Новый пост
Свободная
история

Иван Бунин

Уж как давно я великий мученик, нечто вроде человека, сходящего с ума от импотенции.

Без вымысла

Проект 1917 — это события, произошедшие сто лет назад и описанные их участниками. Только дневники, письма, воспоминания, газеты и другие документы

Вче­ра я был на лекции о русском писателе — Анна Ахматова прострелила меня своими египетскими глазами. Сиял лы­синой и золотом зубов Серафимович с ужасающим корявым лицом Квазимодо и хмельными глазами, по-английски строг, изыскан и стар был Бунин с глухим голосом и легким хохлацким акцентом. Изящный, как юноша, Станиславский и другие. Шайка репортеров и газетчиков — сварливый, глупый, завистливый народ, щеголяющий дешевым цинизмом. Как сказал Потемкин — в публике было «электрическое» настроение. Много шумели. Но почему-то все это показалось мне отжившим, ста­рым, не волнующим.

Я читаю Бунина. Прочел «Иудею». И подумал о том, что когда окончится война — первое место, куда мы по­едем, будет Иудея, Палестина, Сирия. А поехать туда мы должны непременно. Маленькая, мне теперь не хочется писать о многом, мне хочется все это рассказать тебе. Так скоро, скоро. Я больше сижу у себя в комнате и пишу. Холодно. Но при­сылать вещи нет смысла — ведь я скоро приеду.

Все собираемся (и все тщетно) в Крым. Как только попадем туда, тотчас сяду за работу.

Cтоит ли некоторые стихи посылать Бунину, он ведь гораздо тоньше Г-го, а Горькому я пошлю отрывки из «Зыби». Бунин сейчас в Москве, я узнал его адрес. 

Дорогой Иван Алексеевич!

Позвольте просить Вас о сотрудничестве с газетой «ЛучРадикально-демократическая газета, которую Горький пытается создать зимой 1917 года.». Скажу только, что газета обещает быть вполне приличной и литературной. Условия — какие Вам угодно. Был бы очень счастлив, если б Вы дали стихов или маленький рассказик в конце января.

Вы добрый друг и никогда не отказывали мне в помощи Вашей. Буду надеяться, что не откажете и ныне.   

Наши Гоголь, Толстой в конце концов склонялись к идеалам вненациональной, всеобщей правды, враждебной всем зачаткам внешнего могущества. Проведите параллель между такими представителями русской и германской гениальности, как Толстой и Гете. Один на склоне лет создал при Веймарском дворе благополучие, почет и крепкий внешний базис; другой подложил мину и взорвал все налаженное благополучие и проклял именно это благополучие, как величайший грех и тюрьму духа.

Встречали дома с индейкой и шампанским.

Сейчас мы в Москве. Жить здесь негде, есть нечего. Мечтаю уехать куда-нибудь в тепло — в Крым, на Кавказ, в Ташкент. Но сперва надо съездить в Питер на несколько дней.

Четыре с половиной часа. Зажег лампу. За окнами все дивно посинело. Точно вставлены какие-то сказочные зелено-синие стекла. Вчера прекрасный морозный вечер. Кривоногие китайцы-коробейники. Называли меня «дядя».

Очень все-таки боюсь, что страхи мои оправдаются! А меж тем человек я совсем никуда по многим своим недугам, вот даже в Питере пожить не могу, ибо чувствую себя мало-мальски сносно и в состоянии работать только в санаторском режиме. И ведь главное что: «люди верят только тем страданиям, от коих умирают», а на грубый взгляд страдания мои не таковы. Да и дорога мне теперь буквально каждая минута: для путной работы осталось у меня теперь в запасе немного времени, — потом уже все пойдет в убыль.

Читаю записки БертенсонаВасилий Бертенсон — личный врач Чайковского. «За тридцать лет». Еще раз убеждаюсь в ничтожестве человеческих способностей — сколько их, людей, живших долго, видевших очень многое, вращавшихся в обществе всяких знаменитостей и обнаруживших в своих воспоминаниях изумительное ничтожество. Читать далее

Не запомню такого утра. Ездили кататься — обычный путь через пушешниковский лес, потом мимо Победимовых. С утра был иней на деревьях. Так удивительно хорошо все, точно это не у нас, а где-нибудь в Тироле.

Писать не о чем, не о чем!

в этот день:

Сегодня день рождения у
Луис Бунюэль
-17
В Петрограде
-16
В Москве
Индексы
24.68
Мясо парное
(1 сорт, пуд)
35
Лён отборный
(пуд)
2.35
Зерно
(пуд)
144
Валюта
(10 фунтов стерлингов)