Новый пост
Свободная
история
Без вымысла

Проект 1917 — это события, произошедшие сто лет назад и описанные их участниками. Только дневники, письма, воспоминания, газеты и другие документы

После снятия ТроцкогоРеволюционер, социал-демократ и др. с парохода англичанами мы были бы дураками, если бы стали соглашаться на другие пути. Не хотят обмена — поедем через Германию просто. Правда, получена от Чичерина официальная телеграмма (через посольство), что можно отправлять маленькими партиями по 5 человек (но только мужчин, стало быть, это на военных судах), но, во-первых, такими маленькими группами мы все выберемся не раньше ½ года, а, во-вторых, мы не имеем никакого основания верить, что в Англии не задержат того или другого. Завтра на междупартийном собрании вопрос должен быть окончательно решен, и, если немцы не изменят своего отношения, мы сможем вскоре выехать. Пора уже! Может быть, мы и так много потеряли.

Утром комендант лагеря полковник Моррис в ответ на наши непрерывные домогательства и протесты официально изложил нам причины нашего ареста: «Вы опасны для нынешнего русского правительства», — заявил он нам кратко. «Но ведь нью-йоркские агенты русского правительства выдали нам проходные свидетельства в Россию, и, наконец, заботу о русском правительстве нужно предоставить ему самому!» Читать далее

Военный лагерь Amherst помещался в старом, до последней степени запущенном здании чугунолитейного завода, отнятого у собственника-немца. Нары для спанья расположены были в три ряда вверх и в два ряда вглубь с каждой стороны помещения. В этих условиях нас жило 800 человек. Не трудно себе представить, какая атмосфера царила в этой спальне по ночам. Люди безнадежно толпились в проходах, толкали друг друга локтями, ложились, вставали, играли в карты или в шахматы. Многие мастерили, некоторые — с поразительным искусством… Среди заключенных, несмотря на героические усилия, которые они делали для своего физического и нравственного самосохранения, имелось пять помешанных. Мы спали и ели с этими помешанными в одном помещении.

Жену с детьми полиция оставила в Галифаксе. Остальных доставили по железной дороге в Amherst, лагерь, где содержались немецкие пленные. Здесь нас подвергли в конторе лагеря обыску, какого мне не приходилось переживать даже при заключении в Петропавловскую крепость. Ибо раздевание донага и ощупывание жандармами тела в царской крепости производилось с глазу на глаз, а здесь, у демократических союзников, нас подвергли бесстыдному издевательству в присутствии десятка человек. Навсегда запомнился шведско-канадский сержант Ольсен с рыжей уголовно-полицейской головой, главная фигура обыска. Те канальи, которые руководили этим предприятием издалека, прекрасно знали, что в нашем лице имеют безупречных русских революционеров, возвращающихся в освобожденную революцией страну. Читать далее

Дорогая Надя!

Целыми днями заседали и писали резолюции и телеграммы; потом пришлось мне ехать на короткое время в Берн и лишь теперь могу сесть писать тебе. Ленинцы уезжают, и мы остаемся еще в худшем положении, чем были, ибо, с одной стороны, их проезд несомненно вызовет шум о «соглашении с немцами», а с другой, питерцы, увидав, что они приехали, подумают, что и мы, вероятно, также проедем, и не станут беспокоиться о нашей судьбе.  Настроение поэтому у нас кислое и все ухудшается по мере того, как умножаются сведения о разных патриотических выступлениях, якобы совершенных ЧхеидзеПолитик, социалист, Скобелевым и др. меньшевиками. Читать далее

На борт «Христианиафиорд» явились английские офицеры в сопровождении матросов и от имени местного адмирала потребовали, чтобы я, моя семья и еще пять пассажиров покинули пароход. Что касается мотивов этого требования, то нам было обещано «выяснить» весь инцидент в Галифаксе. Мы объявили требование незаконным и отказались подчиниться ему. Вооруженные матросы набросились на нас и при криках «shame» («позор») со стороны значительной части пассажиров снесли нас на руках на военный катер, который под конвоем крейсера доставил нас в Галифакс. Когда десяток матросов держали меня на руках, мой старший мальчик подбежал ко мне на помощь и, ударив офицера маленьким кулаком, крикнул: «Ударить его еще, папа?» Ему 11 лет. Он получил первый урок по курсу британской демократии.

