Новый пост
Свободная
история
Без вымысла

Проект 1917 — это события, произошедшие сто лет назад и описанные их участниками. Только дневники, письма, воспоминания, газеты и другие документы

Родзянко и я выдвинули три основных пункта возможного соглашения с социалистическими партиями: 1) единый фронт с союзниками; 2) полное доверие Временному правительству в новом составе; и 3) полновластие… Члены Временного правительства согласились с такой постановкой вопроса.

Я сказал большую речь на торжественном заседании четырех Государственных дум: «С этой самой кафедры несколько месяцев тому назад член Государственной думы МилюковЛидер Конституционно-демократической партии, министр иностранных дел Временного правительства (с 15 марта 1917 года) говорил о разных неполадках, творившихся тогда в связи с войной, и, приводя их, по поводу каждого факта спрашивал: “А это что, глупость или измена?”. Сейчас я, подражая Милюкову, использую его прием, его риторический вопрос. Читать далее

Одиннадцатая годовщина созыва Первой Государственной думы. К этому дню Комитет Государственной думы во главе с председателем 4-й Думы РодзянкоПредседатель IV Государственной думы решил созвать в Таврическом дворце, в зале заседаний Государственной думы, торжественное собрание членов всех четырех Государственных дум. Прямой целью этого собрания было обсуждение стоявших перед страной вопросов в связи с переживаемым кризисом.  Читать далее

Cостоялось в Таврическом дворце заседание депутатов всех четырех Дум. Начались речи. Князь ЛьвовМинистр-председатель Временного правительства, ранее председатель Всероссийского земского союза и Союза городов коротко заявил свою веру в победу. ГучковЛиберал-консерватор, оппозиционер, член IV Государственной думы, с 15 марта 1917 года - военный и морской министр говорил о расстройстве армии, о гибели, гро­зящей стране. ШульгинДепутат IV Государственной Думы в ядовитых словах свидетельствовал о бессовестной де­магогии ЛенинаЛидер партии большевиков и К° и вызвал страстную отповедь ЦеретелиМеньшевик, обрушившегося на контрреволюционную буржуазию, сеющую раздоры и готовящую гражданс­кую войну. «Ленин, — говорил Церетели, — великий патриот (с ударением на "пат"), а если буржуазия не понимает, то пусть она вспомнит, что против нее есть решительное средство — диктатура пролетариата!» Эти слова он воскликнул изо всех сил своих легких. Ныне сей мужчина называет себя другом свободы, имеет добродетели, играет роль большевицкой жертвы.

Часов около десяти премьер ЛьвовМинистр-председатель Временного правительства, ранее председатель Всероссийского земского союза и Союза городов открыл заседание. Советские люди широко раскинулись по зале — в уютнейших креслах, сильно располагающих ко сну. Министры и члены думского комитета расположились напротив — на министерских местах, в ложах журналистов и стенографисток… Читать далее

Город наводнили цыгане. Они прежде были в Новой Деревне, но это были цыганки-аристократки, такие, как Варя Панина, солнечная знаменитость. Женщина крайнего безобразия, с голосом совершенно исключительным, почти мужским. Она и пела такие вещи, как «Я вам не говорю про тайные страданья». Но, очевидно, около этих знаменитостей ютились и обыкновенные цыганки. Читать далее

«Министром пропаганды» я не стал, но Временное правительство, быть может, чтобы позолотить пилюлю, позвало меня на одно заседание. КеренскийМинистр юстиции, ранее член IV Государственной Думы предложил отменить смертную казнь. Отмена смертной казни во время войны, когда люди гибнут тысячами и не может быть другого наказания, было нечто невиданное в летописях истории. Наполеон говорил: «Если армия взбунтуется, то надо расстрелять половину, чтобы спасти остальных». Мы как раз были в полосе военного бунта. Однако никто не возражал, и я тоже. Я только спросил Керенского:

— Александр Федорович. Предлагая отмену смертной казни, Вы имеете в виду вообще всех? Вы понимаете, о чем я говорю? Читать далее

Занялся «КиевляниномОдна из популярных и влиятельных газет в Юго-Западном крае Российской империи.» — это причина, почему я остался в Петербурге. В сущности, мне нечего тут делать. Но раз я остался, то участвовал в политической жизни столицы. В общем она сводилась к митингам, уличным и в помещениях.

Уволен с поста директора Петроградского телеграфного агентства

Я хотел быть «министром пропаганды». Временное правительство передало в мое распоряжение ПТАПетроградское телеграфное агентство — центральное информационное агентство России начала XX века.. Не теряя времени, я написал телеграмму-статью и разослал ее по тремстам адресам. Эта статья появилась во многих газетах России. Звучала она примерно так: Читать далее

Почему я монархист, хотя именно я и принял отречение от престола государя императора. А вот почему. Все мы обыкновенные люди, чего-то добиваемся, чего-то желаем. Только один царь поставлен так высоко, что ему желать нечего. У него одно желание — благо народа. И это видно из того, что он добровольно отрекся от престола. Увидел, что благо народа этого требует, и отрекся. Читать далее

Много лет тому назад, 14 декабря 1825 года, были, как и теперь, Николай и Михаил. Николай был Государь. Михаил — его брат. Как и теперь, разразился военный бунт. Бунт декабристов. Что сделал Николай? Николай сказал: «Завтра я или мертв, или император. Завтра он вскочил на коня, бросился на площадь и картечью усмирил бунт». Что сделал Михаил? Он последовал за старшим братом…Как и теперь.

