Новый пост
Свободная
история
Без вымысла

Проект 1917 — это события, произошедшие сто лет назад и описанные их участниками. Только дневники, письма, воспоминания, газеты и другие документы

Ночью меня разбудило чье-то тяжелое дыхание в моей спальне. К несчастью, лампа возле моей кровати не горела (хотя электричество было восстановлено). Я спросила, кто здесь, и услышала чьи-то тихие шаги, а затем дверь моей гардеробной закрылась. Я вскочила с постели, бросилась в гардеробную и включила свет. Комната была пуста, но, когда я открыла дверь в коридор, то увидела исчезающую за углом фигуру солдата. Наутро я обнаружила, что все золотые и серебряные вещицы из моей гостиной были украдены. 

Как-то раз великая княжна ТатьянаВторая дочь Николая II и я наблюдали из окна за одним из охранников, который нес службу прямо перед дворцом. Явно удрученный несправедливостью стоять на своем посту, он притащил из какой-то дворцовой комнаты позолоченное кресло и удобно расположился в нем, откинувшись на спинку и наслаждаясь видом окрестностей. Винтовка при этом лежала у него на коленях. Читать далее

Третьего апреля во дворце впервые появились новые правители страны. Для встречи с государственными заключенными прибыл КеренскийМинистр юстиции, ранее член IV Государственной Думы — министр юстиции Временного правительства. Он хотел лично убедиться в том, что все распоряжения нового правительства выполняются неукоснительно. Прибытие во дворец министра юстиции вызвало большой переполох среди солдат охраны и слуг, многие из которых подобострастно лебезили перед ним. Читать далее

Мария НиколаевнаТретья дочь Николая II настолько плоха, что доктор Боткин попросил меня предупредить императрицу, что ее дочь может умереть. Я отказалась это сделать, объяснив, что ее величество достаточно хорошо представляет грозящую ее дочери опасность, так что не стоит облекать ее страхи в слова. Как потом оказалось, я была права, поскольку как раз в эту ночь в ходе болезни наступил перелом, и сильный организм великой княжны благополучно справился с болезнью.

Первые дни после возвращения императораРоссийский император в Царское Село стали, по словам императрицы, затишьем после бури. Наконец-то он был снова дома, и императрице казалось, что уж теперь-то ситуация должна меняться к лучшему. Но граф Бенкендорф опасался возможных обысков и судебного процесса против императора. Он видел всевозрастающую враждебность солдат и, будучи сам солдатом, понимал, что офицеры почти потеряли контроль над своими подчиненными.

ИмператрицаРоссийская императрица, жена Николая II очень похудела и постарела за эти дни. Обычно она сидела в полном молчании, никто не решался коснуться событий минувшего дня.

Бенкендорфы, НарышкинаСтатс-дама, обер-гофмейстерина императрицы, Шнейдер, ЖильярПридворный учитель французского языка, наставник цесаревича Алексея и я без колебаний согласились подвергнуться аресту вместе с императрицей. Так же поступила и графиня Гендрикова, вернувшаяся из Крыма на следующий день. Генерал Ресин уехал, так как солдаты его полка отказались избрать его своим командиром. Граф Апраксин попросил разрешения остаться на пару дней, а затем тоже уехать, поскольку ему казалось, что он сможет быть более полезным императрице, присматривая за ее учреждениями в столице.

Запасы провизии во дворце и казачьих казармах постепенно подходили к концу. Воду отключили еще в начале революции, и теперь ее можно было достать, лишь разбив лед на пруду.

Шестнадцатого марта во дворец пешком вернулись несколько наших слуг, находившихся в Петрограде. От них мы узнали, что в столице распространяются листовки с известием об отречении императора. Поначалу никто во дворце не поверил этим чудовищным новостям — они казались просто немыслимыми. И каким образом император мог оказаться в Пскове, если последнее, что мы о нем слышали, — это то, что он выехал из Ставки в Царское Село?

