Новый пост
Свободная
история
Без вымысла

Проект 1917 — это события, произошедшие сто лет назад и описанные их участниками. Только дневники, письма, воспоминания, газеты и другие документы

Как мне представляется, матушка и дяденька были особенно недовольны тем, что я повенчался, не испросив предварительного разрешения Государя. Но неофициально я это разрешение имел уже несколько месяцев тому назад, благодаря доктору Варавке, который говорил с императрицей Александрой Федоровной. Только в то время матушка и, конечно, дяденька, об этом не знали. 

На следующий день я отправился в Петропавловскую крепость помолиться на могиле отца, дедушки и бабушки, а также Императоров Павла Петровича и Николая ПавловичаРоссийский император, чтобы испросить их благословения нашему браку. В Петропавловском соборе я встретил диакона, который меня поздравил с законным браком и спросил, почему моя свадьба была не в Мраморном дворце. В газетах уже появилось описание нашей свадьбы в то утро.

Я очень волновался. Нашу свадьбу мы назначили на Красную ГоркуКрасная горка — народное название первого воскресенья после Пасхи, иначе называемого Антипасха, отмечаемого в честь явления Иисуса Христа ученикам и уверения апостола Фомы.. В 3 часа дня я поехал в церковь с сестрой, братом и моим сослуживцем по полку. На Троицком мосту я увидел баронессу Менд, жену бывшего адъютанта отца. Я уверен, что она пошла по мосту, чтобы поглядеть, как А. Р.Балерина и я поедем венчаться.

Я решил не держать выпускных экзаменов в АкадемииАкадемия Генерального штаба в Петрограде. и уйти в отставку. Приняв это решение, мы с Игорем поехали к бывшему военному министру ген. Поливанову, чтобы спросить его совета. Он нас любезно принял и посоветовал на службе не оставаться. 

С этого дня я больше формы не носил, а ходил в штатском.

Великим постом мы, как всегда, говели в церкви Мраморного дворца. На ектениях вместо Государя, Государыни и Наследника поминали Временное правительство. Дяденька, который раньше при этом крестился, теперь перестал это делать. На Пасху мы были у заутрени, у себя, в Мраморном. Дяденька из-за революции не пожелал надеть орденов, и мы были просто в кителях. Ген. Ермолинский явился во всех регалиях, но увидя, что дяденька без оных, снял их. Разговлялись мы в столовой, у матушки.

В Академии атмосфера стала сильно портиться. В ней даже был устроен большой завтрак, на котором присутствовал старый анархист князь Кропоткин, бывший когда-то в Пажеском корпусе фельдфебелем и, следовательно, пажем Государя Императора. Было это в начале царствования Александра II. За этим завтраком штабс-капитан Гербель произнес речь в духе революции. Значительно позже я узнал, что он погиб где-то на Востоке, в какой-то командировке.

В газетах напечатаны письма и телеграммы новому правительству от принца Ольденбургского, вел. кн. Сергея Михайловича, Бориса Владимировича, Николая НиколаевичаДядя Николая II, внук Николая I, Александра МихайловичаДруг детства Николая II, муж его сестры Ксении, Николая Михайловича, Дмитрия Константиновича, Георгия Михайловича и князей ГавриилаСын великого князя Константина Константиновича, правнук Николая I и Георгия Константиновича. Все они присягнули или изъявили покорность новому строю, причем пять последних даже заявили об отказе своих «удельных» паев в пользу народа. Вообще, дом Романовых ведет себя пока в высшей степени корректно, так что чрезвычайно обидно за их огульное поношение.

В первые же дни революции у меня был отнят автомобиль. Он оказался у военного министра Временного правительства ГучковаЛиберал-консерватор, оппозиционер, член IV Государственной думы, с 15 марта 1917 года - военный и морской министр, и он даже на нем поехал в Псков, к Государю, чтобы потребовать его отречения. Дороги, впрочем, оказались столь плохи, что ему пришлось вернуться и ехать поездом. Через несколько времени мой великолепный автомобиль вернулся ко мне обратно, но в каком ужасном виде! Сидения были запачканы кровью, всюду были вши и вся внутренняя отделка была в грязи.

Я не буду здесь распространяться о кошмарных днях начала революции. Скажу только, что никто не предвидел всех трагических последствий переворота с его роковым концом.В эти тревожные и мрачные дни я сидел дома и никуда не показывался. Разумеется, не ездил и на курсы, но когда через несколько дней я снова появился в Академии, товарищи встретили меня по-старому.

26 февраля 1917 г. я был, как всегда, в Академии. Днем, перед концом занятий, А. Р. передала мне по телефону, что просит меня немедленно вернуться домой и повернуть мой вензель на автомобиле, так как в городе происходит что-то неладное и на улицах собираются толпы народа. Я сел в автомобиль и поехал к себе. На набережной Невы я встретился с великой княгиней Ксенией Александровной, которая тоже ехала на автомобиле, и мы друг друга приветствовали. У Троицкого моста меня остановил служащий моей конторы С. и передал мне дрожащим от волнения голосом, чтобы я скорее возвращался домой, так как начались уличные беспорядки. Шофер предложил мне, чтобы не обращать на себя внимание толпы, перевернуть бывший на автомобиле мой вензель, на обратной стороне которого был номер машины, но я не согласился. Троицкий мост был запружен толпами народа. Я благополучно доехал до дому. В этот день началась всероссийская революция, которую ее творцы назвали «великой и бескровной».

