Новый пост
Свободная
история

Черный передел

Самодержавия уже нет, а земельный вопрос до сих пор остается. Крестьянские общины ждут «черный передел» земли с 1861 года и недовольны медлительностью новой власти. Пока в столице идут бесконечные политические споры, в провинции начинается массовый самозахват помещичьих участков.

Без вымысла

Проект 1917 — это события, произошедшие сто лет назад и описанные их участниками. Только дневники, письма, воспоминания, газеты и другие документы

Коля сеялку не дал, я поехал к Андрею, и тот пришел на поле и научил меня сеять руками:

— Леши, а хочешь и не леши — рука меру знает, горсть укажет. Из-под низу вей, кидай, с гордостью, с гордостью, полную горсть бери, махай, пускай не задерживая. Под ветер иди! Во имя Отца и Сына и Святого Духа!

Раньше удивлялся на вымирающих стариков, сеющих руками, а теперь сам хожу. Как это было красиво смотреть и как тяжело нести на шее пуд ржи.

Из Чернобыля надо было ехать сорок верст на лошадях через сосновые леса и сыпучие пески. Лошади  брели шагом. Поскрипывали колеса, от старой сбруи пахло дегтем. Возница — маленький «дядько» в худой коричневой свитке — все спрашивал: Читать далее

Таня-дочь ездила в Басово; ее интересует деревенская политика.

Деревня наша жаждет законности, крестьянство инстинктивно хочет прочности, устойчивости, порядка, равного для всех. В деревне — законодательный голод. Мы ей законов не даем, и начинается вовсю сепаратное законодательство. Земельные комитеты уже давно стоят, сдерживая крестьян от явочных действий. Чем дальше, тем это становится труднее.

Наш народ твердо решил оставить за собой право… на переход всей земли от частной собственности в общественную. Он не расстанется с этим правом ни при каких условиях, и если возникнут попытки контрреволюции, то это приведет только к кровопролитию, нисколько не обеспечивая торжества врагам народа.

Приехать в Петер­бург тоже хочется и в Аполлоне побывать! Но крестьяне обещали уничтожить Слепнёвскую усадьбу 19 августа, потому что это местный праз­дник и к ним приедут «гости». Недурной способ занимать гостей. Я хожу дергать лен и пишу плохие стихи.

Овес скосили. Тощий овсишка и непрактичный. Хороший овес косишь, так он метелками, как золото, звенит, косишь, будто золото швыряешь. А то, что это? И вот смотрите, что это заходит, туча, говоришь, нет, это не туча, а скорбь, что-нибудь уж будет: или роса или… скорбь! Читать далее

Выборы будут совершенно случайные. Единственное стремление: земля. И в Шишаках, и в Ереськах выбраны пока не лучшие, а худшие, и главным образом безземельные. А более зажиточные и хозяева стоят в стороне. Кажется, начинают группироваться в партии хлiборобiв. Не знаю, кого больше. 

Последнее время, говорят, начинается отпор в деревнях, организуются мелкие собственники и, говорят, за последнюю неделю в этом смысле начинается резкий перелом в Шишаках. Впечатление такое, что в деревне происходит перелом в связи с общим положением,все (и Яковенки, которые поправели и сами говорят, что кругом все очень поправели) одобряют меры суровые Корнилова и Керенского. Дезертиры, которые были в Шишаках, исчезли — большей частью сейчас отправились на фронт, отдельные немногие, говорят, очень скрываются. Прочел с величайшим интересом брошюру Реклицкого: «О земле в Полтавщине». Очень умная и чрезвычайно поучительная вещь, заставляющая думать. Хочу о ней написать в «Речь».

Старуха на улице:
— Говорят, всю землю поделят! Чтоб ни у кого, значит, ничего…
— Чтоб у всех — всё — бабушка!
— А я-то себе на той неделе место на Ваганьковском купила!..

Деревня — сущий рай. Мужики клянутся, что дом наш на их костях стоит. Выкосили наш луг, а когда для разбора этого дела приехало начальство из города, они слезно просили: «Матушка барыня, простите, уж это в последний раз!». Тоже социалисты! Вообще, тьма кромешная царит в умах.

Кадеты, считающие, что весь государственный смысл воплощен в них, называют законопроект «факелом, брошенным в страну, чтобы зажечь ее изнутри». Они ошибаются. Они нашли своевременным поднять клик: не троньте земли до Учредительного собрания, называя нашу земельную политику «партийной». Все мы видим, однако, сколь смешна эта политическая авантюра кадетской партии. Кого Господь собирается погубить, у того предварительно он отнимает разум, говорит русская поговорка. Для нас не тайна, почему разум отнялся вдруг у этой партии. Читать далее

И целый день, своих пугаясь стонов,
В тоске смертельной мечется толпа,
А за рекой на траурных знаменах
Зловещие смеются черепа.

Вот для чего я пела и мечтала,
Мне сердце разорвали пополам,
Как после залпа сразу тихо стало,
Смерть выслала дозорных по дворам.

Красивый солнечный закат. Пленный косил тимофеевку. СережаСергей Толстой, сын Льва Толстого. уехал в Москву с Душаном Владимировичем, племянником Душана ПетровичаДушан Маковицкий — словацкий врач, писатель, переводчик. Врач семьи Толстого и яснополянских крестьян.. Настроение Сережи меня пугает и огорчает. Беспорядки в НикольскомНикольское-Вяземское — фамильное имение Толстых., земельные и имущественные, принимают угрожающий характер.

Государственное чувство «наше все» сначала простирается на все видимое (выбирают тоже только видимое), и притом — это видимое вокруг деревни взять себе лично, использовать. И вот потащили лес каждый себе, и каждому нельзя отставать от другого, и даже тот, кто сокрушался об этом хищении, председатель комитета, потащил себе. Читать далее

В этот день:

+19
В Петрограде
+18
В Москве