Татьяна Николаевна получила в результате болезни серьезное осложнение на уши и на время почти оглохла. То же самое произошло и с Анастасией Николаевной. Мария Николаевна, стойко державшаяся все предыдущие дни, теперь тоже заболела. В течение этого мучительного дня она чувствовала себя (как она мне о том сказала) «совсем не в форме». Я умоляла ее лечь в постель, так как у нее явно была высокая температура, но она и думать не хотела об этом «до тех пор, пока не вернется папа». Мария Николаевна упросила меня ничего не говорить императрице, и я согласилась, но лишь при условии, что сама великая княжна не будет больше выходить на улицу. Однако Мария Николаевна не дождалась приезда императора. Она сильно простудилась и в результате заболела двусторонним воспалением легких. Она лежала почти при смерти, и температура не опускалась ниже 40 градусов. В бреду бедная Мария Николаевна спасалась от воображаемых солдат, которые пришли, чтобы убить ее мать!

Прошел слух, что император покинул Псков, где он подписал отречение от престола, и направился в Могилев (но все эти слухи были недостоверны). Я никогда не видела императрицу в таком отчаянии. Она старалась не говорить о своих страхах, но было очевидно, что ее постоянно мучает мысль о возможном убийстве императора. Она не могла понять, почему теперь, после своего отречения, он ничего не сообщал о себе и не пытался выяснить, каково состояние его детей.

Бенкендорфы, граф Апраксин и я провели всю эту ночь в комнатах императрицы, чтобы быть рядом с ней на случай внезапной атаки. Затем к нашей компании присоединился еще один человек — адъютант императора граф Адам Замойский. Граф, услышав об опасности, грозящей императрице и ее детям, с большим трудом выбрался из столицы и прибыл в императорский дворец, пройдя при этом часть пути пешком. Он оставался во дворце до тех пор, пока не был отозван приказом, поступившим из Ставки. Я тем более хочу отметить поступок графа, который, не колеблясь, пришел на помощь императрице, что он был одним из тех адъютантов императора, кого ее величество знала очень плохо. Немного позже во дворец прибыл другой адъютант императора — полковник Линевич. Вечером императрицу отвезли в ее кресле к госпоже Вырубовой, которая была напугана звуками выстрелов.

В течение этой ночи ее величество несколько раз приходила к нам с графиней, чтобы выяснить, нет ли каких новостей о происходящем за стенами дворца или об императоре. В один из таких приходов императрица принесла немного печенья и фруктов для графини — она всегда держала какое-то количество их в своей спальне, чтобы можно было поесть во время бессонных ночей. Тогда же я заметила, насколько незначительны были для нее в тот момент какие-то обыденные мелочи: так, она даже не заметила, что не надела свои туфли и пришла к нам (как и лежала) в одних чулках.

В какой-то момент мы с графиней услышали внезапный шум тяжелых шагов на балконе за комнатами императрицы. И я, и графиня сразу же подумали о том, что нападающие прорвали линию обороны и пришли захватить императрицу. Я направилась к балконной двери, попросив графиню Бенкендорф отвести императрицу наверх к детям, пока я буду вести переговоры с солдатами. К моему огромному облегчению, я обнаружила, что человек, поднявший столько шума, был одним из моряков охраны. Он плохо представлял себе планировку дворца и потому, направляясь греться в подвал (на улице в то время было 22 градуса ниже нуля), по ошибке свернул не в том направлении.

Четырнадцатого марта мы еще не получили никаких известий о судьбе императора. Стрельба за стенами дворца постепенно стихла. Мятежники решили присоединиться к своим товарищам в Петрограде и там уже подождать развития событий. Тринадцатого марта императрица послала за великим князем Павлом, дядей императора. Позднее великая княжна Мария, находившаяся в соседней комнате, говорила мне, что беседа их протекала очень бурно, и императрица резко отзывалась о том обстоятельстве, что все войска Петроградского округа были сформированы из рабочих с соседних фабрик.