Я явился в Нью-йоркское генеральное консульство, откуда был уже к тому времени удален портрет Николая II, но где еще царила густая атмосфера старого русского участка. После неизбежных проволочек и препирательств генеральный консул распорядился выдать мне документы, пригодные для проезда в Россию. В великобританском консульстве в Нью-Йорке, где. я заполнил вопросные бланки, мне было заявлено, что со стороны английских властей не будет никаких препятствий к моему проезду. Все было, таким образом, в порядке.

В телеграмме из Нью-Йорка в Лондон агент MI5 сообщал: «Местные социалисты активно занимаются возвращением социалистов-революционеров в Россию… с целью создания республики и создания движения за мир, а также пропаганды социалистических революций в других странах, включая США». В телеграмме сообщалось, что главным лидером является Троцкий, планирующий покинуть США и приехать в Россию. Несколько дней спустя агент MI5  сообщал в Лондон, что Троцкий отплыл из США и находится на пути в Петроград, имея при себе «10 000 долларов, собранных социалистами и немцами». Агент приказывает задержать корабль во время стоянки в канадском городе Галифакс.

Я выехал с семьей и несколькими соотечественниками на норвежском пароходе «Христианиафиорд». Нас провожали с цветами и речами. В Галифаксе (Канада), где пароход подвергался досмотру английских военно-морских властей, полицейские офицеры, просматривавшие бумаги американцев, норвежцев, датчан и других лишь с формальной стороны, подвергли нас, русских, прямому допросу: каковы наши убеждения, политические планы и прочее? Я отказался вступать с ними в разговоры на этот счет. Читать далее

Я явился в Нью-йоркское генеральное консульство, откуда был уже к тому времени удален портрет Николая II, но где еще царила густая атмосфера старого русского участка. После неизбежных проволочек и препирательств генеральный консул распорядился выдать мне документы, пригодные для проезда в Россию. В великобританском консульстве в Нью-Йорке, где. я заполнил вопросные бланки, мне было заявлено, что со стороны английских властей не будет никаких препятствий к моему проезду. Все было, таким образом, в порядке.

Я вошел с первых же дней в редакцию ежедневной русской газеты «Новый мир», в которой кроме Бухарина уже работали Володарский… и Чудновский…. Эта газета стала центром революционно-интернационалистской пропаганды. Во всех национальных федерациях социалистической партии имелись работники, владеющие русским языком. Многие члены русской федерации говорили по-английски. Идеи «Нового мира» проникали таким путем в широкие круги американских рабочих. Мандарины официального социализма всполошились. Читать далее

Американская пресса в состоянии растерянности. Из социалистических редакций и организаций звонили непрерывно:

— Пришла телеграмма о том, что в Петербурге министерство ГучковаЛиберал-консерватор, оппозиционер, член IV Государственной думы, с 15 марта 1917 года - военный и морской министрМилюковаЛидер Конституционно-демократической партии, министр иностранных дел Временного правительства (с 15 марта 1917 года). Что это значит?

— Что завтра будет министерство Милюкова – КеренскогоМинистр юстиции, ранее член IV Государственной Думы.

— Вот как! А потом?

— А потом — потом будем мы.

— Ого!

То, что сейчас происходит в России, войдет навсегда в историю как одно из величайших ее событий. Наши дети, внуки и правнуки будут говорить об этих днях, как о начале новой эпохи в истории человечества.