Я поднял глаза от бумаги. И увидел, как дрогнули штыки, как будто ветер дохнул по колосьям… Прямо против меня молодой солдат плакал. Слезы двумя струйками бежали по румяным щекам…

Тогда я стал говорить… Хорошо ли, плохо, — не знаю… Это кто-то другой говорил — кто больше, сильней, горячее меня… Читать далее

Я побежал в вагон государя, без доклада вошел в его отделение и спросил: «Неужели верно то, что говорит граф, — что Ваше Величество подписали отречение? И где оно?». На это государь ответил мне, передавая лежавшую у него на столе пачку телеграмм: «Что мне оставалось делать, когда все мне изменили? Первый НиколашаДядя Николая II, внук Николая I... (Николай Николаевич) Читайте». На мой вторичный вопрос: «Где же отречение?» — государь сказал, что отдал его РузскомуГлавнокомандующий армиями Северного фронта для отправки АлексеевуНачальник штаба Верховного главнокомандующего, с 24 марта 1917 года - Верховный главнокомандующий, на что я доложил государю, что, на мой взгляд, никакое окончательное решение принято быть не может, пока он не выслушает находившихся в пути ГучковаЛиберал-консерватор, оппозиционер, член IV Государственной думы, с 15 марта 1917 года - военный и морской министр и ШульгинаДепутат IV Государственной Думы. Государь согласился потребовать свое отречение обратно от Рузского.

Наши делегаты, ГучковЛиберал-консерватор, оппозиционер, член IV Государственной думы, с 15 марта 1917 года - военный и морской министр и ШульгинДепутат IV Государственной Думы, в 3 часа пополудни выехали навстречу царю.

Это продолжалось долго, бесконечно… Это не было уже заседание. Было так… Несколько человек, совершенно изнеможенных, лежали в креслах, а эти три пришельца сидели за столиком вместе с седовласым Милюковым. Они, собственно, вчетвером вели дебаты, мы изредка подавали реплики из глубины прострации…

Керенский то входил, то выходил, как всегда молниеносно и драматически. Он бросал какую-нибудь трагическую фразу и исчезал. Но в конце концов, совершенно изнеможенный, и он упал в одно из кресел…

Милюков продолжал торговаться… Читать далее

Приехали в Псков. На вокзале меня встретил какой-то полковник и попросил в вагон государя. Я хотел сперва повидать генерала РузскогоГлавнокомандующий армиями Северного фронта, для того чтобы немножко ознакомиться с настроением, которое господствовало в Пскове. Мы с ШульгинымДепутат IV Государственной Думы направились в царский поезд. 

Голубоватые фонари освещали рельсы. Через несколько путей стоял освещенный поезд… Мы вошли в вагон. Это был большой вагон-гостиная. Зеленый шелк по стенкам. Несколько столов. В дверях появился ГосударьРоссийский император. Он поздоровался с нами, подав руку. Говорил ГучковЛиберал-консерватор, оппозиционер, член IV Государственной думы, с 15 марта 1917 года - военный и морской министр. И очень волновался. Гучков говорил о том, что происходит в Петрограде. Государь смотрел прямо перед собой, спокойно, совершенно непроницаемо. Единственное, что, мне казалось, можно было угадать в его лице: «Эта длинная речь — лишняя». Государь ответил. Читать далее

Приехал КеренскийМинистр юстиции, ранее член IV Государственной Думы. Мы с ним все неудержимо расцеловались. Относительно смен старого персонала, уверяет, что у синодального ЛьвоваМинистр-председатель Временного правительства, ранее председатель Всероссийского земского союза и Союза городов есть «пафос шуганья» (не похоже), наиболее трусливые МилюковЛидер Конституционно-демократической партии, министр иностранных дел Временного правительства (с 15 марта 1917 года) и ШульгинДепутат IV Государственной Думы (похоже). Бранил Соколова. Дима спросил: «А вы знаете, что Приказ № 1 даже его рукой и написан?».

Керенский закипел. Читать далее

В пятом часу ночи мы сели с Гучковым в автомобиль, который по мрачной Шпалерной, где нас останавливали какие-то посты и заставы, и по неузнаваемой, чужой Сергиевской довез нас до квартиры Гучкова. Там А.И. набросал несколько слов. Этот текст был составлен слабо, а я совершенно был неспособен его улучшить, ибо все силы были на исходе.

 

 

Возраст: 39
Должность: депутат IV Государственной Думы
Убеждения: монархист

В этот день:

+9
В Петрограде
+10
В Москве
Индексы
24.68
Мясо парное
(1 сорт, пуд)
31.5
Лён отборный
(пуд) «посл. данные»
2.35
Зерно
(пуд)
183.5
Валюта
(10 фунтов стерлингов)