Новый пост
Свободная
история

Василий Розанов

Русские как-то «не у себя дома в России».

Без вымысла

Проект 1917 — это события, произошедшие сто лет назад и описанные их участниками. Только дневники, письма, воспоминания, газеты и другие документы

На 200 лет Россия втянулась в косную, бессильную, немощную подражатель­ность Европе, сперва вообще, а с XIX в. — по преимуществу в германскую подражательность, плоды коей мы пожинаем сейчас.

Да не повторится же и не продолжится же это впредь! На свои ноги становитесь, на свои ноги!

Я пристал к мамочке, как проститутка к Мадонне.
И вся жизнь моя обратилась в плач.
Вот суть. Читать далее

Очень нередко бывало в истории, что маленькие, незаметные и безвредные учреждения и начинания оканчивались страшными и вредными. Кто помнит и знает начало инквизиции? «В зародыше» все безвредно именно оттого, что все очень мало. Кого пугает горящая спичка, от которой закуривают папиро­су? Но кого не печет, не жжет и не разоряет пожар? Таково соотношение между «зародышем» и его «последствиями», понятное, впрочем, всякому.

Суть русской жизни, суть русских людей — полное неумение жить. Ост­рый народец, создавший гениальные поговорки, — между прочим и поговор­ки в этом самом неумении жить, — создавший гениальные песни, «за душу хватающие»: но вот ему надо помочь соседу, помочь в простой, несложной беде, – и он начинает чесаться, размышлять, – не уверен, не заплатит ли ему сосед злом за добро... И, выговорив на этот случай и об этом самом соседе новый гениальный афоризм, поворачивается лицом к стене и снова засьпает, как спал и до той минуты, когда его разбудил крик боли из соседней комнаты.

С Рождеством Христовым!

Кто лезет на небо, непременно будет раздавлен небом. Сейчас какое же слово утешения для вас? Сейчас не может быть утеше­ния, а может быть дан только совет. Этот совет — вот он: жить одною семьею, чтобы в едином сердце бился единый пульс. Но как далеки мы теперь от этого и как это прежде всего необходимо! Помолимся же в этот день единым сердцем и поживем этот год единою думою.

Ни мороз, ни грязное петроградское лето, ни отчаянная дороговизна, ни, на­конец, напор немцев и отпор немцам не могут остановить нашествия «йо­гов» на Россию, которые идут на нее с какими-то мутными глазами и затхлы­ми душами и несут какие-то печальные истины, может быть и высокие, но определенно отчаянные, унылые, тоскливые, где нет ни божества, ни вдохновения. Читать далее

Труд, дело, творчество — вот к чему зовет нас этот год. Будь горд, русский человек, — вот завет на Новый год.

Вместе с Павлом Александровичем Флоренским мы — заядлые любовники монет. В письмах мы то любимся, то ссоримся, спорим о земле и о небе; но когда глаза наши устремлены по одной оси и перед нами лежит греческая монета, то мы только потрагиваем за руку друг друга и уже не можем ничего говорить. Мир умолкнул, толпы нет, на нас глянула жизнь из-за двух тысяч лет, и завороженные ею, мы ничего не видим, не слышим в «юдоли здешней», иде же бысть «скрежет зубовный и окаянство».

Эх, русская молодежь: кто-кто не топтался в твоей душе. И твоя душа всегда ждала «нового постояльца». Только хозяин и родители ее, отечество,­ никогда там не находило места. Бывают люди без отечества. У нас какое-то странное отечество без людей.

«Русских в философии совсем нетЦитата из книги немецкого психолога Вильгельма Вундта «Нации и их философии. Глава к мировой войне».». А между тем, кажется, пре­философская нация, — и если вглядеться в характеры русские, в структуру русской души, в наши всяческие умственные и идейные странствия, осложняемые и биографическими данными до муки, до креста и могилы, — то как не сказать, что русская душа «бьется в двери философии», как бабочка, зале­тевшая в комнату, бьется в стекло окна, пьтаясь вылететь в сад. О «нефилосо­фичности души русской» странно говорить, когда это, может быть, самая философическая душа в Европе. Читать далее

Как сейчас помню тот вечер 1 января 1900 года, когда, собравшись в тесном кружке редакции, мы подняли вопрос, следует ли считать новый век с января 1900 года, когда цифра нового века впервые попадается в написании, или с января 1901 года. «Эльпе», т. е. Лазарь Константинович Попов, привел рассуж­дения, и всем стало ясно, что нужно еще 365 дней дожидаться «нового века»... Читать далее

Одно-два прилежных, умеренно талантливых поколения — и Россия могла бы выравняться «почти с Германией» по части книжного, научного творчества. Мысли эти часто в ночах я думал, все тоскуя: «Отчего русские так лени­вы?» Ссылка на «талантливость нашей нации» («все таланты — ленивы», обычный афоризм) — мало меня убаюкивала. «Ах, поменьше бы лукавого таланта, а побольше бы вы работали», — вот постоянная мысль. У меня вкрадыва­лась другая воровская мысль: «Да талант непременно будет нудить в рабо­те», «талант — это не покладая рук жизни».

Русские как-то «не у себя дома в России». Русским скорее живется легко за границей. Там им живется «обыкновенно», на «общем положении». Но в России русским живется решительно «необыкновенно»; и о «положении», например равном с иностранцами, и говорить нечего.

Казалось бы, всему молодому легко жить, а всему старому уже трудно жить. Да, так это в биологии, но не так в истории. Как-то один наш социолог в юбке, г-жа Елизавета Кускова, исчисляла в «Русских Ведомостях» результаты «опро­са» или анкеты среди учащейся молодежи о политической и религиозной группировке этой молодежи. И результат смотра был самый удовлетворительный для Гер­мании. Читать далее

Развод и, следовательно, предварительная угроза им есть тот единствен­ный руль, коим муж может смирить строптивую жену, требовать у нее сиде­ния дома, при муже и при детях, а не «разгуливанья». При нерасторжимости брака женушки просто гуляют, и справиться с этими «жениными гуляньями» нет возможности, кроме физической силы, кроме насилия. Но кто же на это решится. И мужья прямо ревут от безобразия жен.

в этот день::

-10
В Петрограде
-13
В Москве
Индексы
22
Мясо парное
(1 сорт, пуд)
24.5
Лён отборный
(пуд)
2.35
Зерно
(пуд)
144
Валюта
(10 фунтов стерлингов)