали «исторические» речи Милюкова, Шульгина, Маклакова. Настроение начинает сильно напоминать настроение 1905 года. Впрочем, под «гражданским возмущением» немало низкопробной радости, что «господам теперь несдобровать». На меня эти речи не произвели ни малейшего впечатления, и мне кажется, что Государь может спать спокойно, пока имеется лишь угроза такой «оппозиции Его Величеству».

Вот еще один рассказ петербуржца Г., не имевшего, по-видимому, никаких причин пропагандировать Распутина. Он рассказал мне нижеследующее:

«Мы потеряли двух детей почти одновременно. Моя жена была в ужасном состоянии. Доктора ничего не могли сделать. Я страшно за нее боялся. Кто-то мне посоветовал позвать Распутина. Я позвал. И можете себе представить, он поговорил с ней полчаса, и она совершенно успокоилась. Просветлела и вернулась к жизни. Пусть говорят все, что угодно, все это может быть правда, но и это правда — то, что я вам рассказываю: он спас мою жену».

Таких рассказов я слышал несколько.

За кофе великий князь заговорил: «Дело обстоит так… Я решился написать письмо Государю. Но совершенно откровенно… до конца. Все-таки я значительно старше, кроме того, мне ничего не нужно, я ничего не ищу, но не могу же я равнодушно смотреть, как мы сами себя губим… Мы ведь идем к гибели; В этом не может быть никакого сомнения. Я написал все это. Но письмо не пришлось послать. Я поехал в Ставку и говорил с ним лично. Я просил разрешения прочесть это письмо вслух… И я прочел».

Великий князь стал читать нам это письмо. В нем излагалось общее положение и серьезная опасность, угрожающая трону и России. Много места было уделено императрице. Была такая фраза: «Конечно, она не виновата во всем том, в чем ее обвиняют, и, конечно, она тебя любит». Но страна ее не понимает, не любит, приписывает ей влияние на дела, словом, видит в ней источник всех бед.

Царь только вчера получил речь Милюкова и дал телеграмму, чтобы Шуваев и Григорович поскорее бросились в Думу и покормили ее шоколадом уверения, заверения и уважения. Эти так сегодня и сделали.

Вот в этом вся суть: у нас, русских, нет внутреннего понятия о времени, о часе, о «пора». Мы и слова этого почти не знаем. Ощущение это чуждо. Рано для революции (ну, конечно) и поздно для реформ (без сомнения!). Читать далее

Правый Шульгин, кадет Милюков и ряд других ораторов разных партий произнесли громовые речи против правительства и распутинщины. В городе только и говорили об этих речах. Читать далее

Возраст: 39
Должность: депутат IV Государственной Думы
Убеждения: монархист

в этот день:

Сегодня день рождения у
Луис Бунюэль
-17
В Петрограде
-16
В Москве
Индексы
24.68
Мясо парное
(1 сорт, пуд)
35
Лён отборный
(пуд)
2.35
Зерно
(пуд)
144
Валюта
(10 фунтов стерлингов)