Новый пост
Свободная
история
Без вымысла

Проект 1917 — это события, произошедшие сто лет назад и описанные их участниками. Только дневники, письма, воспоминания, газеты и другие документы

Приехала дочь СашаСестра милосердия. Слава богу, все такая же цветущая и полная и все так же весело и громко хохочет. Не хочется и очень радоваться посещению Саши, так как она пробудет еще только два дня, а мы так долго о ней тревожились и ждали ее. 

В Ясной Поляне

Я проснулась от знакомого звука. Забухали тяжелые орудия, один за другим просвистели тяжелые снаряды. Встрепенулись люди, заговорили, загремели цепями лошади на коновязи, как всегда завыл отрядный большой пес Рябчик. Несколько снарядов шлепнулось в противоположный берег, взрывая фонтаном землю. С горы из соседних воинских частей в одном белье бежали в нашу лощину солдаты.

Все, и офицерство, и сестры, и врачи, и земгусары, — все делали вид, что не только изменилось правительство и вместо Николая IIРоссийский император стала у власти группа интеллигентов, а что изменились они все. В течение нескольких дней не только солдаты, но и весь командный состав изменил государю. Монархистов не осталось среди офицерства. Легко и просто вдруг стали вежливы с солдатами, перешли на «вы», прибавляли к приказу «пожалуйста».

Это было так тяжело. Солдаты ничего не понимали. Ведь каждую минуту выскакивали какие-то ораторы, говорили речи. Сначала коммунисты, потом против коммунистов. И солдаты совершенно не могли разобраться, кто к чему призывает.

Я выписалась из госпиталя, когда рана не вполне еще зажила. Доктор назвал меня безумной, но отпустил. В самую распутицу я приехала в отряд.

— Вас ждут санитары, — сказал начальник летучки, — когда вы можете пойти к ним? Читать далее

Красивые такие слова «война до победного конца» хороши в тылу, где люди хлопочут о восьмичасовом рабочем дне, а в окопах, где солдаты сидят бессмысленно по восемь-десять дней по пояс в воде, звучат как-то жалко и фальшиво.

Я все мрачнее и мрачнее смотрю на положение вещей. Немцы везде лезут, а дисциплина нарушена, и ничего не заставит теперь солдата защищаться. Солдаты бегут и прячутся. Думаю, в дальнейшем будет еще хуже.

Боюсь, главное, победы немцев, так как дисциплина, несомненно, упала на фронте.

Все, что делается, мне не нравится, главное, потому, что подрывается и уже подорвана дисциплина в армии. Господа, стоящие во главе, совершенно упускают из вида, что время военное и что все должно быть прежде всего направлено на то, чтобы победить немца.

Получила твое письмо вчера, и так оно меня растрогало, что долго плакала и не могла никак из-за этого ответить. Ни за что не приезжай, пожалуйста. У меня ничего нет опасного — оказалось, что к ослабленному организму снова прикрепилась кавказская лихорадка, которая дает такую сумасшедшую температуру, то 40°, то 36°. Сегодня после вчерашней жары 39,4° — температура 36° и слабость такая, что это письмо писала, столько раз отдыхая и вся мокрая. Да, мне хорошо. Папаша висит против на стене. Анночка принесла цветов. Соня каждый день приходит...

Сегодня 30 дней, что я лежу в постели. А время такое интересное, что хотелось бы быть в армии, а не в лазарете. Боюсь, что, как и в 1905, люди перейдут чувство меры, и тогда вместо радости будет ужас и горе.

Надо мной склонилось толстое красное лицо со вздернутым носом. Лицо улыбалось, и это раздражало меня. Болела рана. Я лежала в минском госпитале, мне только что делали операцию. К пиэмии прибавилась тропическая лихорадка, которую я подхватила, работая на Турецком фронте. В голове было мутно от очень высокой температуры. Но болезнь не волновала меня. Революция? Что-то будет?

Что-то со мной случилось. Вчера вечером температура вскакнула до 39,8°. Утром сегодня 39,7°, а сейчас, в четыре часа дня, 40°. Вчера главный врач-хирург измордовал рану, думая, нет ли где затека гноя. Если бы вы знали, какая это была боль, он залез под мышцы до самых костей. В ране оказалось все благополучно, а отчего такая температура, никому не известно. Физически тяжело ужасно, а душевно хорошо. Все время думаю об отце. Точно отпало все ненужное, налипшее, а осталось самое настоящее. Понимаете?

В лазарете очень хорошо. В Минске все очень добры. Сегодня ко мне придет Петя Раевский. Соня Толстая очень мила и успокоительна. За мной ухаживает наша фельдшерица из отряда Прасковья Никифоровна Петрова, которую я называю Пышок. Мы с ней работали вместе еще на Кавказе.  Читать далее

Сегодня благополучно сделана операция. Пишите: Минск, эвакуационный пункт.

Как я была огорчена смертью нянюшки! Вновь поручаемые мне ответственные дела помешали мне приехать, когда я хотела и когда я ее еще бы застала... Был мучительный нарыв в гортани — прорвалось, а теперь болит нога при температуре почти 39°, но так болит, что минутами визжу как поросенок на весь дом. Врачей много, и все хорошие, но пока помочь трудно. Очень соскучилась.

Я еще жива, хоть и нездорова! По-видимому, больна я суставами ревматизма. Температура еще держится, но стало лучше, хотя кроме ног заболело еще плечо. Могу лежать только на спине. Ко мне все очень добры, лечат три врача, кроме Марии Александровны, которая завтра должна уехать из отряда. А в отряде, по-видимому, дело страдает, и одна за другой летят телеграммы за разъяснением всяких дел.

Может быть, я и могла бы в других обстоятельствах вести себя более легкомысленно, но здесь, когда держишь в руках столько сестер, в голову не лезут такие мысли. Должно быть, так и помру бобылкойОдинокой., я слишком много сил и энергии трачу на дело — и вся цель жизни, все только в этом. 

За месяц отряд оправился от того удара, который судьба нанесла ему в Залесье, и разросся еще больше, стал еще лучше. Из одного отряда выросло два, так называемая летучка и база, которая снабжает эти отряды фуражом и провиантом и ведет всю канцелярию. В каждом отряде свой лазарет, амбулатория, перевязочная, зубоврачебный кабинет, прачечная, баня, дезинфекционная камера и 30 двуколок со 125 лошадьми для перевозки раненых. Читать далее

Возраст: 32
Интересы: христианство, благотворительность, медицина, Красный Крест

В этот день:

+2
В Петрограде
+8
В Москве
Индексы
24.68
Мясо парное
(1 сорт, пуд)
31.5
Лён отборный
(пуд)
2.35
Зерно
(пуд)
144
Валюта
(10 фунтов стерлингов)