Новый пост
Свободная
история
9 марта

Маскарад

Премьерный показ спектакля Всеволода Мейерхольда

Без вымысла

Проект 1917 — это события, произошедшие сто лет назад и описанные их участниками. Только дневники, письма, воспоминания, газеты и другие документы

Это был спектакль-бенефис Юрьева, и он должен был получить звание заслуженного артиста. Ему было бы приятно получить какой-то привет от вдовствующей императрицы Марии ФедоровныВдова императора Александра III, мать императора Николая II, которая всегда была с нами очень мила. И вот приблизительно за неделю до его юбилея шла какая-то пьеса. Я вижу, налево в ложе сидит Игорь Константинович, сын великого князя Константина Константиновича, очень милый мальчик. Я, закрывшись муфтой, говорю: – Ваше Высочество, зайдите за кулисы, пожалуйста, мне очень нужно вас видеть. Читать далее

Мейерхольд во время работы над «Маскарадом» — это была сама энергия, порыв и творческое увлечение работой, которое заражало всех нас, участников спектакля. Мы впервые отошли от общепринятого в то время обычая играть Арбенина как душегуба-злодея, а старались воссоздать на сцене страдающего человека с сильными страстями, который в Нине видел единственную цель и оправдание всего своего существования.

Над «Маскарадом» мы работали с 1912 г., и я утверждаю, что ни над каким другим спектаклем мы не работали с такой охотой и увлечением, репетировали и разучивали каждую реплику, каждую мизансцену. Особенно трудной была вторая картина, где Всеволод Эмильевич требовал чрезвычайно точного ритма: слово должно было сочетаться со звуком.

В день премьеры уже было небезопасно ходить по улицам. Наше возбужденное настроение ещё больше усилилось, когда в фойе театра днем был убит случайно залетевшей пулей какой-то студент. И, тем не менее, премьера прошла благополучно; публика вызывала без конца исполнителей.

Я шел на «Маскарад» с далекой петербургской окраины. Недалеко от Троицкого моста посередине улицы лежал с разбитыми стеклами и погнутыми колесами трамвайный вагон. Днем по этой же улице двигались массы народа, требуя «хлеба» — и только ли хлеба? Еще вечером раздавались одиночные выстрелы. На улицах пусто. Царь-голод не вмешался еще в маскарад. Читать далее

«Маскарад»

Драма в 4 действиях (10 картинах). Сочинение М.Ю. Лермонтова

Декорации художника А.Я. Головина

Костюмы, мебель и бутафория по рисункам художника А.Я. Головина

Постановка режиссера Вс.Э. Мейерхольда Читать далее

В Александринском театре шел «Маскарад». Г. Мейерхольд строил свою постановку, как некий фараон свою пирамиду, в течение многих лет. На улицах, правда, еще отдаленных, постреливали, трамваи не ходили, фонари горели тускло… Одинокие извозчики заламывали бешеные цены. Слышались крики и собирались толпы с флагами. Было пустынно и жутко. Театр, однако, был полон – и по каким ценам! В 6 ряду кресло стоило 22 или 23 рубля… Но как же, г. Мейерхольд с г. Головиным еще, кажется, в министерство Столыпина начали свой великий труд постановки, репортеры звонили об этой сверх-изумительной постановке изо дня в день, г. Юрьев еще три месяца назад объявил, что все билеты расписаны, переписаны и проданы, и потому вотще все мольбы… И конечно, билет надо было достать какой угодно ценою. У подъезда театра стояли автомобили черными сплошными рядами. Все богатство, вся знать, вся огромная нажившаяся петроградская плуто, бюро и тыло-кратия были здесь налицо.  Читать далее

Романтизм надо искать в той сфере, в какую попадал Лермонтов, зачитываясь Байроном в московском пансионе. И не Венеция ли XVIII века, переданная между строк байроновской поэзии, дала Лермонтову ту сферу грез, ту сферу волшебного сна, какими овеян «Маскарад». Не эти маски, свечи и зеркала, не эти ли самые страсти у игорных столов, где карты засыпаны золотом, не эти ли интриги, возникающие из маскарадных шуток, не эти ли залы, где сумрачно, несмотря на блеск свечей в многочисленных люстрах, находим мы у Лермонтова в его «Маскараде»?Не эта ли самая венецианская жизнь, зараженная магизмом, всегда скрытым в картах и в золоте, сквозит в образах лермонтовского «Маскарада», стоящих на границе с бредом, с галлюцинацией.

Работа над постановкой «Маскарада» продолжалась 5 лет, при чем за все это время не прерывалась. Для создания особого маскарадного стиля спектакля я собирал документы в Париже, Дрездене, Лондоне, Лейпциге и других городах Европы. Большое количество собранного материала было использовано не целиком, а как канва для узоров.

Генеральная репетиция состоялась в конце февраля 1917 г., когда на улицах раздавались выстрелы. Эти события едва не сорвали репетицию, т.к. молодые артисты труппы неожиданно были затребованы по телефону в казармы. С большим трудом удалось отстоять их. Но в самый день спектакля было довольно тихо, и он прошел с большим успехом.

