Новый пост
Свободная
история

Румынский фронт

Российская империя приходит на помощь румынской армии, разбитой после неудачной осенней кампании, но этого недостаточно — Бухарест пал. Германо-болгарские войска продвигаются вперед и, кажется, непобедимы.

Участники: Антон Деникин, Валентин Катаев, Карл Маннергейм, Василий Гурко и еще 1, Андрей Снесарев

Без вымысла

Проект 1917 — это события, произошедшие сто лет назад и описанные их участниками. Только дневники, письма, воспоминания, газеты и другие документы

Пока что мне не пришлось участвовать ни в неудачном Галицийском наступлении, ни в последовавшем за ним позорном отступлении. Лето для меня прошло относительно спокойно, хотя так называемые товарищи заботятся о том, чтобы головной боли хватало. Я вообще не знаю, что в этой ситуации было бы правильно: уйти или оставаться на месте и нести ответственность.

У меня зубной флюс. Сижу дома, питаюсь слухами. О Гурко. За него ходатайствует жена. Адъютант заявил ему: «Кто ты такой?.. Генерала кавалерии Гурко больше нет, теперь есть только государственный преступник Гурко». Он был в тюремном халате. О Керенском. Строит из себя владыку в Зимнем дворце, требует тщательной охраны, спит в комнате Александра III+ Чрезвычайное опасение вызывает Румынский фронт: на 60 км угроза большого отступления. Но сопротивляются все больше и больше.

Дунай был рекой моей военной молодости, рекой наступлений и отступлений, как бы рубеж, разделивший юг России на дореволюционный и революционный. До революции весь этот театр военных действий против турок, болгар, немцев и венгров назывался Румынским фронтом, или, в штабном сокращении, Румфронтом. После революции Румфронт превратился в Румчерод.

После провокационных слухов о наших победах теперь официально сообщают, что в районе Царева-Лабузы наши части оттеснены с западного берега р. Щары на восточный и что на Румынском фронте нас выбивают из позиций.

Один из полков 4-й стрелковой дивизии искусно, любовно, с большим старанием построил возле позиций походную церковь. Первые недели революции... Демагог поручик решил, что его рота размещена скверно, а храм — это предрассудок. Поставил самовольно в нем роту, а в алтаре вырыл ровик для... Читать далее

Перевернулась страница истории. Первое впечатление ошеломляющее благодаря своей полной неожиданности и грандиозности. Но в общем войска отнеслись ко всем событиям совершенно спокойно. Высказываются осторожно, но в настроении массы можно уловить совершенно определенные течения: Читать далее

В субботу утром мне позвонил Диаманди (румынский посол) и попросил о встрече. Посол говорил со мной полтора часа. Сначала он указал, что Румыния оказалась предоставлена собственной судьбе. Против нее сосредоточено до 42 дивизий противника, а наступление из Салоник, как и обещал Серайль, оказалось лишь демонстраци­ей. Далее он остановился на том, что среди русских солдат от­сутствует дисциплина, они замечены в кражах и насилии. По его словам, русские обещали передать румынам 200 тыс. ком­плектов обмундирования, которые были отправлены из Москвы еще в сентябре, однако до сих пор всего примерно 20 тыс. ком­плектов дошло до Румынии. Остальное либо украли по дороге, либо просто разгрузили на обочину прямо в снег. Я немного разъяснил точку зрения русских по данному во­просу, и мой собеседник согласился, что обе стороны могут оши­баться. Читать далее

Ты недовольна, что мало пишу об окружающей обстановке. Это верно. Но в отношении большинства вопросов действий, жизни армии и даже страны, вопросов, которые могли бы иметь интерес, мы связаны «облюдением военной тайны». И не столько сущностью и пользой дела, сколько усмотрением господ цензоров, из которых много людей невежественных. Потому письма мои бледны и малосодержательны. И в отношении вопросов, совершенно нейтральных — сердца и души — не слишком приятно, когда в них копается чужая и не всегда чистая рука.

Продовольственное положение в Молдавии с каждым днем ухудшается: румынская армия получает рацион ниже нормы, а гражданское население умирает от голода. Читать далее

Узнав, что императорРоссийский император находится в Царском Селе, поехал туда. Поскольку я входил в Свиту Его величества, а ранее командовал гвардейскими уланами, то мог рассчитывать, что государь примет меня. В тот день прием был назначен только для двух человек, и я очень быстро получил аудиенцию. В обычае императора было внимательно выслушивать все то, что ему докладывали, и я полагал, что он заинтересуется сообщением о положении на румынском фронте. Но, как мне показалось, в тот момент его мысли занимали совершенно другие проблемы.

Генерал Бертело, глава французской военной миссии в Румынии, только что прибыл в Петроград для совещания с генералом Кастельно и генералом ГуркоГенерал от кавалерии. Читать далее

Cолдат-крестьянин восхитителен. Один француз­ский пехотный инструктор заявил, что очарован ими — ему нечему было их учить. Они не боятся смерти. Моло­дые призывники, которых обучают, полны задора.  

Собрал командующих армиями для того, чтобы распределить роли каждой армии при наступлении весной этого года. Главный удар мною поручался на сей раз 7-й армии в северо-западном направлении на Львов; 11-я армия — на запад, также направлением на Львов, а Особая и 3-я армии должны продолжать свои операции для захвата Владимира-Волынского и Ковеля. На сей раз моему фронту были даны сравнительно значительные средства для атаки противника: так называемый ТАОН — главный артиллерийский резерв верховного главнокомандующего, состоявший из тяжелой артиллерии разных калибров, и два армейских корпуса того же резерва должны были прибыть ранней весной. 

Генерал ГуркоГенерал от кавалерии сообщил, что намерен перейти в наступление сразу же, как только позволят погодные условия. На­ступление будет вестись на всем протяжении Восточного фронта силами примерно 70 дивизий. Читать далее

Я получил разъяснения о странном поведении Крымова. Основанием для приказа об отходе было следующее: «Потеряв всякое доверие к румынской армии, я решил отвести свою дивизию к ближайшему русскому армейскому корпусу и присоединиться к нему». Какое простое решение! Трудно понять, как генерал Крымов, имевший хорошую репутацию, мог так грубо нарушить законы войны. Помимо всего прочего, он оставил позиции без предупреждения, поэтому нечего было даже пытаться исправить нанесенный им вред. И такое преступление этот офицер генерального штаба совершил совершенно безнаказанно!

В этот день:

0
В Петрограде
-6
В Москве