Мой брат Игорь несколько раз звонил по телефону в Царское Село, в Александровский дворец. Игорь спрашивал, что у них происходит, и предлагал наши услуги, так как Государь был в Ставке и Царская Семья была одна. Нас благодарили, но от услуг отказались.

Все окончившие ускоренный курс Академии являлись Государю в Царском Селе, в Александровском дворце. Страшный мороз. Мы все приехали на Царскосельский вокзал, на Царскую ветку, где нам был подан экстренный поезд. Во дворце мы разместились в двух или трех залах. Нам пришлось очень долго ждать Государя, потому что он принимал французского генерала де Кастельно, который, идя к Государю, прошел мимо нас. Наконец вышел Государь с Государыней и великими княжнами. Читать далее

На Кавказе ДмитрияСын великого князя Павла Александровича, организатор убийства Распутина очень хорошо приняли. Я слышал, что государь и Государыня были этим недовольны. Дмитрий был героем дня.

В АкадемииАкадемия Генерального штаба в Петрограде. экзамены. Страшная, но вместе с тем приятная пора. 

1 января 1917 года у Государя Императора был прием в Царском Селе, в Большом дворце. Члены Семейства, как всегда, поздравляли Государя в числе лиц свиты. Дяденьки в то время не было в Петрограде. Он был у себя в Кичкинэ, на южном берегу Крыма, вместе с моей сестрой Татианой и ее малолетними детьми. Татиана мне говорила, что дяденька был очень рад, что в то время его не было в Петрограде, и что таким образом его никто не убеждал подписать письмо членов Семьи к Государю, навлекшее на подписавших неудовольствие их величеств. Я думаю, что если бы дяденька был в то время в Петрограде, он бы и сам не подписал, и не допустил, чтобы матушка, тетя Оля, мои братья и я подписали это письмо. Не знаю, послушался ли бы я его, так как тогда я горой стоял за Дмитрия, не оправдывая убийства как такового. Когда дяденька вернулся в Петроград, он, как полагалось, явился к Государю.

Это было в воскресенье, и он был приглашен к обедне в Федоровском соборе, в Царском Селе, а затем к завтраку. Он стоял на правом клиросе, как и Государь со своей семьей. Их величества, как всегда, были с ним очень любезны. Никаких неприятных разговоров о происшедших событиях не было. Государь и Государыня прекрасно знали, что дяденька ни во что не вмешивался, а занимался своим Дубровским конным заводом. Они также знали, как и все, каким глубоко религиозным человеком он был.

Ваше Императорское Величество.

Мы все, чьи подписи Вы прочтете в конце этого письма, горячо и усиленно просим Вас смягчить Ваше суровое решение относительно судьбы великого князя Дмитрия ПавловичаСын великого князя Павла Александровича, организатор убийства Распутина! Мы знаем, что он болен физически и глубоко потрясен, угнетен нравственно. Мы умоляем Ваше Императорское Величество, ввиду молодости и действительно слабого здоровья великого князя Дмитрия Павловича, разрешить ему пребывание в Усове или Ильинском. Читать далее

Все члены Семейства, находившиеся в Петрограде, собрались у великой княгини Марии Павловны, чтобы подписать наше коллективное письмо Государю, в котором мы просили облегчить ссылку Дмитрия и разрешить ему пребывание в одном из его имений, Усове или Ильинском, вместо Персии, где условия жизни были трудные. Письмо гласило: Читать далее

На Кавказе Дмитрия очень хорошо приняли. Я слышал, что Государь и Государыня были этим недовольны. ДмитрийСын великого князя Павла Александровича, организатор убийства Распутина был героем дня.

Я ездил к новому министру юстиции Добровольскому просить его смягчить участь ДмитрияСын великого князя Павла Александровича, организатор убийства Распутина. Я надеялся, что он исполнит мою просьбу, так как мы были с ним знакомы. Добровольский принял меня на своей частной квартире. Он не откликнулся на мою просьбу, и я понял, что помогать Дмитрию он не желает. Говорили, что он принадлежал к Распутинской клике и что, благодаря этому, он был назначен министром юстиции. Ясно в таком случае, почему он не пожелал помочь Дмитрию.

У ДмитрияСын великого князя Павла Александровича, организатор убийства Распутина мы застали великого князя Александра МихайловичаДруг детства Николая II, муж его сестры Ксении. Все были очень взволнованы и огорчены отъездом Дмитрия. Мы не стали ждать его отъезда, а уехали раньше, трогательно с ним простившись. Великие князья Николай и АлександрДруг детства Николая II, муж его сестры Ксении Михайловичи провожали его на вокзал. Когда мы уходили, в передней стоял адъютант Дмитрия Шагубатов и плакал. Проходя мимо него, КириллВнук императора Александра II, третий в очереди на российский престол ему сказал: Du courage!От фр. — мужайтесь! В этот день я послал Дмитрию запонки, которые он должен был получить на елку.

Возраст: 29
Живет в: Петроград
Титул: князь императорский крови
Звание: ротмистр
Учеба: Николаевская академия Генштаба (подготовительные курсы)

В этот день:

+11
В Петрограде
+10
В Москве
Индексы
24.68
Мясо парное
(1 сорт, пуд)
31.5
Лён отборный
(пуд) «посл. данные»
2.35
Зерно
(пуд)
183.5
Валюта
(10 фунтов стерлингов)