Выбравшись из-за кулисной толчеи через актерский подъезд на улицу, я с удивлением увидел, что вокруг театра не было ни одного извозчика и ни одного автомобиля. Площадь перед театром была безлюдна. Я сделал несколько шагов, когда неожиданно где-то поблизости затрещал пулемет. Перейдя с опаской пустыню Невского проспекта, я завернул за угол и увидел перед собой баррикаду, сложенную из опрокинутых саней, каких-то ящиков и столбов. Все стало ясным: революция. читать дальше

Я одеваюсь: черное атласное старинное платье, черное домино и маска, браслет на руке… Браслет, из-за которого погибла несчастная Нина. Шлейф, черный бархат которого полтора года вышивали розами и золотом в швейных мастерских императорских театров… Тихо дрожит на моей голове убор из розовых страусовых перьев… Быстро идет спектакль, мелькают бесчисленные интерьеры… Я мечусь, отравленная, по сцене, и мне кажется, что я действительно умираю. Прозвучало проклятье. Нина умерла… Или это я умерла – не знаю… Пол звуки заключительных аккордов тихо опускается черный прозрачный флеровый занавес с незабываемым венком белых роз, созданных гением Головина… Я стою в кулисе и дрожу от ужаса перед чем-то грозным, неизбежным, что вот-вот сейчас произойдет… В смертельном ужасе, захлебываясь криком, я бегу со сцены, задевая кулисы, наталкиваясь на рабочих… Я на улице… Бегу по Невскому… Крики, выстрелы… Кто-то упал и задергался в судорогах… Революция… Опять залп, и я падаю лицом вниз на скользкую мостовую.

Какой блестящий расточительный фейерверк этот беззаботный спектакль! Как эффектен просцениум с белыми колоннами и золотом; как хитро запутан ряд фестонов гигантских портальных ламбрекенов, в просветах которых виднеются золотые балконы и вазы; как пышны шуршащие занавесы, затканные серебром и шелком, чередующиеся в пьесе один за другим; как элегантен желтый кабинет с отполированной мебелью, с тонким плющом, обвивающим окно, расписанное морозным узором, и как восхитительно звучит там музыка изысканных курантов Глазунова.

Ясно, что в «Маскараде» Мейерхольд увидел лишь один маскарад и до гения Лермонтова, до романтики, до драмы Арбенина и Нины ему, в сущности, было очень мало дела… И дальше всего от Лермонтова уж, конечно, весь «балет» в картине маскарада. Это сцена для какой-то ультрасовременной пьесы Кузмина или для балета Нижинского, где все так замысловато запутано (даже не замечаешь главной сцены потери браслета…), так изысканно и прилично, что и сам Арбенин не осудит легкомыслия Нины, появившейся на этой великолепном аристократическом празднестве, на таком ужасно благовоспитанном «Carnaval de Venice»… Читать далее

То, что сделано Головиным совместно с Мейерхольдом, бесспорно драгоценность, целая груда драгоценностей, сверкающих столь ослепительным блеском, что глаза разбегаются, не знаешь куда смотреть и чувствуешь себя почти не в силах воспринять в короткий срок такую массу зрительных впечатлений, причем впечатления слуховые отходят куда-то на задний план, а в этом-то и есть прямой ущерб для Лермонтова. Читать далее

Можно сказать, что основным принципом всей сценической постановки было желание во что бы то ни стало избежать задержек при перестановке декораций. И задача эта практически была разрешена применением двойной шекспировской сцены, наличие принципов которой мы без всякого сомнения встречаем в этом спектакле.

На всех представлениях «Маскарада» всего интереснее было поведение зрительного зала, того четвертого элемента, без которого немыслим театр. Здесь, именно здесь решался бой, ибо на сцене силы противников были далеко не равны. Результаты боя известны. Обе партии, разойдясь непримиренными, сыграли вничью. Общий вывод: условный театр существует, но покамест нет актеров, могущих принять участие в его спектаклях. Читать далее

Городовые стояли на перекрестках по двое. Было холодно. По улицам ездили казачьи разъезды, довольно спокойные, пересмеивающиеся. На Знаменской площади казак убил офицера. На перекрестках стояли пулеметы, у пулеметов – солдаты, а вокруг солдат – женщины, старые и молодые, мужчины все немолодые, солдаты жались и разговаривали с народом. Маленькие пулеметы, которые здесь гнездились не в окопе, не в гнезде, а прямо на мостовой, около тротуара, казались скорченными зверьками.

Шел «Маскарад» с Юрьевым в роли Арбенина. Думали отменить спектакль. Но министр двора Фредерикс, от которого зависели императорские театры, приказал: - Играть!

Шел 25-летний юбилей Юрьева; отмена спектакля произвела бы нежелательное впечатление в городе: еще подумают, будто в городе на самом деле что-то происходит. ЭйзенштейнСтудент шел с Таврической улицы на Невский смотреть спектакль. Читать далее

Лермонтов задумал написать злую критику на современные нравы. И то, что должно было быть главным в пьесе, делается фоном. С грибоедовским театром не справляется Лермонтов. Перевес берет шекспировский театр. С ним Лермонтов справляется блестяще, и драма ревности на первом плане.

Роль Арбенина всегда поручалась так называемому «герою-резонеру». Я пробую нарушить традицию. Читать далее

В этот день:

Сегодня день рождения у
Тамара Карсавина
-5
В Петрограде
-8
В Москве