Императрица сказала мне, что отъезд был бы «похож сейчас на бегство», к тому же, она опасалась перевозить своих детей, пока те находились в таком тяжелом состоянии. Однако утром она сказала мне, чтобы я начала, «не торопясь, паковать свои вещи, чтобы можно было при необходимости сразу уехать вместе с императорской семьей из дворца». В это утро вновь был поднят вопрос об отъезде императрицы, но, как оказалось, — слишком поздно.

Из всех придворных дам только я и чтица императрицы, госпожа Шнейдер, находились на тот момент во дворце. Госпожа Нарышкина была тогда в Петрограде. Она смогла прибыть в Царское Село лишь 20 марта. Графиня Гендрикова уехала к больной сестре на Кавказ. Генерал Ресин, генерал Добровольский и полковник Гротен были все это время во дворце, так же как и доктора Боткин и Деревенко и наставник цесаревича Пьер Жильяр. Граф Апраксин прибыл по просьбе графа Бенкендорфа утром 13 марта, а сами граф и графиня Бенкендорф 13-го вечером переехали из здания Лицея во дворец и поселились в комнатах графини Гендриковой.

Мне вновь пришлось сообщить императрице о мятеже в войсках. В это время она находилась у больных, и, когда я поднялась наверх, она как раз переходила из одной комнаты в другую. Она совсем не была испугана, однако очень болезненно восприняла известие о том, что гарнизон Царского Села, в чьей преданности она была уверена, тоже перешел на сторону мятежников. Императрица сразу же пошла к детям и сказала им, что в Царском Селе проходят военные маневры (благодаря такому известию они должны были без страха слушать звуки выстрелов). Читать далее

Вечером, около 9 часов, ко мне входит баронесса БуксгевденФрейлина императрицы Александры Федоровны. Она только что узнала, что Царскосельский гарнизон взбунтовался, и на улицах стреляют. Надо предупредить ИмператрицуРоссийская императрица, жена Николая II, которая находится у великих княжон. Как раз в эту минуту она выходит в коридор, и баронесса ставит ее в известность о том, что происходит. Мы подходим к окнам и видим, как генерал Рессин с двумя ротами сводного полка занимает позицию перед дворцом. Я замечаю также матросов гвардейского экипажа и конвойцев. Ограда парка занята усиленными караулами, которые находятся в полной боевой готовности.

В эту минуту мы узнали по телефону, что мятежники продвигаются в нашем направлении и что они только что убили часового в 500 шагах от дворца. Ружейные выстрелы все приближались, столкновение казалось неизбежным. Читать далее

В понедельник, 12 марта, я позвонила по просьбе императрицы в Петроград, госпоже Сазоновой (это было в 9 часов утра) и пригласила ее приехать на завтрак в Царское Село. Госпожа Сазонова ответила, что нет никакой возможности добраться до станции. На улицах шли сражения, а Преображенский полк, чьи казармы находились прямо напротив ее дома на Кирочной, присоединился к мятежникам, и теперь там слышна стрельба из пулемета. Ее брат, сенатор Нейгардт, в доме которого она находилась, продолжил разговор со мной. Он выяснил, что нам во дворце ничего не известно о происходящем в столице, и дал мне полный отчет о событиях прошлой ночи и о том, что Преображенский, Павловский и Волынский полки присоединились к мятежникам. Сенатор также попросил меня рассказать обо всем императрице.

Возраст: 33
титул: баронесса
прозвище: Иза
интересы: изучение иностранных языков (английский, французский, немецкий, шведский, финский), благотворительность, чтение
Деятельность: фрейлина императрицы

В этот день:

Сегодня день рождения у
Константин Глобачев
+6
В Петрограде
+10
В Москве
Индексы
24.68
Мясо парное
(1 сорт, пуд)
31.5
Лён отборный
(пуд)
2.35
Зерно
(пуд)
144
Валюта
(10 фунтов стерлингов)