Через окно помещения нашей редакции я сейчас наблюдаю такую картину. Старик в рыжем истертом пиджачке, с гноящимися глазами и всклоченной седой бородой, остановился возле жестянки с отбросами, порылся в ней и извлек ковригу хлеба. Старик попробовал хлеб руками, но хлеб не поддался, старик поднес окаменелость к зубам, потом несколько раз ударил ею о жестянку. Ничто не помогало, хлеб устоял. Тогда голодный гражданин республики, оглянувшись не то с испугом, не то со смущением во все стороны, запихнул свою находку под полу своего рыжего пиджачка и заковылял дальше по улице Святого Марка... Читать далее

Улицы Петрограда снова заговорили языком 1905 года. Как и тогда, во время русско-японской войны, рабочие требуют хлеба, мира, свободы. Как и тогда, не движутся трамваи и не выходят газеты. Рабочие выпускают пары из машин, покидают свои станки, выходят на улицы. Правительство выводит своих казаков. И опять, как в 1905 г., только эти две силы и видны на улицах столицы: революционные рабочие и царские войска. Читать далее

1/2
Демонстрация пацифистов в Вашингтоне. 1917 год

В Америке шло длительное подготовление к войне. Больше всего помогали этому делу, как всегда, пацифисты. Дешевые речи о преимуществах мира над войною они заканчивали обещанием поддержать войну, если она станет  «необходимой». Известно ведь, что для пацифистов война является врагом только в мирное время.

ТроцкийРеволюционер, социал-демократ уже в Нью-Йорке. Появились его статьи в «Новом мире»; там же чисто американские рекламы, приглашающие на «митинг-встречу» («плата за вход 20 центов, место на сцене — 50 центов» и т. д.). Бьюсь об заклад, что через 3 месяца начнутся раздоры между ними и русскими американцами и он образует свою фракцию.

Социалистическая партия Соединенных Штатов чрезвычайно отстала в идейном смысле даже от европейского социал-патриотизма. В Соединенных Штатах есть обширный слой преуспевающих и полууспевающих врачей, адвокатов, дантистов, инженеров и прочих, которые делят свои драгоценные досуги между концертами европейских знаменитостей и американской социалистической партией. Их миросозерцание состоит из обрывков и лоскутов усвоенной в студенческие годы премудрости. Так как каждый из них имеет, кроме того, автомобиль, то их выбирают неизменно в руководящие комитеты, комиссии и делегации партии. Эта чванная публика налагает печать своего духа на американский социализм. Первого моего соприкосновения с этими людьми было достаточно, чтобы вызвать в них откровенную ненависть ко мне. Мои чувства к ним, может быть, более спокойные, также не отличались симпатией. Мы принадлежали к разным мирам. В моих глазах они были самой гнилой частью того мира, против которого я вел и веду борьбу.

После объявления немцами неограниченной подводной войны на всех восточных вокзалах и в портах Соединенных Штатов сосредоточились горы боевых запасов, закупорив железные дороги. Цены на предметы потребления сразу сделали скачок вверх, и я наблюдал в богатейшем Нью-Йорке, как десятки тысяч женщин-матерей выходили на улицу, опрокидывали лотки и громили лавки с предметами потребления. Что-то будет во всем свете после войны.

Дорогой друг!  Получили мы на днях отрадное письмо из Москвы. Пишут, что настроение масс хорошее, что шовинизм явно идет на убыль и что, наверное, будет на нашей улице праздник. Организация-де страдает от того, что взрослые на фронте, а на фабриках молодежь и женщины… Читать далее

Возраст: 37
Профессия: революционер
Убеждения: социал-демократические
Интересы: политика, газетное дело

В этот день:

+2
В Петрограде
+8
В Москве
Индексы
24.68
Мясо парное
(1 сорт, пуд)
31.5
Лён отборный
(пуд)
2.35
Зерно
(пуд)
144
Валюта
(10 фунтов стерлингов)